СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

24 июля 1999:

Гость: Марк Галесник, поэт, драматург, издатель израильского юмористического журнала "Бесэдер?"

Сева: Не далее как сегодня я беседовал с приятелем, вернувшимся из банковской командировки в Италии. Всю неделю он изнывал от жары, а, приехав, он с женой решил на семейном совете поехать в куда-нибудь в отпуск, и спросил у меня совета. "Ну, конечно, ехать нужно в Норвегию! Большие красоты, а потом на севере летом лучше всего", - сказал я. Повесив трубку, я самодовольно подумал, что умные люди в жару ездят отдыхать на север. Вечером того же дня я встретился с нашим сегодняшним гостем, который оказался тем самым умным человеком, потому что в жару, охватившую весь европейский континент и примыкающие к нему другие континенты, он поехал отдыхать именно на север, а, конкретнее, в нашу Шотландию. И вот этого гостя, которого вы наверняка помните по его предыдущему выступления в 1997 году, я вам сегодня и представлю. Прошу любить и жаловать - редактор юмористического журнала "Беседер?" Марк Галесник! Для того, Марк, чтобы ввести вас в настроение, в котором вы находились последние несколько дней, разрешите завести музыку... Вы знаете, шотландская тема пронизывает все сознание британской публики. Я давеча, гуляя по лесу - я теперь почти за городом живу - наткнулся на одно неприметное кафе, оттуда открывается замечательный вид на окрестности. И, разумеется, когда дует ветер, то он дует довольно сильно. И вот я, сидя на этом ветру, тыкал вилкой в улетающий по ветру салат, а мне официантка какая-то сказала: "Хорошо, что вы не шотландец, а то бы вам ветром всю юбку задуло. И на вопрос - что у шотландца под юбкой - ответа нет.

Марк Галесник: Да, там, конечно, ветрено, что и говорить. В этом я с вами согласен. Я был очень рад, что был без юбки в Шотландии. Большое вам спасибо за музыку, сыгранную на шотландской волынке. Это меня избавляет от необходимости говорить о ней. Вообще, от Шотландии у меня впечатление самое светлое, яркое и теплое. Хотя там и очень ветрено, но там все равно очень тепло и люди какие-то особенно милые, приятные, теплые... Они, прежде всего, пьющие люди...

Сева: Это очень важно...

М.Г.: Я заметил, что типичное шотландское селение состоит из 4 домов: один дом - это почта, второй - это, конечно, маленький пансиончик, третий - церковь, а четвертый - собственно, житель... Четыре дома - это характерный пример шотландской деревни...

Сева: В четвертом доме, наверное, еще и пивная есть...

М.Г.: Да, да, да, это верно! В четвертом доме живет сам житель деревни, он же, видимо, пастор, жена его работает на почте...

Сева: А пиво наливают сами себе...

М.Г.: А теща убирает в этом самом пансионе. А вечером все они собираются, пьют пиво, и у них, видимо, ничего никуда не задувает...

Сева: Какой у вас был маршрут? Тут географию нужно было бы определить. Любознательные слушатели могут по глобусу проследить ваши путешествия. Вы ехали на автомобиле?

М.Г.: Не думаю, что все сейчас бросятся к своим домашним глобусам, и будут прослеживать путь моего движения... Движение самое простое. Мы прибыли в Эдинбург, взяли там машину и по правильной в Англии стороне поехали на север, через вышеописанные местечки. Вообще, в Шотландии нет ни одного селения, в котором не было бы какого-то ежегодного фестиваля. В селение Петлохе, утром выйдя из одного из четырех домов...

Сева: Ну, произношение вы знаете... Нужно говорить с укором - Петлохе!

М.Г.: Хорошо, я попробую. Выйдя из этого домика, мы обнаружили процессию, одетых в костюмы XIX века людей, которые просто шли по улице. Это и был, наверное, какой-то местный фестиваль - петлохианский. Причем эти костюмы сидели на них более естественно, чем джинсы на нас или на всех остальных четырех жителях, шедших по улице.

Сева: У меня такое ощущение бывает каждый раз при посещении музея Виктории и Альберта, в котором я, признаюсь сразу, никогда не бывал, но одежда XIX века - шейные платки, стоячие воротники были удобны, потому что шею бы не задувало. Я бы с удовольствием в них ходил, но ведь засмеют.

М.Г.: Что вы, Сева, что у вас все проблемы какие-то? То вам шею надуло, то задувает куда-то?

Сева: Ну, знаете, возрастное, батенька...

М.Г.: Если бы вы жили как я, в Израиле, и ходили бы в библейских сандалиях, то вам бы, наверное, еще и в пятки дуло...

Сева: А библейские сандалии удобные вообще? Они ремнями перевязываются удобно?

М.Г.: Ну да, в общем, не спадают уже тысячу лет...

Сева: Меня удивляет, недавно нашли какую-то кожаную обувь, которую в поселении выкинули, а потом в торф было каким-то образом замазано и выжило и осталось неповрежденным две тысячи лет. Выяснилось, что инструментальный аспект изготовления обуви очень высокий. И, видимо, библейские сандалии были очень удобной обувью. На самом деле 2000 лет назад это был интернет своего времени. Лучшие умы шли на изготовление сандалий...

М.Г.: Конечно. Поэтому они и сохранились. Я не думаю, что теперешние сайты смогут просуществовать две тысячи лет.

Сева: У вас ведь колонка в журнале, которую вам нужно мыслями заполнять. Вам что-то это дало?

М.Г.: Ну конечно. Я пришел к выводу, что нужно просто рифмовать то, что видишь. Тогда будет совершенно удобная колонка. Моя колонка занимает площадь пять на восемнадцать квадратных сантиметров в газете - это примерно пять строф.

Сева: Я вам советую перевести это в сотки, чтобы вы заполняли потом...

М.Г.: Я ваши советы не приму, потому что если ваши шотландские советы принимать, то это все придется переводить неизвестно во что. Мы проехали по этой стране полторы тысячи чего-то. Думали, что километров, оказалось, что миль. Я еще удивился, почему такой расход бензина...

Сева: Мало, что вы не по той стороне ехали, так еще и расход не тот...

М.Г.: Да. Так вот. В свой уголок редактора, который не закрывается и во время моего отсутствия, я послал такое сообщение. Думаю, что оно будет всем понятно, потому что сделано по вашему совету, Сева, совершенно без всякой мысли, но с очень точными и остроумными наблюдениями.

В Шотландии мглистой и мшистой,
Блюдущий отцовский завет,
Парламента не было триста,
А то и четыреста лет.
Эпоха сменяла эпоху,
Народ выбивался из сил,
"Ну, как без парламента, плохо?"-
В горах я шотландца спросил.
Он гнался как раз за оленем,
Держа на прицеле рога,
И юбкой задернув колени,
Мне гордо ответил: "Ага!"

Леонид Владимиров: Кстати, шотландцы почти не отвечают. Они вместо английского Yes, они говорят староанглийское Aye. Это замечательно, потому что однажды я ехал в Эдинбурге на автобусе и спросил у водителя, остановится ли он у университета. Он ответил: "Aye".

Алексей Леонидов: В испуге, бросив руль...

Сева: А что говорят про Лох-Несс? Живет там чудовище?

М.Г.: Думаю, что оно уже сдохло только от разговоров о нем.

Л.В.: А вы доехали до Лох-Несса?

М.Г.: Да, мы проехали вдоль него всего.

Л.В.: Так вы были в Форт-Уильяме?

М.Г.: Не то слово. Мы в нем ночевали. Хорошо, что вы вспомнили. Я все время путаю его с Порт-Артуром. А потом оттуда уже спустились через Лох-Ломoн... Причем, уже заплатили за гостиницу, а она нам в ответ с упреком: "Лох-Ломoн!"

Сева: У меня был мистический опыт около Форт-Уильяма. Я там на яхте плавал, и мы встали на якорь около крохотного островка. Он был хорошо, если 80 метров в поперечнике. И на этом островке было стадо овец - 10 или 12 особей. Мы их видели, а потом отвернулись, и это стадо исчезло. Островок - перекинуть камнем можно. Мы гуляли сорок минут, искали это стадо овец, и оно так нам на глаза и не попалось...

А.Л.: Сева, а что пили?

Сева: Да ничего не пили. С тех пор много лет прошло, а я все хожу и думаю, где это стадо, куда оно делось? А еще около этого Форта мы вышли в море, а я штурман по образованию, но, к счастью, не стал профессионалом, потому что не одно бы судно утопил, потому что я по характеру беспечный человек мы вышли в море, жуткий ветер дует, я из всех парусов только один главный на половиночку поднял, потому что ветер срывал все остальное. Я стою за рулем, пою: "Лейся ветер на просторе...". Ветер в лицо задувает... Команда говорит: "Что-то берега не видно". Я: "Плевать, дойдем!". Ну, в общем, мы вынуждены были вернуться, потому что погода разыгралась, а нам на береге говорят: "Вы что, из моря пришли? Да сегодня даже рыболовный флот сегодня не вышел. Там же шторм! Вы что, не заметили?". Вот такая история. А из Шотландии, куда вы дальше поехали?

М.Г.: А из Шотландии мы спустились непосредственно в..., ну и названия у вас английские - Дурхам.

Л.В.: Дарем.

М.Г.: Написано было Durham. Нам объяснили, что в Шотландии такой принцип - как слышишь, так и пишешь.

Л.В.: Должен вам сказать, что точно такое название Durham есть в Америке, в Северной Каролине. Так там его произносят просто "дурам".

М.Г.: Вообще, читать очень сложно, потому что транскрипции нет. Мы ездили по Австрии, та же картина. Первое местечко, куда мы приехали, называлось Мухлбахл (Muehlbach)... Потом выяснилось, что на местном наречии это звучит как Мольбах... Моя дочка сразу же зааплодировала и сказала, что мы будем жить только здесь. Там еще было название Мулхаус (Muehlhaus).

Л.В.: Оно читается Мюлуз. Это мельничный дом, мельница.

М.Г.: Ну вот. После этого мы поехали в город под названием Йорк. Старый Йорк, а не новый. Мы ходили по нему два дня, после чего отправились почему-то в обратную сторону, в шотландский городок под названием Уибби. Это было одним из самых ярких впечатлений.

Л.В.: А почему вам там так понравилось?

М.Г.: Если можно я скажу словами нашей квартирной хозяйки. Я как бы под ними не подписываюсь, но они оказались очень точны. Мы спросили ее, куда нам дальше поехать, что посмотреть. Она совершенно серьезно ответила, что их местечко такое красивое, что они никуда уже и не ездят. Есть горы, есть море, есть речка, есть церковь, поэтому они никуда оттуда не ездят. Очень точно сказано. Это совершенно замечательное местечко, невероятно красивый портовый город с древними развалинами, чайками, которые ходят по набережной и хохочут так, как будто они "Беседера?" начитались.

Сева: У меня с сыном, когда он был маленький, был эстрадный номер. Мы выходили вдвоем, и я заводил песню: "Плещут холодные волны, бьются о берег морской...", а Ринат говорил: "Пщ-пщ". Я продолжал: "Носятся чайки над морем, крики их полны тоской...". Тут растрепанный мальчик, у которого один носок висел, делал такой вот звук: "Бя!".

М.Г.: Очень похоже. Но там были мелкие чайки, речные и кричат они немного по-другому...

Сева: Продолжая тему птиц, у меня в саду жил лесной голубь на дереву, и я понял, что этот лесной голубь изобрел синкопу, они же раньше появились человечества, и он не мог перенять это у джазовых музыкантов Нового Орлеана. Он поет такую песню (изображает).

М.Г.: Это вполне могло бы быть джинглом у какой-нибудь партии на выборах.

Л.В.: Я вам, Сева, сейчас невероятный комплимент сделаю, искрений и ненарочный. Вы сказали, что лесной голубь поет синкопами. А до вас то же самое сказал Лев Толстой. Когда вы подъезжаете к Ясной Поляне, то там отрывок из его письма о Ясной Поляне. И там сказано, что аллея, по которой вы едете в данный момент, и "соловьи синкопами в кустах". Оказалось, что это наблюдение не только ваше...

Сева: Но знать синкопу во времена Толстого было намного большим достижением...

Л.В.: Я тоже очень удивился, что это не новое джазовое слово...

М.Г.: Лет 15 назад я побывал на съемках короткометражного фильма под названием "Синекдоха". Никто из съемочной группы не знал, что это такое и произносил исключительно "Синекдоха".

Л.В.: Но это оборот речи.

Сева: Нам нужно шотландскую тему завершить, потому что начало путешествия есть. Я в свое время на валлийщину ездил, помню эти красивейшие безлесные холмы, замечательную природу, и совершенно жуткую еду, которую там подавали. Я сделал вывод, что хуже валлийской кухни я в жизни еще не встречал. На Северном море в солдатской казарме я ел что-то, что мне никогда не забыть. Валлийщина была на втором месте.

Л.В.: В Шотландии ненамного лучше.

М.Г.: Мне кажется, что вы оказались подвержены каким-то распространенным легендам или мне просто не повезло встретиться с ужасной кухней, но все, что я ел в Уэльсе, а ел я много, было изумительно вкусно приготовлено... Пирожки с грибами и прочее. То ли я - обжора, то ли мне просто повезло и у меня не было того мистического опыта...

А.Л.: Может быть, то, что вы ели и были те самые убегавшие от Севы овечки...

М.Г.: Впервые во всей Шотландии и Англии я увидел черных овец... Что-то там есть в Уэльсе плохое, наверное...

Сева: Ну, что же, очень рады, что вы посетили наши Шотландию и Уэльс, и я сейчас тем, кто нас слушает, что в понедельник "Севаоборот" выходит в сокращенном варианте, поэтому с понедельничными слушателями мы простимся, а всех остальных приглашаем прослушать продолжение программы. Сейчас прозвучит валлийская композиция под названием "Неизвестно кто", которая исполняется на кельтском языке.

Сева: А сейчас мы хотим предоставить слово коллегам. Алексей Леонидов бросит свой взгляд на событие недели.

А.Л.: Покойный глава Русской службы Би-би-си Барри Холланд рассказывал историю о том, как он хотел избавиться от своей старой машины. Он хотел, чтобы е угнали, а за деньги, причитающиеся ему по страховке, он намеревался купить новую машину. Дважды он отвозил ее в какие-то отдаленные малознакомые районы, бросал там совершенно открытой, но оба раза полиция возвращала ему его имущество. А вот у моего другого приятеля, звукорежиссера фирмы Leo Records Алана Мозли, машины крадут регулярно. Последний раз его красный БМВ угнали ночью из-под окон его спальни. Иными словами, есть люди, у которых крадут машины, а есть люди, у которых их не крадут вообще. Вот об этом я вспомнил, читая заметку в сегодняшней "Таймс", об исследовании, которое провел некто Гордон Чишоу, полицейский округа Эйвон и Саммерсет, не знаю, бывали ли вы там, по предотвращению преступлений. В этом округе в прошлом году было зарегистрировано 8 688 угонов автомобилей. Анализируя обстоятельства угонов, полицейский сосредоточил свое внимание на причинах угона. Однако по мере продвижения исследований он пришел к совершенно потрясающим выводам. Оказывается, вероятность угона автомашины зависит, прежде всего, от того, к какому знак Зодиака принадлежит его владелец. Гордон Чишоу зарегистрировал даты рождения всех владельцев, пострадавших от угона, и разбил их по группам, согласно их астрологическому знаку. После этого он сравнил характерные черты личности каждого знака. Например, родившиеся под знаком Близнецы, отличаются беспокойством и невнимательностью. Те, кто родился под знаком Весов, отличают спокойствие и хладнокровие, а также осторожность. Скорпионы бережно относятся к своим вещам. А Водолеи, к которым принадлежу и я, отличаются осторожностью и так далее. Исследования Гордона Чишоу свидетельствуют о том, что чаще всего машины угоняли у тех, кто родился под знаком Близнецов. У них было украдено 811 машин. На втором месте носители астрологического знака Тельца. К них за год было угнано 794 машины. На третьем месте - Рак, кстати, среди нас есть человек, родившийся под этим знаком, не буду уточнять, кто. У Раков угнали 785 машин. Наименьшее число угонов у Стрельцов. Люди, принадлежащие к этому знаку готовы тратить немалые деньги на уход за машиной, у них самая надежная система защиты и самая громкая сирена. У Стрельцов за год было угнано 693 машины. На предпоследнем месте - Скорпионы, надежно оберегающие частную собственность. У них украдено 657 автомобилей.

М.Г.: А я, вообще, Дева. Про нас вы ничего не сказали. Создается впечатление, что мы только угоняем машины...

А.Л.: А как Дева по-английски?

Сева: Virgo.

А.Л.: На седьмом месте из двенадцати возможных.

Сева: Алексей, я ваш намек понял, потому что я родился под созвездием Рака. Машин у меня не угоняли, но план я выполнил велосипедами. За 20 лет жизни в Лондоне у меня их сперли 12 штук. А сейчас юбилейные и памятные даты предстоящей недели напомнит Леонид Владимирович.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович! Марк, мы хотим смеяться. Вы же редактор смешного журнала. Вы можете смешить народ месяцами, годами...

М.Г.: Читайте журнал "Беседер?"

Сева: Кстати, а ваш журнал распространяется на просторах отечества?

М.Г.: В основном он, конечно, выходит в Израиле. Немножко отправляем в Америку, немножко в Россию. Кроме того, многие из слов, которые появляются у нас в газете и журнале, приходится объяснять "невъехавшим" современникам. Приходится снабжать словариком выпускаемые книжки и журналы.

Сева: Есть расхожее мнение, что нет мрачнее человека, чем юморист. Мне это понятно, потому что это похоже на прием наркотика. За минуты взлета расплачиваешься часами или днями депрессии. Когда человек выплескивает из себя квинтэссенцию юмора, ему остается находиться в депрессии все остальное время до сочинения очередного смешного сюжета.

М.Г.: Я с этой легендой не могу согласиться, так же, как с легендой об ужасах валлийской кухни. Если депрессия и длится, то не больше шести дней, потому что на седьмой снова нужно выпускать газету. В выпуске четыре полосы, мы принципиально не печатаем старых анекдотов, и, поэтому, приходится с депрессией бороться, тем более, что жизнь настолько смешна, что мне иногда не нужно ничего специально и делать. У нас есть специальная рубрика, которая так и называется "Израильскую прессу обзирая". В ней мы даем выдержки из разных объявлений, забавные опечатки, например, в статье о Долматовском одна из его популярных песен была процитирована так: "И врагу никогда не добриться...". В одной брошюрке, которую нам выдали по приезде в Израиль, по-моему, выпущенной Министерством религии, было написано: "Неотъемлемым правом каждого гражданина Израиля является право быть похороненным в течение 24 часов". Сейчас появилась новая категория туристов, которая ездит по всему миру - "новые русские", которые часто приезжают и в Лондон тоже. Они истолковывают все по-своему. Однажды мне довелось услышать объяснение от одного нового русского туриста, который уже всюду побывал и приехал в Израиль еще раз, чтобы показать его своим телохранителям. Этот человек со своей свитой, состоящей из восьми телохранителей, шел с экскурсоводом по городу, они остановились возле Стены Плача и спросили гида: "А чой-то там за мужики в кепках стоят?". Экскурсовод говорит: "Это религиозные евреи, а их шапочка означает то, что они признают над собой власть Господа Бога". Новый русский объясняет своим телохранителям: "Ребята, кепка - это то, что ты не самый крутой, есть круче тебя!". Вот такие объяснения приходится давать ограниченным читателям нашего русскоязычного или, не знаю, как сказать, язычно-руского издания. В 1994 году нам был вручен ценный приз на конкурсе "Золотой Остап" в Санкт-Петербурге в номинации "Лучшее печатное издание".

Сева: Вы сочиняете каждую неделю, газеты выходит регулярно, и юмористические подборки выходят отдельными выпусками время от времени. Там, видимо, собрана ваша юмористическая нетленка.

М.Г.: Нет, там не нетленка, а просто полное собрание страниц. Мы берем все страницы за определенный период времени и публикуем их отдельной брошюрой.

Сева: Это для тех читателей, которые не имеют возможности подойти к ларьку и купить...

М.Г.: Вот для таких людей мы выпускаем избранные сочинения наших авторов, и поскольку у меня совершенно случайно оказалась моя собственная книжка, то я из нее что-нибудь нетленное прочитаю...

Л.В.: Читайте, голубчик, читайте, а то времени не хватит!

М.Г.: Поскольку только что прошли выборы, то разрешите зачитать следующее.

Готов пахать я в поле чистом,
Пойти к станку и кирпичу,
Но быть у вас премьер-министром
И не простите, не хочу!
Сначала я, конечно, буду,
Крутой, спортивный, молодой,
Потом начнется отовсюду
"Тут не копай, там не построй,
Учи своих, чужих не надо,
Уважь завет, обрежь бюджет,
Скромней любовь, забудь браваду,
Не перепутай "да" и "нет",
Не подражай не нашим Штатам,
Уж тут уж нам видней, чем им,
Не обнимайся с Арафатом,
Не отдавай Иерусалим..."
Нет, если я премьер-министром
Внезапно быть вдруг захочу,
Без колебаний, быстро-быстро
К врачу меня, к врачу, врачу!

У этого стихотворения странная судьба - книжка попала к одной из туристок в израильской группе, поехавшей в Испанию. И вот эта туристка вместе с другой туристкой пожилого возраста, вечером, когда все закончилось и все легли спать, развлекали друг друга чтением моих стихов. Видимо, одна из них слышала плохо, поэтому вторая читала громко. На последних словах сбежался весь отель, потому что она очень громко произнесла: "К врачу, к врачу меня, к врачу!".

А вот стихотворение, которое открывает мою книжку.

Посадив во дворе кирасиру,
Стих сложив 7 ноября,
Приступал к воспитанию сына.
Потому что жизнь живу не зря.
Время шло, не ведая простоя,
Предо мною открывался вид,
Сын сидит под кроною густою,
Тупо в книгу папину глядит.

Рецензент заметил, почему так. Это судьба человека уехавшего из страны, что сын сидит и не понимает языка, на котором говорил его отец, живя в другой стране. Это совершенно не так, потому что мой сын прекрасно говорит по-русски.

Сева: Сущность юмора в том, что нужно постоянно изобретать неизобретенное. Вы и словотворчеством занимаетесь и придумываете сдвиг каких-то концепций, но вы работаете в русском языке, который как бы законсервирован, вывезен куском за границу и существует отдельным островом.

М.Г.: В первые годы жизни в Израиле я встречался с людьми, которые 20 лет не были на родине и порвали с ней всякие связи и говорили на языке Толстого или Чехова совершенно без примеси и новых явлений, которые появляются сегодня. Было несколько человек, к которым я приезжал только для того чтобы их послушать. Не важно, что они говорили.

Сева: Эти люди ни с одним из восьми телохранителей никогда бы не договорились. У них было бы общее слово, типа "хлеб" или "масло".

Л.В.: Я приехал в эту страну 33 года назад и застал -- не здесь, правда, а во Франции -- пару людей, которые действительно говорили на хорошем, настоящем дореволюционном языке. Знаете, был великолепный эпизод, когда к Бунину приехал Симонов, которого Сталин отпустил после войны. Бунин поехал с красавицей Серовой. А Бунин очень любил молодых, красивых и интересных женщин. Бунин их прекрасно принял, они сидели и разговаривали, и вдруг Серова говорит ему: "Иван Алексеевич, Иван Алексеевич, вот вы знаете, вы прекрасно говорите по-русски, но вы как-то говорите по-русски как-то не так, как мы говорим". Он ее погладил по плечику и сказал: "Правильно, милочка, совершенно верно. Так как вы говорите, у нас только на кухне говорили...". После этого они встали и ушли.

Сева: От возвышенного, мне кажется, нужно перейти к еще более возвышенному. Марк, почитайте еще что-нибудь из "Беседера?".

М.Г.: Беру первый же попавшийся номер и читаю нашу постоянную рубрику "Ассошиэйтед стресс".

Москва. Борис Ельцин принял в Кремле.
Хайфа. Двое неизвестных напали на инкассатора. Случайный прохожий бросился на выручку и скрылся с ней в неизвестном направлении.
Колорадо. И счастливо.
Бен Гурион. В понедельник в Израиль прибыл президент Кении Даниэль Араб Мои. А аэропорту его встретил премьер-министр Израиля Ицхак Еврей Твои.
Море Лаптевых. Здешними ловцами жемчуга найдена крупная раковина с завода "Сантехника".
Лондон. Королева Великобритании Елизавета Вторая упала с лошади в минувший шабат.

Сева: На этом мы и закончим, пожелав большого успеха журналу "Беседер?", его редактору и сопряженной с ним газете и, вообще, всем-всем-всем. Мы прощаемся с вами, до встречи в том же месте, в тот же час на будущей неделе!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015