СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

19 ноября 1988: Ленинградский рок-клуб и советский рок

Гость: Сергей Фирсов, заведующий фонотекой Ленинградского рок-клуба

Сева: Добрый вечер, друзья. Сегодняшнюю передачу хочу начать с очередного своего признания. Скажите, пожалуйста, коллеги, довелось ли вам бывать в Париже?

Алексей Леонидов: Ха, Леонид Владимирович?

Леонид Владимиров: Так я даже сосчитать не могу, сколько раз.

А.Л.: Пять раз в год!

Сева: Слушайте, я ведь здесь двенадцать лет в Лондоне живу, и за всё это время ни разу в Париже не бывал.

Л.В.: Сумасшедший!

Сева: Но у меня, знаете, от гастрольных времен осталось такое понятие, что ездить надо только по работе. Вот если посылают по работе – тогда можно ехать. И такой случай мне представился три недели назад, в конце октября, когда в Париже находился гость из Ленинграда. Он заведующий фонотекой ленинградского рок-клуба, и мне как человеку, вещающему о рок-музыке столько лет, естественно, было интересно и встретиться, и поговорить, и послушать кое-какие записи, и кое-что ему рассказать о том, что у нас происходит. Звали гостя Сергей Фирсов. И мы с ним созвонились, я туда поехал, побеседовали, записали разговор на пленку. И вот результаты всей этой поездки я и хочу вам сегодня предложить.

Сергей Фирсов: Я официально заведую фонотекой ленинградского рок-клуба, то есть записываю концерты и распространяю их дальше.

Сева: Приходится поэтому ходить на концерты? И что меня поразило из рассказов, это то, что в бытность когда-то своей работы в «Ленконцерте» нужно было проходить всякие тарификационые комиссии, бумаги с тремя печатями, которые нужно было копии везти в каждую филармонию. И было известно за несколько месяцев, кто куда поедет и какие деньги заработает. Но сейчас, как я понимаю, обстановка меняется очень круто?

С.Ф.: Да, с этим стало гораздо свободнее. Группа, чтобы поехать куда-нибудь на гастроли, должна просто принести приглашение из этого города в рок-клуб и поставить там просто печать – то есть отметиться, что она туда едет. Практически всё. А тексты «литуются» все заранее. Есть «залитованная» просто программа концертная, с которой они выступают.

Сева: Но откуда, скажем, знают в провинции, кого им приглашать? Ведь нет какой-то центральной концертной организации, никто это всё не координирует.

С.Ф.: Да, всё это, конечно, на уровне испорченного телефона работает до сих пор. То есть люди просто приезжают, смотрят, приходят какие-то записи – они тоже слушают. И на этом уровне всё и делается.

Сева: Так уж традиционно сложилось, что распространение новых идей идет из центров – из Москвы, из Ленинграда. Как сейчас – ну, будем говорить за неимением лучшего слова – в провинции дела обстоят?

С.Ф.: Ну, естественно, началось это из центров – Ленинград, Москва, Прибалтика. А сейчас я наблюдаю громадную обратную волну из Сибири, из глубинки, с периферии, из таких городов, как Омск, Тюмень, Владивосток, Архангельск, Харьков, Киев, Одесса – очень много интересного сейчас. Об остальных группах я хочу сказать, что, конечно, в этой передаче мы всё не успеем рассказать. Групп очень много...

Сева: Сколько, например, в Ленинградском рок-клубе?

С.Ф.: В Ленинграде около семидесяти групп, в Москве около восьмидесяти и так далее, и так далее. Очень много.

Сева: Кроме того, есть же еще районные молодежные центры.

С.Ф.: Растут каждый день, как грибы, какие-то группы. Много талантливых ребят молодых. Всех мы, конечно, не сможем передать и рассказать, прошу прощения перед моими друзьями за это, но всё впереди. Моя сейчас на сегодняшний день самая любимая группа – группа, которую я в первый раз в жизни слушаю в плеере, просто хожу по улице и слушаю, не выключая, – такого не бывало со мной никогда. Это «Гражданская оборона». Группа из города Омск, Сибирь. Это Егор Летов – главный человек, младший брат Серёжи Летова, очень известного московского музыканта-саксофониста. Он сделал свою группу в конце 1986 года. Они играют очень агрессивный панк, что-то такое вроде Dead Kennedys. Тексты, конечно, очень оригинальные, очень острые, очень эмоциональные, очень обостренные. Не знаю, не хватает эпитетов – надо слушать.

МузыкаГражданская оборота — "Новый 37-й"

С.Ф.: «Гражданская оборона», наверное, самая яркая сейчас группа из панковского направления. А групп таких уже очень много. Есть группы, которые существуют уже давно, около десяти лет. Например, ленинградские «Бригадный подряд», «Народное ополчение» - много групп. Есть группы в Прибалтике очень старые, есть в Москве, естественно, - «ДК», «Зебра». В Омске уже просто с десяток, наверное, групп – очень хороших, смешных. Все они благодаря «Гражданской обороне» появились на свет. В Сибири, на Урале, в Свердловске – там очень много таких групп.

Сева: Панк идет волной?

С.Ф.: Панк идет волной, да.

Сева: Интересно, как ты сам думаешь, почему именно жанр панка пришелся – ну не то чтобы по душе, но он соответствует какому-то уровню самовыражения?

С.Ф.: Ну, во-первых, панк – это музыка, в которой не обязательно уметь классически играть на большом техническом уровне. Достаточно нормального советского «Урала» и просто желания играть. И какой-то просто злости и желания – ну, выразить себя, сказать то, что ты хочешь сказать. А тексты – ну, тексты злые, как и должны быть в панке. Злости пока хватает в людях, к сожалению.

Сева: Как вы поняли, мы слушали и будем продолжать слушать интервью с Сергеем Фирсовым, взятое в Париже в конце октября.

А.Л.: Сева, а вот вы знаете – такой поэт очень известный – Дмитрий Бобышев. Он написал гениальные стихи про Париж. «Париж, Париж, не ходишь, а паришь». Вы что, парили?

Сева: Да нет, из парения особенно ничего не получилось, потому что целый день просидели на кухне за разговорами.

А.Л.: Значит, придется ехать в Париж еще раз?

Сева: Теперь придется как туристу, потому что я заинтересовался действительно.

А.Л.: Сева, а вот Фирсов, у которого вы брали интервью, он что – профессионал? Или у него есть какая-то другая профессия? Чем он занимается?

Сева: Ну, ведь за то, что человек заведует фонотекой рок-клуба, естественно, он денег не получает. Рок-клуб, я не знаю, не платит таким своим должностным лицам. По профессии он кочегар, работает в знаменитой кочегарке в Ленинграде, из которой вышло немало известных рок-поэтов и знаменитостей. Он мне с гордостью сказал, что из их кочегарки вышел, или через нее прошел Виктор Цой из «Кино» - сегодня один из выдающихся людей. Ну и другие знаменитости там бывали, во всяком случае, в ночную смену очень у них популярно в вахтенном журнале писать стихи. Потому что в кочегарке настоящее творчество.

А.Л.: Ну, вы знаете, я не удивляюсь. Даже в мои времена человек, работавший в кочегарке, был вообще главным человеком в Ленинграде.

Сева: Ну, в кочегарке близко к огню. И потом там сутки работаешь – шесть или семь свободных. То есть здесь и творческий запал (потому что там они пишут), и личная свобода.

А.Л.: И ночью тихо, трудящиеся спят...

Сева: Да... Леонид Владимирович! Расскажите нам, напомните о памятных датах.

Л.В.: Ну, напомню, во-первых, 21 ноября 1918 года, 70 лет назад, был издан декрет Совнаркома об отмене частной торговли за подписью председателя Совнаркома Ленина. Через четыре года, даже меньше, частную торговлю, как известно, разрешили вновь. Потом, хотя и без специального декрета, опять на много лет запретили. Теперь частная торговля снова разрешена. Правда, официально этот термин почему-то еще не употребляют.

22-го числа, Алексей, дорогой, 22 ноября 1963 года в техасском городе Далласе был убит президент Соединенных Штатов Америки Джон Фитцжералд Кеннеди. Месяц назад, Алексей, в одном из «Севаоборотов» вы мне сказали, что, значит, я эту годовщину пропустил. Я, конечно, тут же отшутился, что я таких юбилеев терпеть не могу. Кстати, правильно сказал – терпеть не могу. Но все-таки, когда я пришел домой – порядок есть порядок, - я проверил, в чем же дело? Оказалось, что Джон Кеннеди был убит 22 ноября.

А.Л.: Коллега, я прошу прощения. Значит, выражаясь спортивным языком, я сделал фальстарт, каюсь.

Л.В.: Ну, маленький, маленький такой, на один месяц всего. Так вот, напомню: президента убил выстрелами из винтовки с оптическим прицелом странный человек по имени Ли Харви Освальд. Этот Освальд служил в американской авиации, потом бежал в Советский Союз, некоторое время жил в Минске. Там женился на советской гражданке. Затем решил уехать вместе с новой женой в Америку, и ему разрешили. Американские власти его пустили и никак не преследовали. Когда Освальда на второй день после убийства вели на допрос, местный гангстер Джек Руби убил его выстрелом в упор. Джека Руби схватили, посадили в тюрьму, стали вести следствие, но он умер в тюрьме от рака. Вот такая в общих чертах история. Надо ли удивляться, что даже говорить об этом – и то не хочется, а уж разбираться... нет-нет. Упокой, Господи, душу невинно убиенного Джона Кеннеди – первого и единственного католического президента Америки – вот всё, что тут можно сказать.

22 ноября 1963 года, в один и тот же день с убийством Джона Кеннеди – в том же году, в тот же день – умер естественной смертью талантливый и очень необычный английский писатель Олдос Леонард Хаксли. Ему было около семидесяти лет. Он написал много романов, рассказов и даже стихов. Но всемирную известность принес ему роман «Прекрасный новый мир», изданный в 1932 году. Действие этого фантастического романа происходит в будущем всемирном государстве в седьмом веке от рождества Форда. Стало быть, ну, через шестьсот лет, что ли. В этом будущем мире людей выводят в инкубаторах и воспитывают соответственно их будущему предназначению. Наивысший интеллект имеют «альфы», выводимые для умственной работы и руководства. Затем идут «беты», «гаммы» и, наконец, «дельты» - эти годятся только для физической неквалифицированной работы. В этот мир попадает дикарь – обычный человек, привезенный из дальней резервации одним необычным «альфой» по имени Бернард Маркс, кстати сказать. Вокруг этого построена коллизия романа, но дело, я думаю, не в ней. Дело в том, что через год после выхода «Прекрасного нового мира» к власти в Германии пришел Гитлер с его бреднями о расе господ, о выведении чистопородных арийцев и так далее. Роман Хаксли зазвучал мощным антинацистским пророчеством. Он также, безусловно, перекликается с романом Евгения Замятина «Мы», написанным в России в 20-21-х годах и опубликованном за границей через семь лет после этого. Впрочем, Олдос Хаксли всегда отрицал влияние замятинского «Мы». А вот Джордж Оруэлл, написавший роман «1984» через шестнадцать лет после выхода романа Хаксли, признавал, что его английский социализм – ангсоц – навеян и книгой Замятина, и фантастическим повествованием Олдоса Хаксли.

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович. Теперь вернемся к нашей парижской встрече, к интервью с Сергеем Фирсовым.

С.Ф.: Следующая группа – «ГПД» или «Группа продленного дня» из Харькова. «ГПД» появилась первый раз, проявилась, я их услышал первый раз в Риге весной 87-го года на рок-фестивале, куда они приехали просто втроем или вчетвером – просто послушать фестиваль, не собираясь там выступать, ничего. Но Рига очень демократичный город, там какая-то группа не приехала, они увидели ребят, которые играли на улице, на гитаре брянкали, и сказали: ну, давайте сыграете. Те вышли и взяли первый приз. Просто на акустической гитаре, подыгрывая себе на каких-то там... балалайках, не знаю. Потом я их услышал в Горьком, на фестивале весной этого года, и постарался сделать всё, чтобы они приехали в Ленинград. Они приехали к нам в июне этого года и, по моему мнению, это было одно из самых сильных выступлений. Вот как раз песенка с нашего фестиваля. Она называется «Паук на стене».

Музыка ГПД — "Паук на стене"

С.Ф.: Следующий – парень из Горького. Очень люблю его как друга, как человека. Парень поет просто под гитару, как бард – но я думаю, это сильнее и больше значительно, чем просто бард в том понимании слова. Алексей Хрынов по прозвищу «Полковник. Поет, в принципе, недавно – у него, может быть, двадцать-тридцать песен всего. Но стоит послушать.

Музыка Полковник — "Лесник"

Сева: Музыка в исполнении «Полковника» Хрынова. Мы продолжаем интервью с Сергеем Фирсовым. В разговоре мы, естественно, затронули ленинградские и московские группы, поговорили о том, что происходит в Сибири. Но один из новых центров нарождающейся новой неофициальной музыки – это Свердловск и район Урала. Вот об этом я и спросил Сергея.

С.Ф.: Свердловск – третий в стране центр рок-музыки после Ленинграда и Москвы, который образовался уже сравнительно давно – с начала 80-х годов, с легендарных групп «Трек», «Урфин Джюс», которые прогремели на всю страну. И от них пошел, в общем-то, уральский рок. И с этого выросло, конечно, уже молодое поколение очень сильное – «Наутилус» в первую очередь.

Сева: Свердловская школа появилась?

С.Ф.: Свердловская школа, действительно. У них свой язык, свой акцент свердловский очень мягкий, очень интересный. Мне как ленинградцу очень приятно их слушать, потому что я так не могу разговаривать. Я хочу вот поставить песенку здесь группы «Чайф» - тоже это новая волна, хотя они играют уже лет пять-шесть. Но сейчас они очень сильно стоят в стране. Группа какая-то очень простая, такая вот сибирская, с такими немудреными вроде бы текстами, но которые доходят очень глубоко как-то. Очень простые ребята, сами очень хорошие, работают на стройке.

Сева: А «Чайф» кто такой?

С.Ф.: «Чайф» - это производное от «чай» и «кайф» - то есть что-то такое...

Музыка Чайф — "Религия"

Сева: Музыка свердловской группы «Чайф». В прошлом, кажется, году в Лондоне на фестивале советских фильмов мне удалось увидеть фильм «Взломщик» с Константином Кинчевым в главной роли. Там же, в фильме, принимала участие ленинградская группа «Аукцыон» - в частности, их, так сказать, фронтмен, что называется, то есть солист или как бы главный исполнитель Гаркуша – на меня, помню, подействовал очень сильно своими изломанными жестами, своей невероятной мимикой и поведением на сцене. И вот если визуальная сторона произвела сильное впечатление, мне нужно было – и я хотел узнать, спросил у Сергея, до какой степени музыка соответствует этому внешнему образу.

С.Ф.: Это очень сильная группа. Такая не последняя волна, предпоследняя волна, наверное. Они играют активно года три. Очень музыкальная, очень творческая группа. Каждый человек там играет практически еще где-то – в двух-трех группах. Паша Литвинов играет в «Джунглях», в различных других группах. Коля Рубанов играл в «Выходе», играет во «Времени любить», в других каких-то группах. Группа всё время ищет что-то новое, у них каждая программа – это, в принципе, новый какой-то шаг, новый подход к музыке, к текстам. У них какие-то постоянно тематические программы: первая - «Вернись в Сорренто», вторая – «В Багдаде всё спокойно». Вот новая программа – «Как я стал предателем». Всё время какая-то такая общая идея есть, которая цементирует все песни в единую такую идею, альбом. Очень острые тексты, очень социальные про то, что сейчас происходит вокруг – то есть в Ленинграде очень модная группа сейчас группа, как говорит у нас.

Музыка Аукцыон — "Нэпман"

Сева: Музыка ленинградской группы «Аукцыон». Далее в разговоре с Сергеем Фирсовым я спросил его о группе, которая мне нравилась. Группа называлась «Странные игры», и мне было известно, что группа распалась на просто «Игры» и на другую группу, которая назвала себя «АВИА» - ударение таким образом построено, потому что ВИА – это были вокально-инструментальные ансамбли в 70-х годах, а «А-» - это отрицание.

С.Ф.: «Игры» - это осколок «Странных игр», но полновесный осколок, который начинал не очень сильно, но постепенно-постепенно набрал силу. Сейчас это очень сильная группа, очень мощная, на сцене смотрится великолепно, очень сыгранная. Играет, может быть, самую такую эмоциональную музыку и эмоциональную по силе просто воздействия и именно по какой-то внутренней своей силе. Очень сильная гитара постоянная. С текстами у них тоже было сначала, по моему мнению, не очень здорово, сейчас очень хорошие тексты.

Сева: Насколько я помню, «Странные игры» начинали с французских переводных стихов, которые были уже «залитованы», поэтому у них никаких проблем для исполнения не возникало.

С.Ф.: Ну, сейчас с «литовкой» очень просто – сейчас «литуют» практически всё, нет каких-то таких особых проблем. То есть явной антисоветчины какой-то просто никто не поет – это понятно. А «литуют» всё, поэтому у «Игр» тексты очень сильные. Очень осмысленные, очень своевременные. Главные люди там, конечно, - братья Сологубы. Ну, остальные музыканты тоже очень хорошие.

Музыка Игры — "Детерминизм"

Сева: Ленинградская группа «Игры». Ленты московской группы «ДК» были у меня в коллекции давно, и я их слушал с большим вниманием и интересом. Но по структуре своей они были сделаны как сольные пластинки самого Сергея Жарикова, без всяких инструментальных включений. И я спросил Сергея в разговоре, существует ли эта группа только на ленте, или нет?

С.Ф.: Да, это старая легендарная московская группа, которая играла просто считанные разы – два или три раза в самом начале своего существования в 1984 году и в 87-м один, кажется, или два раза всего в новом составе. Но эта группа существует, правда, сейчас есть две группы, которые вышли, – то есть как бы старая «ДК» во главе с Жариковым – ну это, в принципе, он один и привлекает каких-то отдельных музыкантов, чтобы играть, записываться; и группа «Веселые картинки», в которой играют два гитариста, два вокалиста и гитарист из старого состава «ДК» - очень сильная группа, которая, в принципе, исповедует те же примерно принципы, что и «ДК» - немножко по-своему, но очень здорово.

Сева: Жариков меня всегда поражал изобретательностью своей. И у него какие-то такие литературные там навороты. Как это ему удается всё это придумывать?

С.Ф.: Ну, Жариков – философ, великолепный лингвист. В принципе, он делает какой-то свой язык, всё вместе мешает, все слова, какие только есть, и придумывает что-то новое, своё.

Сева: Мне кажется, для того, чтобы писать такие стихи к песням, нужно жить этим делом. Нужно все время, так сказать, кумекать.

С.Ф.: Естественно, Жариков – артист, он играет постоянно, везде, и многие этого не понимают. Но смотреть, просто слушать его – громадное наслаждение, это очень сильный творческий человек. Хотя сейчас Жарикова много ругают, в Москве на него много нареканий. Я, к сожалению, не очень люблю его как творческого человека. То, что он талантливый человек – это бесспорно. То, что группа «ДК» сделала очень много для поднятия рок-музыки, понятия одухотворенности текста, подхода к тексту такого вот – в их стиле это несомненно.

Музыка ДК — "Ветер перемен"

Сева: Музыка московской группы «ДК». Слушатели нашей программы поп- или рок-музыки знают о том, что в феврале этого года самоубийством покончил Александр Башлачев – рок-исполнитель, гитарист и певец из Ленинграда. И после Башлачева, в общем, профессиональных записей хорошего качества осталось очень мало. И об этом знают все и, конечно, в первую очередь такой человек, как Сергей – потому что это его, так сказать, область, он собирается собиранием записей. Я его спросил: слышал ли он или видел ли он Башлачева в исполнении на концерте живьем.

С.Ф.: Я его знал очень близко, очень тесно. Слышал очень много его концертов, начиная с 1985 о года. Может быть, 80 процентов всех концертов я слышал.

Сева: И сейчас, после смерти, конечно... естественно, потому что он очень интересный поэт и исполнитель, проснулся к нему интерес. И творчество его сейчас и исследуют, и, кажется, публикуют.

С.Ф.: Начинается что-то, что-то... отдельные публикации в газетах, пока только отдельные стихи. Никаких больших публикаций не было. В Москве пытаются выпустить пластинку – тоже пока что-то не выходит, но хотят. В Ленинграде собираются снимать документальный фильм о нем по каким-либо, по тому, что есть – есть отдельные съемки. И пока всё, пока больше никаких планов нет.

Музыка Александр Башлачев — "Абсолютный вахтер"

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015