ПРЕССА

Сева Новгородцев отвечает на вопросы читателей

<< к списку статей

26 января 2007

BBCRussian.com, 26 января

Сева Новгородцев отвечает на вопросы читателей

В рамках проекта BBCRussian.com "Лондонград" известный ведущий радиопрограмм Русской службы Би-би-си Сева Новгородцев ответил на вопросы, присланные читателями сайтов BBCRussian.com и inoСМИ.RU.


Смотрите видео-версию этого интервью Севы:
часть 1    часть 2
часть 3    часть 4
часть 5    часть 6


Насколько чувствуется влияние русской диаспоры в Англии? Есть ли оно вообще? Что думают в целом британцы о России и русских?
Денис Марыксин
Казахстан

Сева Новгородцев: На нашей работе чувствуется очень даже сильно. Раньше мы искали себе объект для интервью бог знает откуда и бог знает какими усилиями. Сейчас очень часто здесь находятся люди прямо под боком. Кроме того в неформальных наших связях есть куча всяких фотографов, дизайнеров, владельцев галерей, у которых свои есть знакомые. Мы видим, что диаспора от 20-30 человек, которых я застал здесь в 1977 году, сейчас выросла до тысяч 300, говорят, даже 400. Влияет.

Отношение британцев к русским двоякое. Коммерческая публика немного даже лебезит перед богатыми русскими. Известно, что в Лондоне находятся до 3 тысяч российских миллионеров, которые тратят не так как обыкновенные граждане. И вся эта буржуазность лондонская, Harrods и прочее, они, конечно, нацелены на богатого русского покупателя. Потому что тот как запорожский казак деньги не считает. А остальные - по поведению. В доме, где мы живем, к нам относятся очень хорошо. Моя жена регулярно ходит в сауну и встречается там с состоятельной англичанкой, которая постоянно расспрашивает ее про Петербург. Вчера мы получили от нее благодарственную открытку, потому что жена порекомендовала ей книгу про Матильду Кшесинскую, написанную английским биографом, и та осталась в полном восторге. Так что мы двигаем, где можем, российскую культуру, включая даже сауну.

Смерть Литвиненко как-то повлияла на жизнь русской общины в Лондоне?
Жека
inoСМИ.RU

С.Н.: Смерть Литвиненко странным образом романтизировала опять все в стиле холодной войны. И стало понятно, что силы безопасности БЕЗ опасности жить не могут, как с той, так и с другой стороны. Другими словами, есть какой-то странный международный контекст, когда людям, нацеленным на безопасность, нужно создавать какие-то страшные сценарии. И вот в результате, смерть Литвиненко изливается уже в как минимум трех книгах, пишут четыре киносценария, и неизвестно, кто точно будет его играть. Короче, эта история как и убийство Маркова, так как она технологически сделана другими средствами, открывает новую страницу во всем этом шпионском жанре. Так что эта история будет жить долго, и Россия, в каком хотите свете, снова выходит вперед к рампе, так сказать.

Не могли бы вы рассказать о взаимоотношениях представителей русской диаспоры разных волн эмиграции?
Павел
Россия, Санкт-Петербург

С.Н.: Сейчас уже разных волн практически не осталось. Белая иммиграция совсем уже исчезла. Я застал последние ее здесь остатки, и должен вам сказать - был не в восторге. Я помню разговор баронессы Кнюпфер с княгиней Юсуповой, которые говорили про какого-то отпрыска, кажется, Толстых-Милославских. Говорили, что она выдавала себя за графиню, а они и не графы вовсе. При этом баронесса Кнюпфер и княгиня Юсупова последние 40 лет работали в супермаркете Mark&Spencer на кассе. Поэтому там особенно было гордиться нечем. Или баронесса Кнюпфер меня однажды вызвала на кухню и сказала: "Сева, нам прислали батюшку (это в их церковь, не московскую). Батюшка хороший, а мы боимся". Я говорю: "Что же вы боитесь, баронесса?" Она говорит: " А вдруг он - еврей".

Сева, привет! Вы знаете Абрамовича? Он вам нравится?
Ustas
inoСМИ.RU

С.Н.: Абрамовича я не знаю, но как футбольный руководитель он мне нравится.

В начале вашей профессиональной карьеры в Англии какой стратегии вы придерживались: вы старались ассимилироваться или быть русским в Англии? И на каком языке вы чаще говорите ежедневно: на английском или на русском? Спасибо, Удачи! Валерия
Валерия
Беларусь

С.Н.: Я приехал сюда со своей первой русской женой, она же была и вторая. Естественно мы говорили по-русски. Я на работу ездил и говорил здесь по-русски, что меня очень устраивало - я был в микроклимате. Потом наша семья развалилась, и вторая моя жена была англичанка. 16 или 17 лет мы прожили вместе, и я жил в английской среде, и этому периоду очень благодарен. Я Англию по-настоящему снаружи никогда бы не понял. А так удалось внедриться внутрь и понять всю их внутреннюю логику, эмоциональную и умственную, и очень много узнать. Поэтому этим запасом я и живу. Сейчас я снова живу в русском среде, и дома, и на работе, но, если я попадаю в английскую среду, тумблер у меня есть, я знаю, чем щелкнуть, чтобы выдать себя за среднестатистического англичанина.

Не жалели ли вы никогда о том, что покинули Родину? Кем себя чувствуете - россиянином или англичанином?
Дюша Тешлер
Германия

Андрей
inoСМИ.RU

С.Н.: У меня был острый приступ ностальгии, но не по России, а по Италии, где я провел полтора годаї Вернее, вру, по России была ностальгия - по моему морскому училищу, где я учился. Почему-то оно мне стало сниться. Тогда я заслал свою английскую жену - сам я был не въездной - заслал ее туда с подробным списком того, что мне надо сфотографировать. Она привезла три пленки слайдов, я пустил все это на стену - 1,5 метра на два - и ностальгия прошла. Я увидел, как это все выглядит. А в Италию я поехал десять лет спустя, прошелся по всем местам. Сейчас ностальгии не по чему нет.

Сева, расскажите о своей жизни в СССР до 1977 года.
виктор
беларусь

С.Н.: Я родился в Ленинграде. Потом началась война, я с матерью уехал куда-то в Сибирь, в жуткие условия. Голодали мы, в четыре года я был снова рахитичным, меня опять учили ходить. Поэтому на всю жизнь у меня привита худоба. Отец у меня был ответственный работник, большой руководитель торгового флота. После войны начались все эти еврейские дела, и нам пришлось смываться в Эстонию, где он начал свою карьеру фактически снова. Там я закончил среднюю школу, очень рвался в Ленинград. Хотел быть актером, имел какие-то лауреатские дипломы. Но с актерством не сложилось, и я поступил по отцовским следам в морское училище, где я начал еще заниматься музыкой в том числе, и закончил полупрофессиональным музыкантом. Плавал в эстонском пароходстве год или полтора. Потом меня сманили друзья-джазмены на профессиональную работу, я стал гастрольным артистом, много ездил, в известном оркестре играл. К 1975 году столкновения идеологические с советской властью привели к тому, что я махнул рукой и поехал за границу, ни на что не рассчитывая и ничего не ожидая. Я не хотел уезжать, но все ехали, начался такой психоз. Остальное - у всех на виду.

Говорит ли тебе что-то фамилия Бернштейн (джаз-оркестр Литмо, "Поющие гитары")? Живу в Израиле с 1990 года и уже пенсионер. Работал на радио "Голос Израиля". Музыку только слушаю, но много.
EDGAR Bernstein
ISRAEL

С.Н.: В 1962 году, когда я был студентом 5 курса "макаровки", Давид Голощекин, ныне народный артист, известный джазмен, меня каоптировал в небольшой студенческий оркестр при ленинградском телевидении, назывался джаз-октет Литмо. Эдгар Бернштейн, или просто Эдик, играл там на трубе. Я играл на теноре. Потом Эдик Бернштейн вошел в первый состав "Поющих гитар" в 1968 году. Они и меня пытались сманить, но я тогда решил джаз не предавать. Я помню все его шутки, помню отлично.

У меня давнишняя проблема с друзьями, они мне не верят. Прошу вас ответить: играли ли вы на саксофоне в рок-группе в Пушкине в Белом Зале на танцах? 1975 год. Я лично очень хорошо вас помню. Проясните ситуацию.
Юрий
inoСМИ.RU

С.Н.: Конечно, играл. Это был ансамбль под моим руководством. Я расскажу, почему Пушкино и почему Белый зал. Это бывшие царские конюшни, которые выстроены были в виде подковы. Пять или шесть музыкантов, которые были там в штате, были единственными музыкантами во всем Ленинграде и области, которые не подчинялись управлению культуры. Потому, что они, как с царских времен входили в качестве конюхов и дворников в штат, так они и остались при советской власти. Это означало, что они могли играть при советской власти практически все, что они хотели. Эта площадка очень ценилась. Один руководитель, уходя оттуда, пытался сдать ее в хорошие руки. Поэтому меня предыдущий руководитель, пианист Чернышев, долго уговаривал взять это под свое крыло. Я долго не понимал и не соглашался. До Чернышева там были джазмены известные, Роман Кунцман и прочие. Конец 1974 года и весь 1975 год я играл там с участниками бывшей рок-группы "Мифы". Набивалось народу битком, по 2 тысячи человек. Когда я уехал, из осколков этого, говорят, создали группу "Люди Ливенштейна".

Помните ли вы старое поколение ваших коллег? Где они? Продолжаете ли вы общаться? К примеру, Анатолий Максимович Голдберг или Леонид Владимиров?
Dr. Steve O. Balyakin, MD, PhD
USA

С.Н.: Леонид Владимиров жив-здоров, мы с ним до ноября прошлого года встречались каждую субботу на "Севообороте". Анатолий Максимович Голдберг работал практически до последнего дня, и умер, так сказать, на передовой. Он себя без работы не мыслил. Он был такой европейский социалист странного разлива. Вещал на четырех языках. Жил очень скромно, в государственной квартирке на верхнем этаже, был такой бессребреник.

Люди тех поколений находились на сдвиге исторических тектонических плат. Там были крупные фигуры. Когда я пришел сюда, здесь работал барон Ливин. Когда очень взрывоопасный материал должен был выходить в эфир, его трейлировали. По-моему, наш премьер-министр или министр иностранных дел был в Москве, ему сказали - материал такой, зачем это, у нас отношения складываются, давайте снимем. Ну, министр снял телефон: "Би-би-си, материал снять". По цепочке спустили это до барона Ливина. Барон Ливин вошел в редакционную комнату и сказал: "Уважаемые дамы, кто готовил материал?" Ирина Фольшлипен говорит: "Это - я". "Материал не идет", - сказал он. "Почему?" - говорит она. "Вот, позвонили", - ответил барон. "В таком случае, я подаю в отставку", - сказала Ирина Фольшлипен, они были все аристократы духа. И остальные коллеги тоже сказали: "Мы тоже подаем в отставку". И принесли все заявления, вся служба. Барон Ливин посмотрел на все эти заявления и сказал: "Ну, что ж, мне тоже придется подать в отставку". И накатал заявление, и материал этот вышел в эфир. Би-би-си с тех пор заметно изменилась.

Я слежу за вашей работой на Би-Би-Си уже долгие годы, и очень переживал, когда закрывались "Рок-посевы" и "Севаоборот". Скажите, есть ли надежда на возвращение этих передач в эфир?
Артур Соколов
Россия

Владимир
inoСМИ.RU

С.Н.: Есть разница поп-культурах России и Англии. В России популярный человек перестает быть популярным только со смертью. Поэтому какие-то геронтократические люди поют поп-песни до самых своих последних дней. В Англии наоборот - как только человек немного попел, все его задвигают назад и выдвигают новых. Критики все время ищут новые таланты, все время молодых вытаскивают. А заслуживших отправляют в поездку по Караганде, Улан-Удэ, в Монголию и Южную Америку. Отчасти этот комплекс слегка присутствует, я считаю, у всех руководящих англичан. Они посмотрели - одна передача идет уже 26 лет. Ну, сколько можно? И потихоньку стали ее заворачивать, хотя она могла бы еще существовать. И "Севаоборот" тоже самое. Леонид Владимирович Владимиров, ему уже за 80, может быть, действительно ему становилось труднее говорить бодро и весело. Но, тем не менее, это человек гигантского масштаба, и я считаю, программа могла бы еще пожить, но наверху виднее.

Насколько программы Русской службы Би-би-си важны в России и странах бывшего СССР? Не считаете ли вы, что в наших странах (СНГ) становится вновь актуальной старая поговорка: Есть обычай на Руси - слушать ночью Би-би-си?
Денис Марыксин
Казахстан

С.Н.: Раньше была фактическая разница. Мы говорили одно, оттуда говорили - другое. И она в каком-то плане немножечко вернулась. Но самое главное различие - это стилистика. Мы стараемся говорить человеческим языком, не допускать никакого хамства. Мы живем в цивилизованной стране, и что-то к нам отсюда прилипает. Поэтому тональность у нас, я надеюсь, несколько другая. Мы не заражены этой вязкой попсой, которая в России везде есть. Мы не ангажированы как средства массовой информации, купленные одной или другой организацией. Поэтому, я верю, что роль у нас есть.

Как вы находите темы для передач? Как вам удается сохранять такой уровень столько лет и не исписаться (изговориться)?
Serge
Israel

С.Н.: С "Севообротом", конечно, коллеги очень сильно помогали. Сама техника - самое главное на себя не полагаться. Странный такой совет я дам. Но в лучших наших передачах я не вполне отдавал себе отчет, о чем я говорил. Там ангелы летали, условно говоря. Есть такой медитативный элемент, когда ты разговариваешь почти подсознанием. Но начиналось, конечно, с правильного планирования. Первые годы я садился с продюсером, и весь возможный ход беседы мы прописывали в виде таких пешек. Потом с годами эта структура начала укладываться в голове. Но я смотрю на старые фотографии "Севооборота", все с розовыми лицами к концу передачи, т.е. давалось все непросто.

Что нужно делать, чтобы стать таким же успешным журналистом как вы?
Максим
Россия

С.Н.: Лучше всего как раньше в кино институт брали на режиссера, спрашивали - у вас есть профессия? Т.е. надо чему-то сначала научиться. Сразу в журналистку идти нельзя потому, что журналистика - это как молоток, это инструмент. А ты по жизни должен иметь программу, знать какую-то тему и иметь какие-то идеалы. Без идеалов в этой профессии в принципе делать нечего. Журналист - это санитар леса, он сам в себе ничего не несет, питается чужой бедой, рассказывает о несчастьях во всех концах света. Мной руководило сочувствие людям. Я на гастролях много насмотрелся за 12 лет. Я понимал, насколько в провинции многим людям душно. И мне просто хотелось их слегка развеселить. Мой принцип был - неважно, о чем мы говорим, главное, чтобы сидеть нам было хорошо.

Насколько характерен уход в сеть для ведущих международных СМИ?
ВинниПух
inoСМИ.RU

Грозит ли радио вымирание, и чем грозит радио и газетам интернет?
Макс
Россия

С.Н.: Это опасно только в одном плане. Отталкивается или отсевается целый пласт неимущих людей. Кроме того, Россия - страна географически очень растянутая. Телефонные линии традиционно там были не в лучшем состоянии. Интернет качественный достиг столичных городов, но как он проникает в глубины, я не знаю. Рано или поздно проникнет и туда. Интернет имеет неограниченные возможности в будущем, так как это самый демократический инструмент. На примере Google видно, как он сам народную энергию пьет и на ней же поднимается. У нас у самих интернет развивается совершенно в непредсказуемых видах. Мы сегодня, например, в видео-ряде присутствуем, о чем еще два года назад можно было и не мечтать.

Нравится ли вам, как события в России и около России освещаются в Англии?
Ирина
Россия

С.Н.: Ни Россия английских событий никогда полностью не поймет, ни Англия никогда не поймет всех подробностей российских перипетий. Естественно, британский взгляд на эту точку зрения присутствует. Потому и интересно слушать Би-би-си, чтобы понимать, как эти события влияют на развитие взаимоотношений. Если раньше Англия была какой-то умозрительной страной из романов Конан Дойля, то сегодня это реальное пристанище для 400 тысяч человек, многие из которых имеют огромные российские деньги. Поэтому все это завязано и на экономику, и на какие-то огромные финансовые операции.

Здравствуйте! Как вы относитесь к России вообще и современной в частности?
Наташа
inoСМИ.RU

С.Н.: Я в России родился, 35 лет прожил, у меня корни там уходят до непонятных поколений. Естественно, это моя страна была, есть и останется. Но то, что в России происходит, меня печалит. Падение нравов, и на общественном, и на личном уровне. Очень много хороших людей, честных, интеллектуальных, способных, но жизнь сейчас складывается так, что другому человеческому типу дан ход вперед. Это как при Сталине, когда поднимали наверх всяких малообразованных подлецов. От этого Россия лучше не станет.

Верите ли вы в Бога?
юрий кузьмин
UKRAINE

Михаил
Россия

С.Н.: Я считаю, что всякий интеллектуально честный человек в Бога не верить не может. Сегодня сама наука к этому подводит, посмотрите, что творится в генетике и во всех остальных областях науки. Я в это дело угодил случайно. В Италии я застрял почти на год потому, что мое дело потеряли в итальянском управлении. И я каждую неделю ходил туда и высиживал длинные очереди. И однажды познакомился со священником, примерно моего же возраста, американец. У него была странная работа. Он был представителем Америки при Ватикане по кино. У него странным образом оказались четыре научно-популярных фильма, дублированных на русский язык, только с выводом не в науку, а в Бога. Первый фильм был о форме красного кровяного тельца, которая математически должна иметь максимальную поверхность, так как переносит кислород. И выяснилось, что она соответствует математической формуле. Задавался вопрос - откуда эта формула, и почему это так? Если есть дизайн, то кто дизайнер? Я ему начал переводить на общественных началах. Мы собирали народ, делать иммигрантам все равно было нечего. Наша миссия очень быстро выросла. Когда я уезжал, было уже 11 человек. Пока я не крестился, мое дело так и не нашли. Как только я крестился, оно тут же было найдено, и я уехал в Англию.

Вы производите впечатление неунывающего оптимиста, это маска или подлинное состояние вашей души?
Klara
inoСМИ.RU

С.Н.: Это и маска, и состояние подлинное души. Когда ничего не болит, но иногда достает. Мы тут живем под круглосуточным стрессом, на еду времени нет. У меня живот традиционно самое слабое место, поэтому все это дрожание впитывается в этой области. Весь этот живой эфир, все эти бесконечные и непредсказуемые интервью, семь минут на обеденный перерыв, все это сказывается. В конце недели чувствуется, что стресс накопился. Но я человек крещеный, и с ангелами пытаюсь разговаривать как можно чаще. И если и есть оптимизм, то он отсюда.

Если не секрет, какую музыку вы любите?
Игорь
Россия

С.Н.: По настоящему я люблю музыку периода, когда я родился. У меня такая теория - западная музыка года, когда ты родился, и есть твой стиль. В принципе, она для меня тоже утилитарна. У меня бзик такой с пением, у меня есть караоке. Это в основном Франк Синатра приблизительно 1942 года, молодой, до тех пор, пока он в солисты не ушел. Он с танцевальными оркестрами работал. У него сладкий льющийся тенор по молодости. Я с ним пропеваю эти 150 песен, и постепенно дошло до того, что дома из кухни иногда просят песню повторить.

Что вы думаете о будущем рок-культуры - сойдет ли на "нет" это явление, или удастся его возродить в какой-либо форме?
Чейн-Стокс
Russia

С.Н.: А в такой и будет, без конца. Как Моцарта играют уже 200 лет, так и рок-культура она устоялась, ничего нового там уже не изобретут. Этот период прошел. Так же как и с джазом. Есть новые артисты, есть малейшие отклонения от заведенных форматов, но в принципе жанр уже сложился. Поэтому приходят новые артисты, с голосами, техникой, но ничего нового не несут. Стилистически это все одно и тоже. Рок состоялся, он есть и будет всегда.

<< к списку статей

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru
seva.ru © 1998-2015