ПРЕССА

Сєва Новгородцев: "На роботi ходжу в шкарпетках, коли мокрiють, сушу їх феном"

<< к списку статей

1 сентября 2011

Т. Карлюка, Журнал «Країна» (Украина), сентябрь

Сєва Новгородцев: "На роботi ходжу в шкарпетках, коли мокрiють, сушу їх феном"

Публикация в журнале «Країна» на украинском языке основана на русскоязычном интервью Таши Карлюка, которое мы публикуем в первоначальном виде.

Настоящее имя - Всеволод Борисович Левенштейн.
Родился 9 июля 1940 года в Ленинграде в семье капитана дальнего плавания.
В 1947 году поступил в 222-ю школу (б. Петришуле).
В 1957 поступил в ЛВИМУ (Ленинградское высшее инженерное морское училище им. адмирала Макарова, ныне Государственная морская академия).
С 1959 по 1965 года — совмещение работы на флоте с карьерой джазового музыканта (тенор-саксофон).
В 1965-м попал в джаз-оркестр Иосифа Вайнштейна.
С 1972-го года — руководитель ВИА «Добры Молодцы». К тому же периоду относится взятие фамилии помполита теплохода «Верхоянск», на котором Сева плавал штурманом, в качестве сценического псевдонима.
В 1974 году, по собственным словам, «заголодал по системе йогов (21 день) и, переосмыслив жизнь, бросил работу».
Вегетарианец.
В 1975-м году покинул Советский Союз.
Жил в Австрии, в Италии (где принял крещение).
С 1977 года живёт в Лондоне.
Передачи Севы Новгородцева слушали более 25 миллионов людей.
Первая музыкальная передача на русской службе Би-Би-Си вышла 9 июня 1977 года под названием «Программа поп-музыки из Лондона». Передача (переименованная в «Рок-Посевы» с января 1991 года) выходила в течение 27 лет — до 12 июня 2004 года и принесла известность её автору в Советском Союзе.
С 7 ноября 1987 года по 4 ноября 2006 года вёл разговорную передачу «Севаоборот», большинство выпусков которой проводились в прямом эфире.
В 1995-м году основал иллюстрированный ежемесячный рок-журнал на русском языке «О!», но проект закрылся по финансовым причинам (вышло три номера).
Лауреат премии «Радиомания 2002».
С февраля 2003 года выпускает ежедневную новостную программу «с человеческим лицом» «БибиСева».
Известность и популярность в СССР таких групп как Queen, Deep Purple, Pink Floyd, Led Zeppelin не в последнюю очередь обусловлена обширными циклами передач Новгородцева, в которых подробно излагалась биография рок-музыкантов и звучали музыкальные композиции.
Известно, что время выхода в эфир сверхпопулярной в перестроечном СССР телепередачи «Взгляд» специально приурочивалось ко времени выхода очередного «Севаоборота». Идеологи ЦК КПСС, очевидно, таким образом стремились отвлечь внимание молодёжи от Севы Новгородцева.
27 апреля 2005 года награждён Орденом Британской Империи. Единственный бывший россиянин, принявший Орден из рук королевы. В наградном титуле с подписью Королевы Севу назвали – «возлюбленным».
С 2010 года выходит «Кунсткамера» – пятиминутные ролики, где выкладываются сюжеты на курьезные темы.
Автор книг Рок-посевы», «Секс, наркотики, рок-н-ролл» и «Осторожно, люди».
Оказался первым диск-жокеем в истории радиовещания на территории Советского Союза. Снимался в кино: «Шпионы, как мы», «Вид на убийство» (одна из серий про Джеймса Бонда).
Озвучивал одну из ролей в кино: «Рок-волна».
Пишет стихи на салфетках.
Женат был три раза.
Со своей третьей супругой – Ольгой, вместе 12 лет.
Есть сын от первого брака – 42 года.


Моя бабушка Вашего возраста. Она рассказывала, что дети Вашего поколения – дети войны не знали, что такое сладости. А какой отпечаток оставила на Вас война?

Мои первые детские воспоминания – 9 мая 1945 года. Я с мамой вернулся из эвакуации, мы стояли на Невском проспекте у Елисеевского магазина и смотрели, как войска идут с фронта домой. Не было ни оркестров, ни фанфар. Никто не кричал, цветы не бросали. Они угрюмо шли в выцветших гимнастерках, лица, как из бронзы сделанные. Суровый вид был у всех наших воинов. Они молча прошли, и все закончилось.

До этого мы с маменькой были в Сибири. В каком-то зерносовхозе под Курганом. Где, как мне мать рассказывала, из-за голода, недостатка фруктов, витаминов, я разучился ходить. Был дистрофиком. И когда мы вернулись в Ленинград, то моя маменька – высокая, красивая блондинка, стеснялась со мной выходить на улицу. Я был маленький, зелененький, тощий. Все говорили: «Что же ты, мамаша, сынка не кормишь». А мамаша старалась изо всех сил. Она мне делала розы из масла, утыкала их изюмом. Готовила гоголь-моголь. А я вообще ничего не ел. Так продолжалось довольно долго. В общем-то, я и сейчас не толстый, но до 18 лет никак нельзя было от этого оправиться. Только занятия в секции штанги добавили мне мышц.


Читала, что Вы были стеснительным в юности и даже из-за этого начали курить.

В юности я не ругался матом. Из-за того, что происходил из приличной семьи и мать - человек у меня достойный. Я никогда не позволил себе каких-то бранных выражений или хамства в ее присутствии.

Курил я недолго. Когда был штурманом на пароходе, мне, как помощнику было положено раскуривать трубку. И все, пожалуй. Так что ко мне не прилипло ни курение, ни алкоголь.


А как Вы с девушками знакомились? Были какие-то методы?

До того, как я стал музыкантом, с девушками у меня ничего толком не получалось. Девчата не реагировали на тощего курсанта с тремя шевронами. И только когда я вошел в студенческий оркестр, меня туда пригласил играть на саксофоне мой приятель Давид Голощекин, ныне народный артист, как только мы начали стоять на сцене, так у саксофониста появились шансы. Девушки начали более благосклонно на меня взирать. А потом был период морского флота, где все достаточно жестко. Моряк на берегу не долго и приличные люди с ним гулять не будут.
Был единственным исключением город Рига, где с давних времен группа энтузиасток, так сказать, ловила морячков и развлекала их. А когда я бросил флот и стал гастрольным музыкантом, то там все было просто и естественно. Потому что в российской провинции девушки жили, во всяком случае, тогда, в ужасной обстановке. Кругом мужланство, грубость и с кем бы ты ни стала встречаться – это становилось всем известно. Репутация подмочена. Поэтому многие предпочитали со столичными музыкантами провести хотя бы день или два. Но знали, что девушку никто не обидит, что с ней обойдутся по-человечески. И, может быть, даже когда-то открытку пришлют. Так что, во время гастролей у меня была серия гастрольных романов. Я особо не разбрасывался, но и в монахах не ходил.


Знаю, что Ваш дедушка, который был дьяконом, не мог сказать плохого слова о человеке. Вам тоже передался этот талант?

В нашей семье друг к другу изначально по-доброму относились. То, что воспитала христианская традиция в России – это осталось живо. Во мне это до какой-то степени есть. Я тоже стараюсь гадостей не говорить. И из этого общего настроя к слушателю сложился даже некий успех у меня на работе. Потому что ты не себя превозносишь, а больше людям хочешь помочь, поддержать, развеселить. Они это чувствуют.


После того, как Вы сами стали отцом, отношение к родителям у Вас изменилось? Вы их стали больше понимать?

Я к родителям всегда относился ровно. Но, когда они умерли, я стал больше понимать свою потерю. С маман у меня были легкие идеологические разногласия. Я в 17 лет уехал из дома с тем, чтобы не углублять нашего конфликта. И поэтому с матерью сохранил замечательные отношения до самой смерти. А отец у меня был ответственный работник, человек строгий, принципиальный. С ним вообще разговаривать было трудно. Потому что управленцы того времени – это была совершенно суровая каста людей. С отцом я сблизился уже перед его смертью, когда он приезжал в Лондон. Рождение моего сына ничего не изменило, но сблизились семьи потому, что бабушкам и дедушкам всегда интересно с внуком поиграть.


Чему Вас научило отцовство?

Отцом я оказался неважным. Сына я любил, но с ним все время валял дурака. И не прививал никакой дисциплины. Пытался его чему-то учить, двигать, но у меня ничего не получилось. Сыну я передал только хорошее отношение к детям. Он отец троих детей, с ними он ведет себя замечательно, и дети его любят. Но не более. Потому что из-за нашей вечной трепотни у него отсутствует концентрация. Он не нацелен на проект, он не стрела. Он, как облако – растекается в разные стороны.


Вы разочарованы этим?

Это моя неудача по жизни, что с сыном ничего особенного не вышло. Но с другой стороны, он счастлив, он в хорошем браке. Они живут небогато, но всем довольны. Так что у них все получится.


Говорят, дедушки балуют своих внуков больше, чем детей. Вы балуете своих внуков?

У меня трое родных внуков, но они не всегда по правилам в душу залезают. У моей жены Ольги есть дочь от третьего брака. У этой дочери своя дочь – Сашенька. Вот у нас с ней очень близкие отношения. Она приезжала к нам в Лондон, начиная с трехлетнего возраста, и выросла буквально у нас на глазах. Я ее писать учил, стихи мы вместе учили. Она сейчас снова приехала, уже практически отрок. Закончила четвертый класс, ей летом будет 10 лет. Уже высокая такая блондинка с ногой размера 37. И вот мы с ней по старой памяти, с большим удовольствием валяем дурака, разговариваем. Она мне близка, хоть не по крови.


Есть некая инструкция для приезжих, как вести себя в Англии?

Надо оглядываться, завести английские знакомства и внимательно изучать нравы. Очень многому придется переучиваться. У англичан, даже у низших классов, манеры на порядок выше наших. В общественном месте они громко не говорят, в метро бутерброды есть не будут, в грязной одежде не поедут, уступят место. Здесь нельзя хвастаться и говорить много о себе, нельзя говорить - сколько ты зарабатываешь. Вообще, стараться быть более чутким к собеседнику – больше слушать, нежели вещать. Англичане говорят меньше, чем делают. Если вы сдали машину в починку, вам скажут: “Мы ее сделаем за четыре дня”. Значит на третий день она будет точно готова. У них всю жизнь можно учиться. Великая нация.


Мне кажется, у Вас с этим проблем не возникло. Вы хороший слушатель.

Я был в английском браке почти 17 лет. Кое-чему научился, но полностью войти в их среду невозможно. Здесь надо родиться. Но нам и не нужно становится англичанином, потому что мы привнесли в эту страну то, что привезли из дома. Какой-то опыт, понимание. Я функционирую в английской жизни достаточно. Я знаю, кому звонить, чего говорить, как добиваться того, что тебе надо, как избежать неприятностей. Всего этого достаточно. Дискомфорта особенного нет. Хотя процентов на 15 живу и понимаю, что я не в этой стране родился, и что я иностранцем умру.


Акцент у Вас остался?

Акцент есть у всех англичан. Бернард Шоу сказал: «Как только англичанин открывает рот, другой его сразу начинает презирать». Это связанно с тем, что ты либо не из того графства, либо не из того сословия. Если ты из низкого сословия, то ты высокородного начинаешь презирать за его высокородность и так далее. В Англии несколько десятков региональных акцентов и первое, что англичане делают – пытаются по акценту вычислить, откуда ты родом и в какую школу ходил. Часто им это удается с большой точностью.


А с каким графством путают Вас чаще всего?

Однажды мне сделали комплимент: «Ты что из Южной Африки?» Но на большее я не рассчитываю. Честно говоря, мне и не надо. В русском браке я уже 12 лет и по-английски не говорю ни на работе, ни дома. Английский язык у меня стал пассивным.

Сейчас в Лондоне англичан не так много. Здесь из 300 стран люди живут от Африки до Южной Америки, от Монголии до Канады. И в этом иностранном супе затеряться довольно легко.


Признайтесь честно, когда Ваши программы слушали 25 миллионов людей, но при этом не узнавали на улице и не мешали жить жизнью нормального человека, Вам это нравилось или было обидно, что они не знают Вашего лица?

Мне совершенно было все равно. Потому что я делал это из непонятного импульса. Формула успеха такая – когда непонятно, что тобой двигает, и ты хочешь это сделать, как можно лучше, даже если никого рядом нет. Я совершенно не знал – во что это выльется. Я даже не знал, сколько народу меня слушает. У меня был всего один слушатель – мой коллега, который приходил на ночные смены. Я читал ему свои шутки, если он сразу смеялся, то этого было достаточно. Если нет – я садился и переделывал. Успех начался в 1990 году, с первой поездки в Россию к фанам.


У Вас чудесный голос. Вам часто женщины комплименты делают?

Я недоволен многими аспектами своего голоса. У меня ленивые губы. Поэтому все годы работы на Би-Би-Си перед выходом на службу проговаривал некоторые свои упражнения на развитие дикции и четкости произношения. Когда я себя слушаю, то все время ловлю мелкие блохи. Буква непроговорена, звук не тот.

Развиваю свой голос по итальянской системе, там есть определенная голосовая подача. Система, которую я называю: «Ветер - парус». Чтобы легкие давили, связки этому сопротивлялись. От таких упражнений голос становится более упругим. С годами я должен был бы превратиться в сиплого, изнеможенного старичка у микрофона, но до сих пор сохраняется некая пружина в голосе.


Что за история про бутылку с письмом в Английском канале?

В конце 70-х годов народ стал пытаться мне писать. Но годы были жесткие, и cотрудники КГБ на специальных паровых установках вскрывали всю исходящую из Советского Союза почту. КГБ все это фиксировало. Совершенно было безнажежно дописаться. Люди стали ловчить, отсылать через третие страны, через военных курсантов, кубинских студентов, албанских сельскохозяйственных работников. Одно из писем было брошенно в бутылке с советского корабля и его прибило к берегу Английского канала. Кто-то бутылку эту нашел, достал письмо и там было написано по русски: “Севе Новгородцеву, Би-Би-Си”. Надо отдать должное английской почте, она не поленилась и разыскала меня.


Какова судьба писем, присланные Вам?

У писем, которые мне присылали - счастливый конец. Во-первых, лучшие письма отобранные для программ в течение 26 лет – подколоты к сценариям, и когда-то можно будет их издать. А остальные письма, примерно тысяч 12, у меня хранились на шкафах. Прошлой осенью Гуверовский архив в Америке забирал у Би-Би-Си записи самых заметных программ. Они также забрали у меня 6 больших ящиков писем. Им нужна была, как всем американцам, короткая формула – что за переписка? В чем там смысл? И я им эту формулу дал: «Это пробуждение молодежного сознания в советский период». Потому что у нас молодежная культура рождалась из-под глыб. Молодых людей гнобили учителя, родители. Со всех сторон их пилили, нападали. А они слушали мои передачи и разговаривали с человеком, которому они доверяли. В этом ключе всю переписку и надо рассматривать. Потом мне прислали подтверждение с Гуверского архива, что я на полках занимаю 10,5 метров.


У вас на программе "Севаоборот" была Майя Михайловна Плисецкая. Многие мужчины – журналисты признавались, что робели перед этой женщиной – так как перед ними сидела богиня. Как вы справились с волнением или его не было?

Майя Плисецкая стоила мне некоторого количества крови. У меня на подготовку к передаче с ней ушло три дня работы. Надо было к ней ездить в гостиницу на машине, чтобы она ко мне привыкала. А по Лондону на автомобиле особенно не поездишь. Я тогда нахватал штрафов с парковками, но гусарскую марку выдержал. Плисецкая поэтому снизошла и разговор получился, если не на равных, то по крайней мере мы были не бедные родственники. Она женщина – властная и знающая себе цену. Ведет себя по-королевски.

В Лондоне я нашел бывшую молодую коммунистку, которая возила Ильфа и Петрова в их знаменитой поездке по Америке в 35 году. Когда они написали книжку “Одноэтажная Америка”. Ей тогда было 18, она сидела за рулем машины и возила их из города в город. Когда мы с ней встретились, ей уже было далеко за 80. Она сохранила русский язык и все помнила. Я ее обхаживал три дня, но из этого ничего не получилось. Я ей говорю: “Всем было бы черезвычайно интересно”. – “Но ваши люди такие бедные, несчастные”. – “Да, несчастные. Поэтому надо, чтобы Вы пришли и выступили”. – “Да, но они такие несчастные...”. В общем, ни к чему это не привело. Я плюнул и отступился. Это было 20 лет назад.


За три года до убийства у Вас в эфире была Анна Политковская. Что за человеком она была?

Она была человеком огромной социальной ответственности. Исключительно редкий вариант среди российских журналистов. Человек, который взвешивает каждое свое слово и за каждое свое слово отвечает. Откуда у нее это было? Видимо это все идет от семьи. И отчасти, может быть, чуть ли не религиозная традиция – когда пишешь комментарии, особенно на святые тексты, ты должен взвешивать каждое слово и каждую букву. Была строгой в жизни – с ней не пошутишь. Я каждый раз проникался к Анне глубочайшим уважением. А теперь она часть российской истории.


Со многими своими гостями Вы встречались до эфира в столовой Би-Би-Си и общались по несколько часов, чтобы привыкнуть друг к другу. Вы с Анной Политковской говорили за чаем о страхе смерти, думала ли она о своих детях, когда ездила в Чечню?

Такие вопросы надо оставлять для эфира. В столовой нужно говорить всякую чушь, пустяки. Общение почти на обезьяньем уровне. Животные общаются друг с другом без слов и прекрасно все понимают. Мое общение с героями передач перед эфиром в столовой Би-Би-Си было не словоточивым. Чай, пустяшная болтовня. Но иногда в этих никчемных разговорах проскакивали зерна будущей беседы. Тут надо больше слушать и создавать благоприятный атмосферный фон, чтобы человек привыкал к тебе и чтобы мог, уже не стесняясь, в эфире разговаривать. Но передача закрыта и вся эта техника ушла в прошлое. Сейчас об этом можно только вспоминать.


Техника крутая! Вам надо бы ее запатентовать.

(смеётся) «Севаоборот», с моей точки зрения, был родоначальником живого радиоэфира. Потому что до 1987 года ничего подобного не было. Когда мы начинали, было пикирование в сторону Горбачева, тогда уничтожавшего виноградники. Вопреки этому мы распивали бутылку красного вина в эфире. Надо сказать, что Би-Би-Си однажды начав эту традицию, никогда ей не изменила. В течение 19 лет мы регулярно получали на каждую передачу две бутылки красного вина: одну нам, другую техникам.


Вина много приходилось выливать? Ведь не все гости, особенно женщины, выпивали до конца. Наверняка на дне бокала оставалось.

За 20 лет существования программы, бутылок 80 вылили в никуда. Мы же не глотали его, а так попивали потихоньку - по бокалу выпьешь, и хватит. И в основном вино нужно было для тостов.


Правда, что на работе Вы ходите в носках?

Все на работе знают, что по этажу я хожу в носках. Моим ногам тесно. Носочки у меня красивые. Сегодня - синие, а пяточка бирюзовая в сиреневую полоску. Как можно прятать такую красоту? Когда носки мокнут, я сушу их феном – туфлю нагреваю. Фен всегда лежит у меня на работе.


За что могут уволить с Би-Би-Си?

На Би-Би-Си есть два повода, по которым могут уволить, не разговаривая. Если вас поймали за сексом в студии. И, если вы не купили телевизионную лецензию на просмотр передач Би-Би-Си, а смотрите их нелегально (смеётся).


Ваша мама была гостем "Севаоборота" в октябре 1988 года. Отец в 1991. У них не было на Вас обиды из-за того, что Вы уехали с Союза, когда они были против?

К тому моменту, когда они приехали, все обиды прошли. Но все непросто было. Существовала иезуитская бумага, придуманная Советской властью – об отсутствии материальных претензий родителей ко мне. Заверять ее надо было в домоуправлении. То есть, там все знали, что из такой-то квартиры, у такого-то сын куда-то уезжает. Отец этого позора пережить не мог. На этой почве у него случилось нервное расстройство. Он похудел. У него нарушились кроветворные функции. И я вынужден был преостановить процесс отъезда на 3 месяца, пока не нашлось решения. А решение было простое. У меня приятель был ловкий, он нашел ключ к домоуправу. Им оказалась молодая, энергичная женщина. Принес ей редкие конфеты, редкого коньяку и все было сделано за закрытыми дверями. Так что отец был успокоен и я уже уезжал, зная, что позора ему не будет. Но на меня сестра обижалась. Она была балетной пианисткой при театре Якобсона в Ленинграде. Сестра оказалась из-за меня невыездной. Но тот долг я заплатил ей, когда она смогла приехать первый раз в Лондон. Я познакомил ее со всеми местными музыкантами, которых знал. Наташа нашла в Лондоне работу в королевском балете и в разных балетных классах. Много лет работала. Вполне счастливо жила. У нее были дом, собака, муж. Сейчас муж с собакой остались, а ее нет.


Вы единственный бывший россиянин, принявший орден из рук королевы Великобритании. Каково это, когда сама королева касается твоей груди и награждает орденом?

Для меня это высшая точка в жизни. Сам приезд во дворец, количество бумаг, одежда, которую надо было специально нанимать, и вся торжественность вокруг этого. Такое при социализме нам и присниться не могло. К тому же, награждает не просто избранный президент — сегодня один, завтра другой — а Королева. Представительница народа, повидавшая премьер-министров и президентов всех стран за 50 лет своего царствования. Человек, который служит стране и ничему больше. Если человек такого плана вручает тебе награду, то ты понимаешь — до какой-то планки дополз.


А где орден сейчас лежит?

Он у меня в коробке лежит, в шкафу. Достаю его только когда телевидение просит показаться.


Как зародилась идея создания "Кунсткамеры"?

“Кунсткамера” – это не мой проект. Он появился сначала в английском варианте, как “Коробка со странностями”. Долгое время у себя на сайте мы озвучивали английский вариант. Потом наше начальство решило, что нам надо делать в своем духе. Я сделал несколько пилотов, они одобрили и запустили. Хотя я не уверен, что это то, чем мне в жизни нужно заниматься. Тут надо человека помоложе, повеселее. В такой программе, как "Кунсткамера", должно быть озорство. А его у меня уже не так и много.


Вместе с Барышниковым Вы снимались в кино «Белые ночи», который получил Оскар в 1986 году. Вы же с ним были в похожей ситуации, и Вы и Михаил Николаевич уехали с Советского союза и не хотели обратно возвращаться. Вы говорили с ним об этом? Что он за человек?

Он был под влиянием Иосифа Бродского. Они снобы от искусства. У них есть понимание своей роли, высоты в искусстве. Оба они бежали от российской душевной грубости. Бродского можно понять, и Миша, видимо, натерпелся. Америка его так хорошо приняла, что в Россию возвращаться было больше не нужно. Он же беглец и на всех на них висела статья. Если бы вернулся — его преследовали по суду.


Правда, что вы снимались в серии о Джеймсе Бонде? Каково сниматься в таком легендарном кино?

Да, в серии “A View to a Kill”. Играл советского пограничника, который пытался достать Джеймса Бонда, а он меня ракетой сбивал. Я там от нее и погиб. Целый день сидел в фанерном вертолете и подо мной взрывали дымовую шашку розового цвета. Я кашлял потом три дня. Потому что легкие наполнились этой красной краской. Вся одежда и даже трусы были розовые. И все за жалких 300 фунтов в день. Но вот, в малую историю вошел. Джеймс Бонд – мировая классика, где я присутствую мелким шрифтом.


Спасибо Вам за озвучку в “Рок-волне”!

(улыбается) Один из руководителей фирмы Universal — бывший мой слушатель. Когда возник разговор об озвучивании фильма “Рок-волна”, было принято решение, что озвучивать должны настоящие диджеи. Я озвучивал самого взрослого, опытного диджея на корабле – роль полностью соответствующая мне. Вызвали в Москву, я там жил в роскошной гостинице за астрономические деньги на Тверской, 3. Девушки, говорящие на пяти языках, могли приготовить мне яишницу хоть в 2 часа ночи. В студию на лимузинах возили. А выходишь на улицу, сидит нищая старуха и просит копеечку медную.


Самая большая роскошь – это роскошь общения с интересными людьми. Но от такого количества людей в вашей жизни со временем не возникла потребность в уединении?

Оно у меня регулярно возникает. Всю субботу и воскресенье стараюсь ни с кем не общаться. Потому что после тех людей, с которыми я встречаюсь на работе, всякое общение, как правило, не дотягивает. Радио все время высасывает из тебя электричество. Подзаряжаться же надо. А так я сижу дома. На флейте играю или щиплю гитарную струну.

В пассивном режиме я все время что-то смотрю, слушаю с тем, чтобы учиться. Слушаю английское радио. Здесь есть несколько мощных интеллектуальных радиостанций. У меня имеется специальный маленький приемник с наушниками, который я могу слушать в кровати, никого не напрягая.


Будучи взрослым человеком, Вы сознательно пришли к Богу – крестились. Вас каким-то образом крещение изменило?

Да, абсолютно. Тем более что крещение было по протестантскому обряду. То есть, так когда-то крестили самого Христа. Тут надо сказать, что все это выросло из древнееврейской традиции. Монахи, которые уходили от жизни и посвящали себя Богу, все время совершали традиционные омовения. Считалось, что вода смывает не только физическую грязь, но и грехи с души человека. После такой процедуры я три дня порхал по земле, как будто ног нету.

Для меня, как человека вышедшего из атеистической страны, определенный слом был. Как можно во все это верить, если наука, считается, что против. Но именно через научный подход я пришел к тому, что Творец видимо есть. В Америке существует специальный институт, который объединяет только докторов наук – ниже рангом не берут. Сегодня их там 600. Эти люди пришли к идее о том, что Нечто есть, какая-то сила, которая создала и организовала жизнь на Земле, исключительно исходя из понимания своей дисциплины. Ведь очень много несоответствий в нашем нынешнем знании. Если копнуть, выясняется картина там совсем другая.


А что скажете Богу при встрече?

Я с ним разговариваю каждое утро, и каждый вечер. Он знает, что я ему скажу при встрече. Общение с Богом дает некий внутренний покой, гармонию, баланс и вы вписываетесь в окружающее мироздание более органично. Вот и все, что можно от Бога ожидать. Совершенно встроенные органичные люди – они светятся. Их видно. Поэтому я всех верующих различаю – они включены, у них, как лампочка горит. А есть верующие не включенные - лампочка есть, но она потухла. Встраивание в общемировой организм – это и есть участие в божественной работе. Как говорит Библия: «Бог и без человека Бог, а человек без Бога – это совсем другое».

Просить в молитве никогда ничего нельзя. Из этого ничего не получится, только себя уронишь.


Ваша цитата: “Люди, по моему наблюдению, делятся на две категории: те, кто хочет знать сколько они проживут и те, кто не хочет”. А Вы бы хотели знать?

Приблизительно представляю, сколько я могу протянуть, исходя из долгожительства отца и матери. И исходя из самочувствия.


А чего Вы боитесь?

Из-за легкомысленности нравов и вечных каких-то проектов все время нужно по натянутой струне идти. Страшно, если сейчас споткнуться и что-то обломиться.

Я достаточно денег потерял, чтобы что-то понять в этой области. Последние 7 лет я занимаюсь всякой фигней и практически все, что было в жизни – спустил. Но есть надежда все это вернуть. Мои проекты связанны с тем, чтобы раздобыть некоторое количество денег. Чтобы больше меня это не точило.


В каких Вы отношениях с такой категорией возраста, как 70 лет?

С одногодками я общаться не могу. Разве что только по работе. А так, что мне с ними делать? Я все еще езжу на велосипеде, бегу вверх по эскалатору не задыхаясь, в будущем году хочу съездить на лыжах. Если бы живот не болел, вообще бы никакой разницы не было между тем, что мне было 40.


Правда, что вы ездите на работу на мотоцикле?

На мотоцикле я ездил с 2000 по 2005 год. У меня ноги зашиты в трех местах из-за него. Когда была третья авария, супруга сказала: «Хватит!».


В 1998 году в Питере Вы познакомились со своей будущей супругой - Ольгой Шестаковой, а в 1999-го сыграли свадьбу. Это была любовь с первого взгляда?

Когда познакомился со своей будущей женой – с Ольгой, то я ещё был в браке. И знакомство надо было скрывать. Психологически мне было очень тяжело. Это была любовь с первого дня. Ольга на меня произвела впечатление улыбкой своей. А когда она раскрылась, как человек, то выяснилось, что по всем статьям она мне подходит. У нее не четкая логика, которая встречается у славянских, поэтически-настроенных женщин. Что ей в жизни совершенно не вредит, поскольку она художник. Но в ней есть непосредственность, которая напоминает мне мою мать. Мы над маменькой потешались, потому что она говорила всякие несуразные вещи, но глубоко правдивые, по сути. Однажды она поздно пришла, и мы с сестрой сострили по этому поводу, а мама сказала: «А что вы смеетесь? Хорошие люди всегда опаздывают». Она дала нам понять, что хороший, добрый человек не понимает этой мелкой сути времени. Для него эти секунды ничего не значат. Ольга тоже может что-то такое сказануть. Я ее обожаю.

Внешне и по характеру моя супруга Ольга похожа на мою мать. Высокая, блондинка, добродушная. Но в этом же ничего плохого нет - понятно с кем имеешь дело.


К 70 годам Вы уже знаете, что значит любить?

К третьему браку я примерно понял, как обращаться с женщинами, как с ними общаться. Когда находишь достойного человека, то все былые ошибки уже учитываешь. Я у Ольги третий муж, она у меня третья жена. Мы знаем, чего надо оберегаться и на дальних подступах ко всяким возможным скандалам, мы все это дело останавливаем.

Любовь – всегда соглашаться с человеком, зная, что у него достаточно совести и такта, понимать, что ты с ним соглашаешься заранее. Двойная игра. Мне Ольга никогда не перечет. Если бы она мне перечила, я бы ошибок наделал гораздо больше. Тебе говорят: «Нет, ты этого не делай». Ты раздуваешь щеки, понимаешь, что делать этого не надо, а все равно делаешь. А когда с тобой соглашаются сразу, ты задумываешься. Таким образом, более сбалансировано принимаешь решения.


Да Вы в душе подросток!

Не зря один из рецептов долголетия – это надо жить, как молодой человек.


Знаю, Вы пишете стихи на салфетках. Прочтите Ваш салфеточный стих.

У Лёлика (жена-Ольга. - "Країна") недостатков нет. Единственный был – она иногда говорила волосы в единственном числе, что я честно говоря - не люблю. Мягко пытался намекать, но тщетно. И тогда я написал стих. Она стихи полюбила, поняла намек и теперь говорит волосы только во множественном числе. Пишу, когда деваться уже некуда или время надо убить. Сидишь и катаешь на салфетке стих. Потом жалко выкидывать. Меня Лёлик называет – сипура. В Швеции написал:


Однажды Сипура с постели свалился.
Сипурно помылся.
Сипурно побрился.
Собрал все объедки
И выбросил в урну
И с Леликом вместе на завтрак сипурный, пошел волоча за собою коляску.
Суббота.
Пора возвращаться домой.

<< к списку статей