СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

17 июня 2000: Нелегальные иммигранты в Великобритании

Гость: Сергей Бережной, сотрудник Всемирной службы Би-би-си

Сева: Добрый вечер! Позвольте вначале прочитать кое-что из моего раннего стихотворного творчества:

От балтийских морей до реки Енисей
Пролетает волна бибисей...

Но эта волна летит только в виде радиоволны, телевизионные волны до вас не докатываются, и, в принципе, вам на наше телевидение, грубо говоря, наплевать. Но сегодня мы будем говорить именно об английском телевидении Би-би-си, потому что в понедельник на телеэкраны страны выйдет программа "Панорама", в которой идет расследование некоторый криминальных структур, использующих нелегальных эмигрантов в своей работе. Для чего это и как вы поймете из сегодняшней передачи. Пока я хочу остановиться на аспекте нелегальности и на расследовании. Для того чтобы вывести все происходящее в эфир, нужно было каким-то образом заслать туда человека со скрытой камерой, то есть речь пойдет сегодня об агентурной работе и на эту тему.

+ Песня из киносерии о Джеймсе Бонде

Сева: Наш сегодняшний гость Сергей Бережной. Прошу любить и жаловать!

Сергей Бережной: Спасибо большое!

Сева: Сергей, я должен кое-что в наших с вами отношениях обнародовать. Лет эдак семь или восемь тому назад, здесь на год или больший срок поселился бывший депутат Госдумы, человек известный, но потом куда-то исчезнувший, Марк Горячев. В народной памяти он остался тем, что двинул Жириновскому стулом по голове во время ссоры в буфете. Марк тогда не оставил своих политических надежд, и ему нужна была некая презентация его образа. Я был с ним знаком, и он попросил придумать ему какой-то режиссерский проект. Он участвовал в некоторых экономических разработках в России, а потом была придумана схема, по которой он идет работать подмастерьем или учеником во все виды бизнеса. Например, идет работать булочником на три дня... И он хотел из всех этих наблюдений сделать серию программ о мелком бизнесе.

Леонид Владимиров: Но в какой стране?

Сева: В Англии, конечно. Он бы на английском опыте учил бы русских бизнесменов, как все это делается. С нашей точки зрения, это выглядело бы убедительно: он стоял бы сначала обсыпанным мукой, на следующий день он был бы обсыпан мусором или чем угодно... Но нужно было этот проект подготовить, нужен был researcher, передовой. И вот тогда мы с Сергеем впервые поговорили, и он настолько шустро повел дело, что передо мной будущий сыщик. Я рад своему тогдашнему ощущению, что я не ошибся. И вот, Сергей, вы уже состоявшийся исследователь и журналист, вы появляетесь в эфире, а то, что за кадром мы сегодня будем обсуждать.

С.Б.: Но у этой истории есть криминальное продолжение: к сожалению, Марка Горячева убили. Его тело было найдено.

Л.В.: Правда?! Марка Горячева убили? И не было никаких сообщений?

Сева: Но ведь говорили, что его видели, выходящим из казино в Монте-Карло... Неужели его убили? Он ведь начинал с настройщиков. У него был абсолютный слух. Он был настройщиком, а когда открылись первые кооперативы, он начал делать репродукцию старинных роялей. Он нашел мастеров, потому что он всех знал. И первое его предприятие было довольно успешным. Потом он его продал, ринулся в другие сферы, а последний раз я с ним встречался на Невском, в его роскошной конторе, где он показывал продукцию принадлежавшего ему завода хрустальных изделий. Но он входил в комитет по "прихватизации" на думском уровне, а когда чужое начинают делить, то все остальные тоже имеют на это право.

Л.В.: Да, опасно быть депутатом Госдумы...

Т.Б.: Может, еще опаснее быть директором хрустального завода...

Сева: Ну, хорошо, Сергей. Мы от прошлого перейдем к настоящему. Давайте начнем по хронологии. Вы работаете здесь, на Би-би-си, и сотрудничаете с отделением ноу-хау фонда, МРМ бывшим или как он сейчас называется?

С.Б.: Трест Всемирной службы Би-би-си.

Сева: Вы что-то им такое пишете на экономические темы, но как вы попали в журналисты-подпольщики? Начните с самого начала: иду я по коридору...

С.Б.: Иду я по коридору Русской службы, и, смотрю, на доске висит распечатка, пришедшая по электронной почте из программы "Панорама", которую тут все хорошо знают, потому что она - одна из самых популярных аналитических телевизионных программ с упором на журналистское расследование. В объявлении говорилось, что требуется молодой человек, двадцати с хвостиком лет с журналистским опытом для какой-то работы. Когда я ними связался, они меня спросили, не буду ли я против поработать на картошке, общипывать кур... Но тогда я еще не знал самих деталей и подробностей своей будущей работы.

Сева: Но и другие коллеги откликнулись на это сообщение, потому что на телевидение многим радиожурналистам охота.

С.Б.: Но на самом деле, меня всегда влек к себе жанр журналистского расследования, потому что мне казалась, что у нас, бедных журналистов, не так много времени и денег, чтобы глубоко вникать в некоторые вопросы. Иногда, поэтому некоторые политики жалуются, что мы поверхностно освящаем вопросы. На самом деле, есть индустрия, которая занимается такими расследованиями в бизнесе.

Сева: Скажите, какой был сценарий у "Панорамы"? Какова была целевая установка? Они вас взяли, потому что у вас уже был опыт расследований, вы делали уже какие-то проекты. И когда они увидели молодого паренька, не растолстевшего еще от английских хлебов, они поняли, что такого человека можно выдать за нелегального эмигранта... То есть, пришлось притворяться русскоязычным нелегалом?

С.Б.: На самом деле, русскоязычным, но легальным...

Сева: Уже и паспорт есть...

С.Б.: Да. Но паспорт свой британский я оставил, потому что у нас была встреча на автобусной станции "Виктория". То есть они снимают, как я отдаю свой британский паспорт и отправляюсь без всяких документов, удостоверяющих мою личность, на это расследование.

Сева: Откуда телевидение узнало, куда вас посылать?

С.Б.: У них были свои источники: у программы долгий опыт подобных расследований... Деятельность первой компании, довольно крупной уже освящалась в прессе.

Сева: Если бы вас посылали от имени газеты, то вам достаточно было бы иметь блокнот и карандаш. Если бы вас посылали от имени радиостанции, то вам нужно было бы прятать небольшой портативный микрофон. Но вас послали на подпольное задание от телевидения! Нужно было привезти какую-то движущуюся картинку... Как технически вас оснастили?

С.Б.: На самом деле, камеры в наши дни достигают наиминиатюрнейших размеров. Нам нужна была камера, которую легко можно купить в любом магазине видеотехники здесь. Должно было быть качество, которое подошло бы телевидению. И не какое-то черно-белое изображение, а цветное...

Л.В.: Вы в цвете снимали?

С.Б.: Да, но, правда, функцию ночного видения нельзя было использовать...

Сева: А объектив был не на камере?

С.Б.: Он был у меня под пуговицей, в том разрезе, куда пуговица входит...

Сева: А от головки, видимо, идет стекловолокно...

С.Б.: Да, оно шло обратно к камере, которая была спрятана у меня на теле...

Т.Б.: Но они не обыскивали вас?

С.Б.: Да, но когда на тебе камера, то ты, конечно, нервничаешь, поэтому я убедил своих телевизионных коллег разрешить мне походить в этой камере день по Лондону, чтобы привыкнуть к ней.

Сева: Но ронять камеру категорически было нельзя, потому что во время, если бы во время разговора с нелегальным эмигрантом из вас что-то вывалилось...

Л.В.: Вообще, могли бы и сильно помять...

С.Б.: На самом деле, риск меня привлекал, хотя я и надеялся, что после этой программы со мной и ничего не случится.

Сева: Но там была, наверное, техническая проблема с переменой пленки и батарейки, потому что камера работает не бесконечно.

С.Б.: Да, самой пленки хватало на час и на час хватало батарейки.

Сева: Телевидение выяснило район и фирму, с которой можно было иметь дело. Но, чтобы втереться в доверие, нужно было найти конкретных людей, этих данных не было.

С.Б.: Агентство было известно, но попасть туда было не так легко, потому что эти люди приезжали в основном напрямик, через каких-то других людей, из Прибалтики, из России, Грузии или откуда-то еще... Но напрямую никто в агентство не входил и не говорил, что он нелегальный эмигрант, дайте мне работу. Нам невероятно повезло, потому что мы ехали по городу на машине, и я увидел на улице несколько русских, которые стояли на углу. Мы заехали за угол, я вышел из машины, сделав вид, что случайно проходил мимо, остановился, спросил: "Вы - русские?". Группа оказалась из Литвы, мы разговорились, и молодая девушка рекомендовала меня человеку, который был связующим звеном между тем потоком нелегалов, которые въезжают в Великобританию и агентством.

Сева: Тут нужно выяснить структуру происходящего. Для того чтобы попасть в эту среду изнутри, нужно было в идеале ехать в Литву или Эстонию и через тех представителей влезать в систему. То есть вы, во время вашей расследовательской деятельности выяснили структуру происходящего. Люди, приходят по объявлениям в газетах в России, Прибалтике, Грузии. И что им там обещают?

С.Б.: Просто дается обычное объявление в газете: работа за рубежом, звоните по такому-то телефону. Обычно это никакое ни агентство, а телефон может быть и домашним, вы звоните и вам говорят, что спокойно можно заработать 250-300 фунтов в неделю.

Л.В.: Это значит 450 долларов.

С.Б.: Да. Вам предоставляют очень дешевое жилье, бесплатный транспорт и так далее. Не договаривали то, что работать вы будете нелегально, потому что разрешения на работу у вас не будет и для того чтобы хоть каким-то образом легализовать свое положение, тоже каким-то нелегальным способом, мне нужно будет купить фальшивый документ, дающий разрешение на работу.

Сева: Вам самому пришлось в какой-то момент это сделать...

С.Б.: Да. Когда я вышел на человека, он мне сказал, что работа по оформлению будет стоить 100 фунтов и 8 фунтов нужно будет заплатить за разрешение на работу.

Т.Б.: 100 фунтов в неделю?

С.Б.: Нет. Единовременно.

Сева: А эти деньги нужно было перевести на какой-то счет?

С.Б.: Еще до того, как я начал работать, я уже начал платить им.

Сева: То есть типичная ситуация: приезжает человек из бывшего СССР, здесь его встречают...

С.Б.: А в некоторых случаях и нет... Этих нелегалов иногда бросали, после того, когда они заплатили 1 500 долларов за все услуги...

Л.В.: Так с них берут деньги еще до пересечения границы?

С.Б.: Да, но они потом еще платят здесь... С таких людей сначала берут 1 000 долларов в среднем, в эту сумму входит стоимость билета (двести с чем-то долларов). В основном эти люди платят за какой-то номер телефона, по которому им нужно позвонить, приехав в Англию.

Л.В.: Сережа, позвольте задать вам чисто человеческий вопрос: я все-таки эмигрант и приехал сюда без всяких агентств с четырьмя фунтами в кармане, но у меня есть четкая причина, почему я это сделал: я - политический эмигрант, я не мог жить в СССР. Скажите, что заставляет их уезжать из таких относительно благополучных стран, как Эстония, Литва, допустим?

С.Б.: Судя по разговорам, я встретил буквально единицы, которые приехали и остались, просто работают. Остальные приехали, потому что им пообещали "золотые горы", многие из них сидят без работы дома, многие заняли деньги у тех, кто связан с подпольным бизнесом и им нужно будет отдавать эти долги потом. Хотя по-английски их называют нелегальными эмигрантами, эмигрировать они не собираются. Они хотят заработать эти деньги и уехать обратно.

Л.В.: А знали ли они, когда уезжали, что им придется работать нелегально?

С.Б.: Да, но, видимо, вопросы легальности их не волнуют. Мне лично ничего не объяснили. Мне сказали, что разрешение на работу будет оформляться в Англии, хотя мы знаем, что, выезжая на работу в Англию, вы должны получить разрешение на работу в посольстве в своей стране.

Т.Б.: Мне только не понятно, зачем "Панораме" нужно было вести такой розыск, когда мы все, живя в Лондоне, знаем немыслимое количество мест, в которых работают русские эмигранты. Зайдите в любое кафе, поговорите с любым человеком. Сколько раз я беседовала с украинцами, с белорусами, все они здесь так вот работают.

Сева: Ответ на этот вопрос будет дан в программе, потому что речь идет о конкретных сельскохозяйственных работах для снижения закупочных цен продуктов, которые идут в супермаркеты.

Т.Б.: Помните, года два назад был скандал с поляками, которые собирали клубнику. Их всех депортировали. Это все на виду.

С.Б.: Расследование велось потому, что это задевалась тема не только нелегальной эмиграции и людей, которые могут подрабатывать в мелких ресторанах и так далее. Речь идет о крупной сфере, которая приносит многомиллионный доход. Речь идет о супермаркетах, которые через фабрики, поставляющие продукты, и фермы связаны с нелегалами, через посредников.

Сева: Но начать здесь нужно со свободного соревнования различных супермаркетов, потому что крупные системы, например, Сейнсбери начинают терять прибыли, возникает паника, они начинают сбивать цены как можно больше. Выигрывает, конечно, потребитель, но борьба за ценообразование идет совершенно чудовищная. Видимо, все это часть общей картины, потому что кем вам довелось работать? Мы сейчас переходим к конкретной деятельности, но перед этим нужно сыграть музыкальную композицию, принесенную вами.

+ Chicago

Сева: Мы продолжаем нашу детективную повесть. Приехал человек на задание, нашел контакты, разыскал телефон. Что происходит дальше? Человек, свободно владеющий английским языком, едва ли сможет пробиться, нужно было притворятся, наверное?

С.Б.: Посредник также был нелегальным эмигрантом из Литвы. Он назвал меня "дубиной", ничего не понимающей. Мне приходилось его для записи переспрашивать, что он мне сказал. Жуткая была сцена! Еще была проблема в том, что не было достаточно работы. Я проработал только два дня из десяти. И получил только 30 фунтов...

Т.Б.: Там, где вы работали, вам давали жилье?

С.Б.: Это был первоначальный план. Но когда мы обсудили все риски, связанные с этим, скрывать камеру, переодеваться... Там, где они меня хотели поселить, было еще четыре человека. Я придумал историю про какое-то общежитие.

Сева: А какая работа была первой, куда вас big master послал?

С.Б.: Он послал нас на картошку, но это была картошка не на полях, а на фабрике. Мы мыли картошку, сушили ее и паковали. Нужно было еще сортировать ее. Интересно, что я должен был работать в ночную смену, и нам дали задание переупаковывать картошку, наклеивая другие этикетки. Видимо, для того же самого супермаркета, но даты были разные.

Л.В.: То есть они взяли старую картошку и перепаковали в новые даты? Они, короче говоря, совершили прямое нарушение закона, потому что сейчас английские домохозяйки и не только английские, но и русские тоже всегда интересуются сроками хранения продукта.

Т.Б.: Мы все знаем, что эти сроки немножечко занижены. На самом деле, продукт можно есть и через неделю, ничего не случится, но закон есть закон, я понимаю.

Л.В.: Вы сейчас разговариваете так, как разговаривали люди, когда я приехал из России. С жиру бесятся!

Т.Б.: В данном случае, это так.

С.Б.: Когда "Панорама" предложила супермаркету объяснить, куда эта картошка идет, они сказали, что, вообще-то, картошка может лежать на фабрике два месяца. А когда программа обратилась к фабрике, они сказали, что у них норма - 6 месяцев.

Сева: Что вам за деньги предлагали? Кто рядом работал?

С.Б.: Зарплата на этой фабрике была более-менее приличная, но меньше, чем они должны были платить. Нам платили 3,60 в час, минимум, но это была ночная смена, и они должны были платить больше. И рядом, кроме мелкого начальства, были люди из той же компании, что и я.

Сева: А с кем разговаривать ночью пришлось?

С.Б.: Очень много прибалтов. Из-за того, что граждане прибалтийских республик имеют привилегию безвизового въезда. Но очень многие из них так и не добираются до Англии, потому что таможенники подозревают их в чем-то и отсылают обратно. Поэтому многие платят 1 000 долларов, чтобы проехать через всю Европу на машине.

Сева: И вот на картошке вы получали 25 фунтов за ночь. А сколько дней в неделю вы работали?

С.Б.: Некоторые работали даже в две смены.

Сева: А что с них вычитают эти посредники?

С.Б.: Так как нас возили на автобусах, то они вычитали 1,50 за проезд и еще за жилье.

Сева: А жилье?

С.Б.: В некоторых местах просто жуткое. Я общался с эстонцами, один из которых был бывшим милиционером из Вильнюса. Им, как он говорил, досталась чудесная квартира. Счастье заключалось в том, что там был бетонный пол, жуткая сырость, паспорта у них все размокли, каждый платил 45 фунтов, плюс электричество, газ, вода. В итоге получалось около 60 фунтов в неделю на человека.

Сева: Но в Лондоне за эти же деньги они могли бы снять другую квартиру, но языка нет, а без него ничего не получится...

С.Б.: Да, получается заколдованный круг - ты идешь к тем же посредникам со своей проблемой, которые тебя обирают.

Сева: То есть, знание - сила. Но если бы они говорили по-английски кое-как, они могли бы найти квартиру. Какие еще работы?

С.Б.: Еще нас послали на работу на комбинат. Куры органические предназначались для дорогого магазина "Харродс". Такая курочка стоит в магазине 15 фунтов.

Т.Б.: Ничего себе курочка!

С.Б.: Но она же органическая.

Сева: Кроме того, она ощипана вручную, поэтому и вкус у нее совершенно другой.

Л.В.: Ну, это потому что она продавалась в "Харродс", а в любом другом магазине она стоила бы в несколько раз дешевле...

Сева: Сколько кур, Сергей, вам удалось ощипать?

С.Б.: Восемь кур. Скажем так, восемь часов я не работал. Три часа, потом обеденный перерыв, потом я удалялся, чтобы говорить с людьми.

Т.Б.: Так и должна курица стоить 15 фунтов, если вы восемь кур ощипали за день...

Сева: Это как в том одесском анекдоте: стоит мужик на причале и спрашивает капитана: "Тебе боцман нужен? - Нет. - А лоцман? - Нет. - Ну, твое счастье, а то бы я тебе наработал..." Так вот и тут с курами получается.

С.Б.: Да, но несколько человек, как только увидели, что мы должны делать, повернулись и пошли играть в карты в ангар. Куры поступали из "камеры смерти" из соседней комнаты. Там жуткие крики убиваемых кур. Их бьют электричеством, потом цепляют на крюки, и когда они поступали, нам нужно было их снимать и вешать на другие крюки и общипывать руками. Нам не дали, в отличие от англичан, резиновых перчаток. Самое интересное, что ощипываемая курица через три минуты начинала хлопать крыльями.

Сева: Потому что она была оглушена...

С.Б.: Она была убита, но не совсем. Когда я приехал домой, я был очень усталым.

Сева: Что еще пришлось вам делать?

С.Б.: Еще я работал на упаковке салата-латука. Все жили в трейлерах на колесах. Я жил в таком трейлере еще с двумя мальчиками-литовцами. В таком жилище не было отопления и электричества. Не было также никаких постельных принадлежностей. Я спал полностью одетый, кроме того, так как было около 10 градусов тепла ночью, я накрылся всем тем, что у меня было в сумке. Но все равно я не мог спать: просыпался, ходил...

Сева: Но тут и песня так называется - A Hard Day's Night "Ночь после трудного дня".

+ A Hard Day's Night

Сева: Коллеги доложат сейчас свои рубрики. Татьяна Берг бросит свой взгляд на событие недели.

Т.Б.: Моя история сегодня неполитическая и недетективная. Британия, надо сказать, не та страна, которая приходит на ум, когда речь заходит об археологии. И, тем не менее, здесь ведется масса раскопок, некоторые из них невероятной древности. Другие - моложе, но тоже серьезные. Мы буквально ходим здесь по римским древностям, потому что Лондон, как никак, - это римский Лондиниум. Но вот на днях обнаружилась необычайно интересная находка. В одном небольшом городке группа археологов занималась раскопками древнеримского аббатства. Они обнаружили 245 скелетов. Специалисты подозревают, что многие из них были жертвами чумы, свирепствовавшей здесь еще в 14 веке. В 1348-1349 годах в Англии и Ирландии от чумы погибло четверть миллиона человек. По счастью, там удивительный микроклимат - в местной почве замечательно сохранились останки людей. Среди самых поразительных находок - это останки очень грузного, по всей видимости, при жизни монаха. Особенно заинтересовали археологов сохранившиеся элементы одежды. По одежде им стало понятно, что люди, погребенные здесь, принадлежали к разным сословиям. Так что теперь появилась возможность изучить моды 14 века. Многие были погребены в лучших, воскресных одеждах и особенно бурные эмоции вызвали у археологов обнаруженные на мужских скелетах подштанники, тоже шерстяные. Их носили под полотняными бриджами, которые тогда только появились и обладали серьезным недостатком. Они чесались и натирали кожу на ноге. Средневековые трусы были довольно длинными вроде тех, что в России называли футбольными. Они одни едва ли не старейшие на планете, и археологи настолько гордятся этой находкой, что эти трусы теперь будут храниться в местном этнографическом музее.

Сева: Британия - родина подштанников. Юбилейные и памятные даты предстоящей недели напомнит Леонид Владимирович.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович! Мы возвращаемся к беседе с Сергеем Бережным, который по заданию британского телевидения работал подпольщиком-нелегалом, конечно же, понарошку. Сергей, вы тут перечислили все те страхи и ужасы, которые поджидают нелегалов, если они захотят работать. Но есть ли люди, которым относительно повезли и которые могут из этого опасного путешествия привезти домой?

С.Б.: Есть. Мы интервьюировали несколько человек в Литве. И были люди, которые не соглашались давать нам интервью по той простой причине, что они хотели бы возвратиться в Англию. Есть люди, которым везло. К сожалению, я таких практически не встречал. Была еще одна девушка, которую депортировали из Англии, но она вернулась. Мы сидели с ней в ее трейлере, и я расспрашивал ее о том, почему она решила приехать в Англию снова и получается ли у нее копить здесь деньги. Она сказала, что она все отдает за еду и жилье. Тогда я спросил, что она здесь делает? Она сказала, что ей просто нравится жить в Англии... Я ей посоветовал найти английского мужа, но она заявила, что ей не нужны проблемы, потому что она любит свободу.

Сева: Закругляя нашу беседу, нужно сказать, что программа "Панорама", которая будет передана по каналу ВВС 1, вовсе не ставит своей целью разоблачение наших несчастных соотечественников и граждан. Смысл программы показать глобальную экономическую картину в стране, когда из-за соревнования супермаркетов идет борьба за цену. Это борьба просачивается все ниже и ниже и, в конце концов, достигает уровня сельскохозяйственного производства, где каждая копейка на учете. И тут, конечно, в силу экономической необходимости включаются теневые структуры. Против нее все и направлено. Какова, вообще, установка? Что ваши продюсеры по этому поводу говорили?

С.Б.: Программа ставит несколько вопросов, и один из них - почему эти люди должны называться нелегалами. Один из парней, с которым я беседовал, говорил, что для него выходить на работу каждый день - это все равно, что выходить на фронт. Они живут в постоянном страхе облавы. Некоторых ловили, сажали на две недели в тюрьму и потом отправляли обратно. Это люди, которые в самый пик уборочной представляют собой 20 процентов все рабочей силы на полях страны. Другой исследователь, которого мы интервьюировали, говорит, что вся та продукция, которая имеется в магазинах, без нелегальной эмиграции превратится в пух и прах. Он говорит, что 80 процентов всей продукции сельскохозяйственного производства и дет на прилавки супермаркетов, которые диктуют фабрикам и фермам условия, какие химикаты использовать на полях, какими должны быть условия упаковки и обработки. Если они диктуют это, то почему нельзя диктовать, кого принимать на работу и на каких условиях. Они в этом не заинтересованы. Они заинтересованы в том, что сейчас идет война цен, и единственное, что они могут снизить - это то, что они затрачивают на рабочую силу.

Сева: Из нарисованной нами картины выяснилось, что большая часть затрат на труд оседает на руках посредников. То есть, это даже не доходит до нелегальных эмигрантов.

Л.В.: Что это за люди?

С.Б.: Одна компания имела чистую прибыль в 2 миллиона фунтов стерлингов.

Сева: Но они оперируют, как нормальная зарегистрированная компания? Все платежи они проводят через банк и никаких наличных никто друг другу не передает?

Л.В.: Но эмигрантам-то платят наличными...

С.Б.: Так как я заплатил за фальшивое разрешение на работу, то, в конце концов, мне его пришлось получить. И то, только после того, как я надавил на этого человека, потому что уже проработал два дна на двух разных фабриках и работал без разрешения, никто у меня его не проверял. И когда я встретился с человеком, он вдруг взял меня под руку и прошептал: "Смотри у нас за спиной камера... Пойдем молча пройдемся по улице...". Я зашептал в ответ: "Какая камера, где?".

Сева: А сам грудь вперед выставляешь...

С.Б.: Мне стало боязно, потому что у меня камера была под рубашкой.

Сева: Ну, что же, за журналистский нелегкий труд поднимаем мы наш бокал и желаем Сергею дальнейших журналистских расследований, если ему это еще не надоело. А те, кто имеет возможность смотреть ВВС 1, смотрите "Панораму" в понедельник, в 14.10. Счастливо!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015