ПРЕССА

Сева Новгородцев: "Я - профессиональный оптимист!"

<< к списку статей

28 июля 2002

Е.Скрипникова, "Вечерние вести", 28 июля

Сева Новгородцев: "Я - профессиональный оптимист!"

"Сева, Сева Новгородцев, город Лондон, Би-би-си..." Его голос - это глоток свободы далеких восьмидесятых, это - имена, которые было принято выуживать из эфира и знать с этого момента назубок, это - шутки, за которые могли выгнать из комсомола, а то и чего похуже. Это - музыка, которой в те времена в Советском Союзе не было.

- Всеволод Борисович, вы уже давно живете за границей. Говорят, русским в эмиграции тяжелее всего...

- С моей точки зрения, это мнение родилось во время первой волны эмиграции. Когда люди, покинувшие Россию в 1918-1919 годах, оставили позади одну из самых могучих стран мира, оставили поместья, состояния... В общем, эти люди потеряли все и поэтому страшно тосковали. Что касается меня, то я уезжал уже безо всякого сожаления. Конечно, ностальгические настроения были, но излечить их удалось очень просто: я повесил большие фотографии Петербурга на стене в своей комнате, и ностальгию как рукой сняло.

- Вы жили в разных странах. А где вам было наиболее комфортно?

- Мне очень хорошо жилось в Италии. Тогда в 76-м я еще был чернявеньким (улыбается), и в Италии все принимали меня за своего. Когда я говорил, что плохо говорю по-итальянски, что я русский, никто мне не верил. Все думали, что я дурака валяю. Хотя и на жизнь в Англии я тоже не могу пожаловаться.

- Есть мнение, что Англия - страна рассудка, а Россия - эмоций и интуиции. А вы на что чаще полагаетесь?

- Без интуиции в нашем деле никуда! Потому что если будешь жить рассудком, то надо идти работать в банк, инженерное, строительное дело или администрацию. Хотя даже в администраторстве без интуиции ничего не сделаешь. Что касается англичан, то с ними не поговоришь по душам так, как с нашими людьми, но, с другой стороны, они тебя в три часа ночи не будят с просьбой дать сахара или сигарету!

- Вы вообще по жизни оптимист, прагматик, скептик?..

- Никакой я не скептик, а профессиональный оптимист! Иначе совершенно ничего добиться было бы невозможно.

- Какой период своей жизни вы считаете самым трудным?

- Было два периода. Когда я строил свой первый дом в Лондоне и когда руководил журналом "О!". Я тогда был в долгах и из-за этого часто просыпался в холодном поту. Таких 14 месяцев не пожелаю никому!

- Вы были трижды женаты... Поэт Евтушенко говорил, что любит всех своих жен до сих пор, но каждую по-своему. Вы можете сказать то же самое о своих женах?

- Ну, конечно! (Смеется.) Всех жен, естественно, я люблю. Но не тех, с которыми развелся, а тех, на которых женился. Человек разный в начале и в конце отношений. В начале - один, а в конце - совсем другой... Слава Богу, с третьим браком у меня пока все хорошо. С Ольгой живем душа в душу. За четыре года толком даже ни разу не поругались.

- А кто ваша жена?

- Она - питерская художница, дизайнер. В основном, занимается дизайном одежды. Сейчас работает с Кировским театром.

- Искусство - понятие многогранное. Какие его виды больше всего близки вам?

- Мне всякое искусство близко, если оно настоящее. Например, я неплохо разбираюсь в живописи. Наверное, это потому, что у меня жена - художница. А музыкой я давно увлекаюсь. В ней сразу понятно, что - честно, а что - нет...

- Музыка вашей юности... Какие имена остались в вашей памяти?

- К сожалению, эти имена уже никому ни о чем не говорят. Они из другой эпохи. Я слушал джаз. Именно он мне и близок. Часто человеку нравится музыка того года, в котором он родился: я люблю молодого Френка Синатру. Хотя сейчас все это уже экзотика.

- Ваша работа на Би-би-си творческая или все же рутинная?

- Никакой рутинной и черновой работы у меня сейчас нет. С 1984 года я работаю дома, на службу не хожу. Никто не вмешивается в то, что я делаю, у меня полная свобода. Мне грех жаловаться на свою работу!

- За свою жизнь вы много чем занимались. Были увлечения, которые интересны для вас и по сей день?

- Я очень люблю ездить на мотоцикле. Наверное, это увлечение. Я сейчас осваиваю тонкости мотоциклетной езды в надежде, что, может, куплю себе мотоцикл помощнее, чем мой. Правда, в езде на мощном мотоцикле есть свои опасности: рефлексы должны быть, как у ковбоя, и еще нужна очень хорошая реакция. Потому что если дернешь за ручку мощного мотоцикла, он может тебя на одном колесе на третий этаж поднять, пока ты сообразишь, что делаешь.

- Вы, наверное, любите скорость...

- Нет, не безмерно. Ведь я русский только наполовину. Вообще, я очень люблю тишину и покой в моем доме.

- А вы можете назвать ваш дом своей крепостью?

- Могу. Хотя бы потому, что нижняя дверь у нас закрыта. И когда приходят сборщики налогов с коваными сапогами, я могу выглянуть из окна и их не впустить. Это уже что-нибудь, да значит!

Екатерина СКРИПНИКОВА

<< к списку статей

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015