ПРЕССА

Былое и думы диск-жокея

<< к списку статей

1 декабря 1993

Неопубликованное интервью Севы Дмитрию Урюпину

Былое и думы диск-жокея

БЫЛОЕ И ДУМЫ ДИСКЖОКЕЯ

Популярность и авторитет ведущего Русской службы Би-Би-Си Севы Новгородцева среди наших меломанов всегда были высоки. Его передачи – удивительный симбиоз высокой информационной плотности и оригинального юмора. Рок-музыка давно перестала быть запретным плодом, однако рейтинг лондонского ди-джея не только не упал, но позволил ему в наши дни выйти на российскую аудиторию с новыми идеями и проектами. О них и о том что им предшествовало рассказывает сам Сева Новгородцев.

- Всеволод Борисович, ваша дорога в музыку прошла через флот...
- Мой отец был заслуженным капитаном, и я пошел по его стопам. Но скоро понял, что занялся не своим делом. Увлекся музыкой, играл в духовом оркестре. Потом работал в джаз-оркестрах у Давида Голощекина, у Вайнштейна. С флотом был тяжелый разводный процесс, пришлось штурманом по распределению отрабатывать... Позже, когда джаз по разным причинам стал отходить на второй план, меня переманили в группу «Добры Молодцы» – развивать «театральную интригу». Там и псевдоним появился.
- Вот как?..
- Это забавная история! На первом же концерте объявили: «Руководитель – Всеволод Левинштейн!» По залу прошел шелест – что это, мол, еще за фамилии с немецкими корнями. И я взял фамилию помполита со своего парохода. Насколько это возможно с помполитом, мы с ним приятелями были, да и фамилия под название ансамбля подходила. А из-за того, что вечно возникали сложности с гостиницами, радио, ТВ, пришлось официально стать Новгородцевым.
- Что стало причиной отъезда благополучного в общем музыканта?
- Во-первых, я устал от суеты, вечных гастролей с репертуаром «два прихлопа – три притопа». Ушел из музыки, попытался устроиться в агентство «Инфлот» обслуживать иностранные суда. Но первый отдел не пропустил из-за национальности отца – никого не интересовало, что он флоту жизнь посвятил. Это во-вторых. Но ведь диссидентом, борцом я не был. С властью у меня были чисто «стилистические» разногласия. Однако укрыться внутри страны не удалось.
- Уезжали с прицелом на иновещание?
- Ну нет! Как человек оптимистичный и легкомысленный, цели я не имел никакой. Жил себе в предместьях Рима – и тут начались чудеса. Машина, на которой я подрабатывал, имела в номере буквы DJ («ди джей»). Потом вдруг в моем доме объявился ведущий джаз-программы Би-Би-Си Алексей Леонидов – его мать оказалась нашей соседкой, он просто ошибся дверью! И увидел, как его знакомый, музыкант, от нечего делать мяч с сыном по террасе гоняет. Организовал мне экзамен, и я попал на Би-Би-Си переводчиком.
- Но вы же профессиональный музыкант!
- В Англии и достоинства, и недостатки незамеченными не остаются. О поощрении или увольнении вы узнаете на ежегодном собеседовании. Так и здесь. Все знали, кто я, поприсматривались – и предложили музыкальную программу. Потом мой соведущий уехал в Америку торговать недвижимостью, и вся передача досталась мне.
- Концепция программы сложилась сразу?
- Концепция – это слово для критиков. Я же просто хотел рассказать правду о музыке, которую хотела слушать молодежь. Годы дезинформации вызывали злость, но я сохранил хорошее отношение к аудитории, которую годами видел в зале. В работе очень помогал собранный на гастролях фольклор. Поначалу было очень трудно, до рассвета просиживал над сценариями... Правда, сегодня график не менее напряженный, с опытом пришли и новые хлопоты.
- А как насчет хобби в свободное время?
- В редкие свободные минуты играю классику на флейте. Будь денег побольше, обязательно занялся бы строительством!
- Ваше любимое произведение искусства?
- Ничего не видел круче многотонного панно из майолики в теперь уже бывшем музее атеизма в Питере. Называлось оно «Насильственное обрезание татарского пионера».
- Не приходила мысль: стоит ли вообще заниматься роком?
- Каждый день приходит.
- Вы знаете, какова ваша аудитория?
- Понятия не имею! Серьезных данных нет, могу судить только по письмам – а они бывают просто волшебные, многие храню в своем архиве. Так что вроде не зря работаю.
- Ваши нынешние проекты ведь тоже отдаленные последствия писем давних лет.
- В общем, да. Еще в 1988 году один парень рискнул дать в эфир свой адрес. Ему пришло много писем, и ребята объединились в клуб «НОРИС» – независимый объединенный рок-информационный синдикат. Выпускали свой бюллетень, наладили переписку с зарубежными клубами, ежегодные съезды проводили (второй совпал с моим пятидесятилетием, и я не смог отказаться от приглашения). Мне хотелось, чтобы ребята делом занялись. По моему предложению «НОРИС» вышел из подполья, официально зарегистрировался как ТОО. Издали по их инициативе книгу – причем это только первый том! Теперь на эти деньги реализуем идею журнала.
- Вы следите за музыкальной жизнью России?
- Честно говоря, в последние годы я не очень информирован, да и времени не хватает. Но если кто-то приезжает в Англию альбом писать, это всегда интересно, и место в журнале для такого события найдется, как это вышло с Б.Г. и его «Навигатором».
- На ваш взгляд российская рок-музыка и иже с нею сможет выйти на первый план, стать конкурентоспособной?
- В своей стране – конечно! Пересечения границ скорее всего не будет (да оно и не обязательно). В США и Англии музыкальный котел кипит много лет, поэтому пройти со стороны, да еще и вырваться вперед совершенно нереально. Хотя отдельные отголоски творчества могут иметь резонанс – от «Парка Горького» до Юры Наумова.
- Сейчас сформировалась целая обойма групп, исполняющих оригинальную музыку с использованием фольклора, с нетрадиционным набором инструментов. Это уже не калька, а новый стиль.
- Замечательно, но по-моему за границей это мало кому понятно. Новый пласт культуры, толком не укоренившийся, переводить или перевозить – полная безнадега! Главное сейчас, чтобы такая музыка была слышна в России. Чтобы встала твердо, смогла влиться в национальную культуру.
- А для этого нужна качественная звуковая техника, инструменты...
- Безусловно! Здесь уже кое-что происходит – появились хорошие студии, клубы, профессионалы записи... Еще совсем недавно ничего этого не было; Россия – страна чудес! И если дело так и дальше пойдет, то когда-нибудь можно будет говорить о серьезном выходе на запад. В противном случае усилия даже самых талантливых музыкантов останутся семенами в каменистой почве.
- Раз уж дали прогноз, быть может, дадите и совет?
- Даже такие неприятные вещи, как пикеты в Останкино, в принципе явление положительное. Пусть народ видит себя в зеркале. Знаете, американские индейцы учат детей самоуважению, заставляя глядеть на собственное отражение. Многим это упражнение не помешало бы. Научившись уважать себя, люди начнут уважать окружающих.

Дмитрий Урюпин

<< к списку статей

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015