СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

27 августа 1988: Телефонная связь

Гость: Виктор Костин, сотрудник Русской службы Би-би-си

Начало записи отсутствует

Музыка Chuck Berry — Memphis Tennessee

Сева: Песня Memphis, Tennessee в исполнении Чака Берри.

Музыка

Сева: И вот этим мажорным аккордом на гитаре мы вводим следующую рубрику памятных дат и юбилеев, которую как всегда ведет Леонид Владимиров.

Л.В.: Она не очень мажорная... Кто помнит, как называлась до недавних относительно времен Дворцовая площадь в Ленинграде – один из самых выдающихся архитектурных ансамблей в мире? Она называлась, многие помнят, площадью Урицкого. Кто же такой был Урицкий? А это был председатель Петроградской чрезвычайной комиссии – ЧК. На этом посту Урицкий находился всего пять месяцев с небольшим и был убит 30 августа 1918 года, то есть 70 лет назад, членом партии социалистов-революционеров – эсэров. Любопытно, что, хотя Урицкий был старым революционером (он, как тогда говорили, ушел в революцию сразу после окончания юридического факультета Киевского университета в 1898 году), но с 1903 по самый 1917 год он не был большевиков. После раскола на втором съезде партии он примкнул к меньшевикам, потом входил в группу так называемых «межрайонцев», лишь после февральской революции был принят в большевистскую партию. И тем не менее, уже на шестом съезде партии, то есть до октябрьского переворота, Урицкий был избран членом ЦК, а сразу после октября занимал еще видные посты: был членом комиссии по выборам в Учредительное собрание, комиссаром по иностранным делам. Еще любопытнее, что по вопросу о Брестском мире Урицкий выступал вместе с так называемыми «левыми» коммунистами, то есть против Ленина. Тем не менее, ему в марте 18-го года доверили один из самых важных постов – председателя Петроградской ЧК. Он рьяно исполнял свои обязанности, в частности, отдавал приказы о расстрелах без суда. По официальным советским данным, опубликованным еще в брежневские годы, до гласности, ЧК расстреляло в первые три года советской власти девять с половиной тысяч человек. По меркам будущего сталинского террора это выглядит даже скромно. Однако тогда, особенно летом 1918 года, объявленный большевиками красный террор наводил ужас, такого на Руси неслыханно было. Всё познается в сравнении. Сегодня нет точных данных, почему ЦК партии социалистов-революционеров вынес и исполнил смертный приговор Урицкому. Но надо заметить, что левые эсеры, первоначально входившие в совет народных комиссаров (после октября), стреляли не только в Урицкого, они и убили, террор. В тот же день, 30 августа 1918 года член партии эсеров Фанни Каплан, как известно, стреляла в Ленина во время митинга на московском заводе Михельсона, и ранила его. Возможно, эсеры приняли губительное решение – ответить на красный террор большевиков своим террором. Иллюзии, будто террор, человекоубийство может принести хоть какие-то положительные результаты – такие иллюзии, увы, живы и сегодня. У нас здесь, в Северной Ирландии, действует террористическая Ирландская республиканская армия, есть террористические группы в Ливане, в Германии, в Италии, в других городах. И у всех у них, как когда-то у большевиков и у эсеров, есть некие идеалы, за которые они якобы борются своими пулями и бомбами. Как бы сделать, чтобы все эти молодые люди, обманутые своими негодяями-руководителями... Спроси Достоевского, уже более ста лет назад сказавшего, что счастье всего человечества невозможно построить даже на одной-единственной слезинке невинного ребенка.

Более недавняя дата: 31 августа 1948 года – сорок лет назад – умер член политбюро ЦК ВКП(б) секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Александрович Жданов. Он вошел в историю как исполнитель, может быть, один из инициаторов, послевоенного разгрома русской культуры. Сейчас, слава богу, в Советском Союзе всё больше публикуется материалов о безумном походе Сталина и Жданова против лучших писателей, поэтов, музыкантов того времени. Было бы интересно прочесть более глубокие исследования, с ответом на вопрос: почему. Почему, в самом деле, один из самых блистательных прозаиков России Михаил Зощенко был назван хулиганом и подонком литературы? Почему великую Ахматову обозвали «барынькой, мечущейся между будуаром и молельней»? Думаю, что трагическое наследие Жданова еще предстоит изучать на пользу ныне живущим и будущим поколениям. Проклясть его посмертно не так трудно, как понять – что же двигало такими людьми, как он? Впрочем, ведь и его предвидел Достоевский, когда вывел в «Бесах» Шигалева с его «программой переустройства мира»: «мы всякого гения потушим во младенчестве» - так, если помните, предсказывал, пересказывал вернее программу Шигалева Петр Верховенский. Жданов «тушил» гениев через 75 лет после этого пророчества – вот как. Но всё это очень пессимистично, давайте немного более оптимистичную годовщину вспомним. 28 августа 1853 года, 135 лет назад, родился замечательный русский инженер Владимир Григорьевич Шухов. Он создал процесс последовательного крекинга нефти. Он построил в Москве знаменитую Шуховскую башню, которая до середины 60-х годов служила главной антенной столичного телецентра. Да что там Шуховская! Он их построил около двухсот – двухсот башен в России и за границей. Он изобрел форсунку для сжигания тяжелых фракций нефти, спроектировал арочные перекрытия Киевского вокзала в Москве и перекинул за свою долгую жизнь около пятисот мостов во всем мире. Он умер в возрасте 86-ти лет в 1939 году в полном почете, в звании академика и Героя труда.

Сева: Вот вы тут вспомнили Жданова, и мне такая история вспомнилась, которую очевидцы рассказывали, что Жданов на одном из собраний громил Шостаковича. Сел за рояль, случайно оказавшийся рядом, сыграл несколько аккордов из вступления к первому концерту Чайковского, причем довольно бегло и, встав, сказал: «Вот какую музыку надо народу!»

Л.В.: Это совершенно точно, только он сказал это без грузинского акцента, потому что в отличие от Сталина он был чистый русский. Он хорошо говорил по-русски, злодей, и неплохо играл, да, на рояли – так, любительски.

А.Л.: Коллеги, а мне кажется, что имя Урицкого – оно ассоциируется не столько с Дворцовой площадью, сколько с конфетной фабрикой.

Л.В.: Нет-нет, с табачной фабрикой!

А.Л.: Табачной фабрикой!

Л.В.: Совершенно верно. «Беломор» Урицкого почему-то считался самым лучшим из всех «Беломоров».

Сева: Мне шутку такую рассказывали. Подходит человек, говорит: «Эй, товарищ, ты что куришь?» Он говорит. «А ты «Беломор» кури, фабрики Урицкого который, а то авторитет свой обронишь». Следующую песню, которую мы хотим предложить, называется Hanging on the Telephone, то есть буквально: «Вися на телефоне», поет ее в свое время очень модная, а ныне вышедшая из моды певица Blondie.

Музыка Blondie — Hanging on the Telephone

Сева: Песня Hanging on the Telephone, певица Blondie.

Музыка

Сева: Для тех, кто «Севаоборот» слушает недавно, напомню, что мелодия, которая так назойливо повторяется в течение всей нашей передачи, это позывные башни «Биг Бена» – Большого Бена, части здания британского парламента. Сегодня у нас материала очень много, мы хотели уже переходить к теме, но мне все коллеги говорят: как же так, сегодня без писем? Я вот вытащил одно из стопки, которое человек нам написал просто крик души.

«Здравствуй, дорогой Всеволод Борисович. Пишу на «Севаоборот». Все мечтают до тебя дописаться, и всё не выходит. А может, и доходят письма, но ты их не читаешь в связи с убогостью содержания? Ну да ладно. Представлюсь: зовут меня Эдей, друзья зовут Юричем. По нашему телевидению, радио, в газетах нонче так много критиков развелось – куды бежать! Все критикуют, бьют себя в грудь. Всё, что было до перестройки, так это, по их словам, нечто вроде содома. И так их много, что невольно вопрос возникает: где вы были во времена этого содома? Одним словом, боялись. А кто не боялся – те где, а? А нонче все смелые. И до того обидно стало! Решил даже стих нацарапать, который ниже и привожу. И назвал я стих «В смысле». Потому что оболочка у этого стиха довольно убогая, наверное. И надо, в общем, здесь смотреть в корень. Вот этот стих».

Я привожу стих в сокращенном варианте:

Из закоулков повылезли критики разномастные,
Все критикуют Сталина, ныне в гробу безопасного.
И, языки повысунув, груды строчат сочинители,
Поэты и прозаики – застоя обвинители.
И хают, ругают старое, новое – возвеличивают.
И солидарны становятся с жертвами культа личности.
Вы, мол, невинно страдали, мы, мол, с вами всегда.
А где же вы раньше были, когда случалась беда?
Не помните, как душили таланты, как наступали на горло песням –
Только за то, что мы все на всех непохожие и далеки от рутинной лести?
Но они же все пострадали за правду! Делают вид, что страдали невинно.
Вот если б в прошлом всех вас покопаться – да не приемлет душа, противно.
А те же, кто был изначально честен –
Кто за границей, кто мёртв, кто унижен.
Кто, не выдержав черной жизни, с жизнью покончил, на всё обижен.
К чему им теперь восхваления, к чему признание ваше?
Ведь кто из них увидел сегодня, и станет ли жизнь справедливей и краше?

Это письмо Эдуарда из города Ярославля.

Л.В.: Абсолютист он у вас, Эдуард. Логика его не вполне безупречна, я боюсь.

Сева: Вы знаете, степень абсолютизма по мере продвижения на восток возрастает.

Л.В.: Это уж точно.

Сева: Ну, я думаю, что пора нам переходить к нашей теме. И мы начнем, пожалуй, от общего и перейдем к частному. Начнем с международных коммуникаций. Ну, вот у меня, например, сегодня пример. Мы когда сидели готовились, человек позвонил из Костромской области. Сидел он всего час на телефонной станции и из маленького поселка, небольшого городка – дозвонился. Я потом стал звонить приятелям в Медвежьегорск по своим музыкальным делам – там есть неофициальное рок-объединение. Первый раз мне ответили, что такого номера там нет – а я звоню каждые две недели. И когда я, проверив на всякий случай – может, я ошибся, снова набрал номер и сказал твердо совершенно нашим телефонисткам, что номер этот есть, я звоню туда регулярно, последовал ответ (это было буквально два часа назад), что номер, так сказать, не дозвониться, не в порядке.

В.К.: Вот вам телефонная связь. Ну, а здесь, в Англии, прямая телефонная связь из дома или откуда угодно, из телефона-автомата – больше чем со ста восьмьюдесятью странами. Точнее, 186 стран прямого набора. Вот передо мной лежит справочник международной телефонной связи. Ну, откроем.

Л.В.: Еще даже не последний, прошлогодний он у вас.

Сева: Я думаю, что надо начать с эпизода...

В.К.: Вот я бы сказал так, давайте вот, я помню так. В Москве – что такое был телефон? Ну, позвонить приятелю, поговорить немножко. Иногда, крайне редко, позвонить в другой город. Звонить за границу – это был миф о загробной жизни, как Остап Бендер говорил, - немыслимое дело! Еще одно воспоминание, связанное с телефоном. Когда ко мне приходили друзья, мы на этот телефон подушку обычно клали – во избежание самовозгорания.

А.Л.: Звонок за границу – это не только миф о загробной жизни, это же и опасно было!

В.К.: Безусловно! Так вот. Переехал я за границу, выехал из Советского Союза. Года через два поехал кататься на лыжах. Плоскогорье где-то высокое, два километра от города ближайшего. Пошел гулять вечером. Лес, полная совершенно тьма бездонная, звезды в небе горят, снег. Ничего, ни зги не видно. И вдруг где-то впереди – светлое пятно. Подхожу: ярко освещенный телефонный киоск. И в нем – справочник большой, толстенный справочник. Можно, накидав монеты в этот самый автомат, звонить в любое место земного шара. Больше того, можно позвонить и дать номер вот этого самого автомата – и тогда, если денег мало, тебе позвонят. Больше того: нет денег – можно позвонить и назвать условную фразу, это называется «reverse call» - ты говоришь телефонистке: тот, кто мой телефонный звонок примет – он и заплатит. Она вас соединяет – и никаких проблем. Вот тогда-то, простите, Сева, я и понял, что есть телефон на самом деле.

Сева: Открываешь справочник – и, что характерно, все страницы. На самокрутки никто не повыдирал.

А.Л.: А бумага тонкая-тонкая! А справочник толстый-толстый!

В.К.: Кстати, автомат, который там был, он с дисплеем цифровым. Кидаешь туда монету – сразу появляется цифра, соответствующая деньгам, которые ты внес.

Сева: Вот перед нами справочник – в какие страны можно позвонить?

В.К.: Ну вот, давайте откроем. Я вот открыл – некая страна, именуемая Ботсвана – 15 городов прямой телефонной связи. Франция – 48, Эфиопия, простите, - 15 стран...

Сева: Пятнадцать городов.

В.К.: 15 городов. И так далее и тому подобное. И это ведь только города, а теоретически можно просто набрать, если мы знаем, номер – так в любую точку можно позвонить.

Л.В.: Посмотрите Советский Союз.

В.К.: Советский Союз. Открываем Советский Союз и видим: Москва. Один город. Должен, справедливости ради сказать...

Л.В.: Неужели нет Ленинграда?

В.К.: В справочнике его нет, всё равно! Теперь, будем говорить честно: я позвонил, перед самой нашей передачей позвонил оператору на международную телефонную станцию и он любезно согласился мне посчитать, с каким количеством городов есть прямая связь отсюда, из Англии – 27 городов на сегодняшний день.

Л.В.: В Советском Союзе?

В.К.: Да. Можно отсюда прямо звонить. Но надо знать код.

Л.В.: А, вот именно.

В.К.: Но вот куда можно из Советского Союза звонить прямым порядком – этого я не знаю.

Сева: Да, тут мы уже переходим не только к телефонным книгам, которые, как мы знаем из своего прошлого опыта, на каждом углу не продавались, а здесь нужно просто слушателям нашим рассказать, что телефонная наша компания национальная берет с нас деньги, естественно, за пользование телефонными системами, но ежегодно публикует в Лондоне – сколько мы, четыре тома получаем толстенных плюс пятый том – это так называемые «Желтые страницы» - это всякого рода компании и учреждения не личного плана. Но здесь ведь надо еще упомянуть, что есть международные справочные бюро. Предположим, вы знаете человека где-то в Бражилии, в Рио-де-Жанейро, знаете его адрес и фамилию. И набрав международное справочное бюро здесь, в Лондоне, можете этого человека телефон получить и до него дозвониться.

В.К.: Совсем недавно это со мной именно так и произошло. Я искал своего друга, который живет в Голландии. Позвонил по телефону, телефон не соединялся, просто был такой тон длинный. Я позвонил в международную справочную, попросил выяснить, куда он девался, этот человек. Я назвал фамилию его, назвал его прежний адрес. И они меня мгновенно перевели для соединения в Голландию, в Голландии телефонистки, которые прекрасно говорят еще по-английски, очень любезно и довольно долго пытались разыскать этого человека, и сказали, что в наших справочниках он не числится. Может быть, он в другую страну уехал – я еще не знаю.

А.Л.: Ну, это всё совершенно верно, потому что не забывайте, что ведь телефонов на самом деле гораздо больше, чем их дает наша телефонная книга! Ведь есть масса людей, которые не хотят регистрировать свой телефонный номер.

В.К.: Например, у Менухина мне надо было разыскать одного музыканта, который хорошо его знал. Я пытался дозвониться Менухину – его телефон не зарегистрирован и телефон его не дают.

А.Л.: Вы имеете в виду скрипача?

В.К.: Да.

Сева: Зачем к Менухину обращаться – я в телефонную книгу не включен. Тут надо бы мне вспомнить один эпизод. На съемочной площадке года четыре или пять назад я впервые был поражен. Пришел человек с таким черным чемоданчиком, из которого антенна торчала, и принялся набирать Лос-Анджелес – он там с кинокомпанией разговаривал. А мы находились где-то в Норвегии, что ли. И я тогда помню, как я был поражен. Это было мое первое знакомство с так называемыми cell net-телефонами. Я знаю, Леонид Владимирович, вы недавно делали свою передачу с их помощью.

Л.В.: Ну да, я ездил в машине по Лондону и со мной говорила Рита Белова из студии, а я, значит, с машиной ездил по всяким разным местам Лондона. И я насчитал, что за время... я сделал такой сложный маршрут по лондонским окраинам, причем кругом тяжелые грузовики шли, значит, шум, гам, дым – неважно! Слышимость была, как будто мы с ней сидели просто в одной комнате. И я насчитал... со мной ехал представитель этого самого хозяйства телефонного cell net, радиотелефоны. Я насчитал, что мы пересекли 37 различных районов телефонных станций, причем даже щелчка почти не было слышно.

В.К.: Это вот как делается. Это работают все системы на микроволнах. Теперь компьютеры, которые следят за работой микроволновых приемников, они все время измеряют силу звука, которая воспринимается, и как только начинает слышимость падать, они немедленно устанавливают контакт со следующей станцией линейной, и когда доходит дело до недопустимого предела, они немедленно переключаются на следующую станцию. Это такими скачками делается, но скачками, как вы сказали – без щелчков, это совершенно незаметно.

Сева: Вот есть ли у вас такая штучка дома, я включаю: слушайте звук. Это такая черная коробочка, как маленький портсигар. Это так называемый ключ звуковой к автоответчику, который у меня дома стоит. Ключ этот рассчитан на то, чтобы, если я уезжаю за границу или в другой город, я могу набрать свой номер телефона, поднести это к трубке, и вот сыграть эту мелодию. И тогда автоответчик, перемотав ленту назад, мне проиграет все записи людей, которые мне звонили.

А.Л.: Сева, я прошу прощения, но я боюсь, что надо все-таки сказать, что такое автоответчик, извините.

Сева: Да.

В.К.: Ну, автоответчик – это, по-моему, дело известное, это просто...

А.Л.: Это вам известное!

В.К.: Это портативный магнитофон, в котором заложена пленка в такой петлеобразной ленте, она все время при получении вызова она повторяет один и тот же записанный на пленке вызов или ответ. Он говорит, что сейчас я ушел, меня нет дома, после сигнала, пожалуйста, передайте ваше сообщение. И потом записывает.

Сева: Следующая песня – она, кстати, очень иллюстрирует это хорошо. История песни такова, что девушка ушла из дома, оставила, естественно, свой вот этот телефонный вызов или message, как он здесь называется. И парень, который в нее влюблен, ей звонит. Но с ней случилось несчастье, она погибла в автокатастрофе. И он, зная об этом, звонит ей домой, слушает ее голос, а ее самой уже нет в живых.

Музыка Paul Evans — Hello, This Is Joannie

Сева: Песня Hello, This Is Joannie в исполнении Пола Эванса.

Музыка

Сева: Знаете, когда мы выбирали музыку с нашим редактором Терезой, она мне рассказала историю из ее личного опыта. Она жила с подругой одной в квартире, и в подругу влюблен был молодой человек, который ей звонил и даже если ее не было дома – приятно было просто услышать голос. Потом подруга съехала, и молодой человек этот, ничего не зная, позвонил в квартиру, а там раздался голос Терезы – подруги нет и она записала новый message на самоответчике, и молодой человек был очень расстроен, у него просто было разбито сердце. Следующее, к чему мы переходим: я хочу, чтобы мы вспомнили передачу – июнь, по-моему, когда у нас был Александр Андреевич Поляков. Он руководитель фирмы здесь, в Англии, которая по заданию одного из крупнейших госпиталей разработала систему радиовызова – такие коробочки в карманах у врачей лежали, которые подавали звуковой сигнал, если им нужно было срочно позвонить в операционную там, или... С тех пор техника эта заметно развилась, и вот, не знаю, может быть, пару слов расскажете об этом?

В.К.: Ну, я бы хотел сказать сейчас о совершенно новом телефоне, который вот только-только сейчас запущен в производство. Нет больше телефонной трубки, нет рычагов, на которые эта трубка кладется, нет диска и нет кнопок.

А.Л.: А что делать с руками?

В.К.: А с руками можно делать всё что угодно. Можно держать за рулевую коробку, эту, баранку, или, может, за что-нибудь более интересное. Что же вместо этого есть? Есть такая капсула, которая вставляется просто в ухо, и она проводом соединена с маленькой коробочкой размером с walkman – портативный магнитофон. Эта капсула объединяет в себе и телефон, и микрофон. Одновременно она воспринимает «дрожание», так сказать, костей и мягких тканей...

Сева: Вибрацию.

В.К.: Вибрацию, совершенно точно. И, значит, одновременно она может передавать звук, который она получает через вот этот вот телефон. Человек как бы говорит сам с собой. Если он идет, он разговаривает, просто никто не будет знать, что он с кем-то общается с помощью вот этого самого телефона.

А.Л.: Его можно принять за сумасшедшего, мне кажется.

Сева: Идет и говорит, да.

В.К.: Вот Леонид здесь говорил о том, что он ездил на машине с этим самым телефоном, но сейчас разработан новый телефон...

Сева: Одну секунду, меня вызывают. Нас вызывает Таймыр. Передо мной коробочка величиной с маленькую коробку сигарет. Ну, совсем маленькую. И в ней окошечко, вы видите. И здесь появилась надпись: первый звонок, call 1. Нажимаем красную кнопку и появляется надпись: message. Что там написано?

В.К. Ну-ка, ну-ка.

Сева: Эта надпись посвящена, кстати, ноттинг-хиллскому карнавалу. Это выражение говорили ребята в нашем оркестре. Они говорили: не волнуйся, парень, всё будет хорошо. Здесь написано: Feel no bad. Paul is cool. Этот телефонный мэсседж, или послание, нам пришло сейчас из аппаратной. Позвонили оператору по определенному номеру. Оператор спросил: что послать, какое? Продиктовали ему эти четыре слова, и в течение приблизительно минуты (потому что я видел, как там набирали) раздался звонок и у нас появилось такое дело.

В.К.: Примерно на таком же принципе работают сейчас телефоны, специально созданные для глухих. Вот представьте себе, что глухой тоже может разговаривать по телефону. Для этого у него телефон снабжается дисплеем, а в самом телефоне, в чипах хранится в памяти определенный набор фраз. Это простые фразы, конечно, там большого запаса слов нет. Но когда глухой разговаривает по телефону, он своим голосом передает послание, или message, передает своему приятелю, скажем, тоже глухому, и у того на дисплее появляется то, что тот говорит, и тот может ему обратно передать. Это вот одно из развитий. Другое развитие – телефон, который устанавливается в машине. Но, как известно, в Великобритании, ну, наверное, и в других странах, запрещено держать за «баранку» во время езды одной рукой. Поэтому этот телефон приводится в действие просто голосом, кодовым словом. А дальше вы можете разговаривать и всё будет передано.

А.Л.: Как тут стихи не вспомнить? Как живой с живыми говорит...

В.К.: Как глухой с глухими говорит...

Сева: Слушайте, это всё общее, так сказать, это теории, которые нас, новая техника, которая нас лично не касается. А вот что у нас в домах стоит?

В.К.: Ну, в домах – я бы хотел вот что вам сказать. Вот я получил брошюру такую из British Telecom – это компания, которая занимается телефонами, одна из двух в Великобритании. Вот они, например, пишут здесь: не хотите вы переехать в новый дом, а если хотите, то дайте нам знать заранее, потому что очень неприятно, когда вы перебираетесь в другое жилье и там нет телефона. Надо ждать, может быть, пару месяцев, я не знаю. Так вот, значит, дайте нам знать, и к моменту вашего переезда телефон будет стоять на месте.

Сева: У кого из вас при доме есть сад или при квартире?

Все: У всех.

Сева: Вот вы как справляетесь с телефоном, если летом надо сидеть в саду, а телефон звонит, вы бегаете назад?

А.Л.: Я бегаю, да.

Л.В.: Кто-то бегает, а мой сосед, например, не бегает...

Сева: Я не бегаю уже года два. У нас поставлен радиотелефон.

А.Л.: А я из ванны бегаю!

В.К.: Есть такой закон Белла, который гласит: когда тело погружено в воду, звонит телефон. Это неприятный закон.

Сева: Радиотелефон этот – у него есть базовый телефон с антенной, который просто висит на стене. И на нем просто съемная такая часть, тоже с небольшой антенной – типа милицейских телефонов. Он действует в радиусе у меня там двухсот метров. И если я один дома, я его таскаю по квартире, потому что я терпеть не могу... Когда звонит телефон – у меня старая советская привычка – мне кажется, что нужно немедленно ответить.

В.К.: Нельзя не ответить.

А.Л.: Неудобно.

Л.В.: Я остановился в гостинице в японском городе Осака и пошел в ванную. Сел в ванну и тогда случилось как раз то, что вы сейчас говорили: зазвонил телефон, я услышал звонок. И представил – сейчас вылезать из ванны, как герой Ильфа и Петрова. Вдруг я вижу, что телефон-то – здесь! Коричневый телефон несколько особого вида с огромной надписью огромными буквами: «Я не боюсь воды! Можешь меня брать мокрой рукой и даже погружать в воду». Я улыбнулся, взял трубку и прекрасно поговорил в мокром виде.

В.К.: Я бы хотел еще вот что сказать. Что вот я три дня тому назад был на концерте Нью-Йоркского филармонического оркестра. Как я туда попал? Ну, увидел объявление, что приезжает оркестр. Позвонил в концертный зал и заказал по телефону билеты. Это один из примеров – с оплатой по карточке кредитной. И они мне прислали – мне не пришлось ходить ни в кассу, ни стоять в очереди – ничего подобного, просто прислали домой билет – и всё.

А.Л.: Ну, вы вот тут хвалите телефоны, рассказываете всякие вещи. Все-таки не нужно же искажать картину, ведь телефонные счета же с каждым месяцем всё дороже и дороже!

В.К.: Это святая правда, телефонные счета дорогие. Но, ребята, опять же в этой вот брошюре, которую мне прислал «Телеком», говорится, что хорошо бы вам, если у вас приходят счета (они приходят раз в квартал, то есть раз в три месяца), вам тяжело и трудно платить – они, конечно, не обещают уменьшить, но они дают вам возможность делать это по кредитной системе каждый месяц.

Л.В.: Я давно это делаю, вообразите себе. Я плачу, у меня ничего особенного, много не звоню. У меня три телефона в доме, ладно, но я ведь не звоню! У меня каждый месяц 70 фунтов...

Сева: Надо сказать о бесчеловечной сути этой телефонной системы. Ведь люди платят и влюблены в разговоры. Не просто так ты снял трубку, поговорил, а там электронный счетчик...

В.К.: ...А мы говорим так, будем говорить конкретными цифрами: телефонный звонок из Лондона в Москву стоит 80 пенни минута – так ведь? 80 пенни в минуту – это в переводе на обычные деньги или эквивалент – это трудно... Давайте скажем по сигаретам, что ли...

Л.В.: Ну, это, по сигаретам и папиросам – нельзя.

Сева: Хорошо. Слушайте, а что за техника сейчас в магазинах продается?

В.К.: Ну вот совсем недавно, я как раз, у нас два телефона дома и я решил поменять телефоны, потому что они такого старого вида, еще не кнопочные – всё это надо менять. Зашли с женой в магазин – такой, самый что ни на есть широко распространенный магазин Dixons – любые телефоны продаются, начиная с 9 фунтов и кончая за 100 фунтов и так далее. Самый дешевый телефон, который стоит девять с половиной фунтов, то есть по официальному курсу около девяти рублей, да? – он снабжен памятью, в которой хранится до двадцати номеров. Это значит, что вы сами кодируете нужные вам номера, просто набираете, нажимаете кнопку с надписью «1» и он сам набирает этот номер и соединяет. Кроме того, у него есть система повтора вызова: если вы позвонили куда-то, телефон занят, вы можете положить трубку, и он сам будет пытаться пробиться в этот телефон.

Сева: Сегодня у меня день хвастовства. Очень коротко. Вот перед вами картинка: телефон, который у меня на столе стоит. Их производили для директоров крупных компаний. Но потом там какие-то получились дела, и, в общем, я купил его относительно недорого. Видите, машина довольно большая, с полной клавиатурой буквенной, цифровой...

А.Л.: Это компьютер?

Сева: Он компьютер. Здесь экран, в него можно заложить четыреста или пятьсот человек, которые вызываются нажатием кнопки. И он только что чай не варит, он делает абсолютно всё – там у него дневники...

А.Л.: Если поднатужиться, может, сварит все-таки?

Сева: Если его на перегреве оставить, он может, да...

В.К.: Вот в связи стоимостью, раз мы подняли этот вопрос, я бы хотел вот что сказать. Сейчас будет вводиться в строй совершенно новая полностью компьютеризованная система телефонной связи. Всё почему дороговизна этих телефонов? Потому что каждый телефонный вызов должен пройти через центральную телефонную станцию. И там специальные устройства ищут абонента и потом соединяют его. Значит, в новой системе будет замкнутые, так называемые, пакетные соединения системы. Будет общая схема, которая будет связывать всех абонентов. Когда вы будете кому-то звонить, он, компьютер, так сказать, ваш телефон выстреливает ваше сообщение в общую систему, и оно там циркулирует, и получит его только тот, кому оно адресовано. Тогда стоимость международных телефонных разговоров будет такая же, как и местных.

Л.В.: Виктор, вы абсолютно правы, но дело в том, что такая система уже работает в Америке. В Америке – невозможно поверить, как работает телефон! Не успели вы снять трубку, не успели...

А.Л.: Более того, в отличие от нашей системы, когда в Америке приходит счет за телефон, там перечисляются все номера, по которым вы звонили.

В.К.: Здесь это тоже можно сделать, вот они говорят: вы можете без дополнительной оплаты получить такую справку.

А.Л.: Это было введено совсем недавно.

Сева: А что-нибудь о системе «факс», несколько слов?

В.К.: Система «факс» - это, конечно, гениальная система. У нас стоит здесь, на Би-би-си, у нас стоит машина «факс». Снимаете трубку, набираете номер и потом закладываете в машину – когда приходит сигнал подтверждения связи, вы закладываете любой документ в эту машину, и он в точности повторяется на другом конце провода. Теперь: все прежние факсы всегда работали на системе «отжора», так сказать, документа, который заложен, значит, они должны были не только текст «видеть», они должны были видеть и белое поле тоже. Поэтому на передачу одной страницы уходило примерно три минуты. Теперь компьютеры и новые технологии, микрочипы, делают так, что этот факс-аппарат – он больше не читает белых полей, он читает только буквы.

А.Л.: Сколько стоит эта загадочная машина?

В.К.: Ох, ну это недорого, и любой человек может купить. Я, кстати, делаю переводы в свободное время, и мне последнее время непрерывно эти переводческие группы спрашивают: нет ли у вас факса? Можно документы передать?..

Сева: Нам, дорогие друзья, на этом месте придется интереснейшую беседу закончить, потому что время наше подходит к концу, буквально осталось считанное количество секунд. Напоминаю, что нам можно написать по адресу: «Севаоборот», Post Office box, 76...

В.К.: Да можно даже по системе «факс» послать message.

Сева: Можно! Strand, London, повторяю: PO box 76, Strand, London.

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru
seva.ru © 1998-2015