СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

27 апреля 2002: Группа "Мумий Тролль"

Гость: Илья Лагутенко, поп-музыкант

Сева: Ровно 256 "Севаоборотов" назад у нас в гостях был молодой человек, который не знал еще как Родина или мир его примет и примет ли вообще... Он собирался ехать назад в отечество и трепетно предложил нам тогда свои музыкальные опыты, которые мы, помнится, проиграли по радио. И вот, три триумфальных года спустя - Россия завоевана, и группа вернулась из Японии, где их переименовали в "Мумий Трори"! И мы хотим сегодня приветствовать за столом Илью Лагутенко.

Илья Лагутенко: Добрый вечер всем, добрый вечер радиослушателям.

Сева: Я хотел бы Леониду Владимировичу напомнить ту нашу встречу за столом. Меня интересует всегда механика не только популярной культуры, но непредсказуемость: как люди воспримут - не воспримут новое какое-то явление: музыку или фильм, или книгу, которую им предлагают. Если бы специалисты в искусстве могли бы просчитывать вперед на несколько шагов, то не появлялось бы ничего оригинального и нового. Все бы ковалось по известной формуле, и люди бы с удовольствием кушали и говорили бы "спасибо".

Леонид Владимиров: Так Пушкин об этом уже написал...

Сева: А что он написал?

Л.В.: Давным-давно он написал: "Поверить в алгебру и гармонию" в "Моцарте и Сальери". Конечно, вы правы. К сожалению, вернее сказать, к счастью, народ непредсказуем, и что ему понравится...

Сева: Что он поднимет на щит, просчитать не может никто. Я просто хочу, Леонид Владимирович, чтобы вы вспомнили свои ощущения трехлетней давности. Могли ли мы тогда предположить, что "мумийтроллевская" музыка, как лесной пожар прокатится по России. Сегодня я пришел в составе из двух членов семьи - пришла супруга, которая всегда приходит каждую неделю, и пришла моя приемная дочь Настасья, которой 16 лет. Которая, если ее оставить в покое, целыми днями слушает конкретно "Мумий Тролля". Поэтому для нее сегодня встреча эпохальная, она меня уже целую неделю теребит: а что, действительно, я смогу его увидеть? Вот такова, понимаете, сила искусства, не побоюсь этого высокого слова.

Л.В.: Абсолютно правильно, в жизни все непредсказуемо. Хотя у меня тогда было впечатление, что у Ильи и у его коллег будет большой успех...

Сева: У Ильи есть одно важное свойство, и я ему это скажу в глаза - у него есть томность...

И.Л.: Сижу и выжидаю: говорите - говорите... Так у кого были какие впечатления? Достану свои списки...

Сева: Как складывалась жизнь? Потому что сейчас самое время подытожить эти три года, вкратце, конечно. Может быть россиянам будет не особенно интересно слушать про них самих, как они восприняли группу, но вот, с точки зрения, самого артиста, как он трепетно выходил на неведомый ему еще рынок... Как складывались обстоятельства? Вот записали вы пластинку тогда здесь...

И.Л.: И до записи пластинки у меня, наверное, как и у вас, были такие некоторые вот такие интересы, ну в разряде хобби: как же все это случается? Почему он это может? Почему у нее это получилось? А можем ли это сделать мы? И, вот когда пришло время делать эти самые шаги, все эти алгебраические - геометрические расчеты - они как будто выветрились из головы, и все случилось, наверное, настолько быстро... Это ожидаемо, с одной стороны, потому что если бы это не случилось, то зачем все это нужно было бы начинать, но с другой стороны, вот интуиция, наверное, всегда подсказывает более какие-то правильные направления, куда же сделать следующий шаг, и, в общем-то, с верой в собственную интуицию, силу намерений и планы - вот так мы и прошагали эти последние три года. Выпустили за "Морской" следом еще одну пластинку под названием "Икра", затем выпустив двойную пластинку наших песен, которую в общем-то за исключением Владивостока в период с 83 по 90-е годы, вряд ли кто слышал, и это было откровением для сложившейся армии наших поклонников. И последний год, 99-й, текущий, который на исходе, мы намеренно не устраивали никаких гастрольных туров, а посвятили его исключительно записи новой пластинки, которая должна будет выйти зимой будущего года.

Сева: Запись вы только закончили, сейчас вы ее приводите в какой-то...

И.Л.: Это был, наверное, самый долгий процесс работы и записи над пластинкой, с которым сталкивался "Мумий Тролль" за последнее время. Работу над песнями, непосредственно над демонстрационным материалом, мы начали весной 99-го, собравшись здесь, в Лондоне. Хотя, наверное, и в этом городе мало, кто подозревал, что мы все здесь находимся, потому что решили вот так вот сконцентрироваться друг на друге и на песнях. И летом мы начали наши студийные сессии, которые прошли как в Лондоне, так и за его пределами. И вот сейчас, буквально сегодня, большое спасибо за приглашение посетить вас в студии, буквально на бегу из очередной студии, где мы работаем над сведением песен для нашего сингла, который планируется выпустить уже вот-вот, совсем - через месяц.

Сева: Народ недоумевает: а чего это все артисты стали в Лондон ездить записываться? Гребенщиков здесь был, здесь был из "Наутилуса Помпилиуса", Бутусов Вячеслав и ... да масса народа, кто приезжает писаться. Ну, не то чтобы масса, но дюжина артистов здесь время от времени пасется... С вашей точки зрения, зачем ехать в Лондон?

И.Л.: У меня был определенный опыт записи наших песен и в России. Я не могу сказать, что это полный ... полная безнадежность, скажем так. Везде возможно сделать все, особенно сейчас в связи с развитием новых технологий все возможно сделать и не выходя из дома ... Единственное, что мы вынесли для себя, что когда включаешься вот в этот довольно жесткий ритм работы, когда музыка - это более чем твое хобби и, когда ты зависишь от проданных пластинок своих и т.д., то начинается поиск условий самых, пожалуй, качественно подходящих по времени и бюджету (соотношение цены и качества), чтобы сделать свое дело - записать песню. И, наверное, не зря в России делают лучшую водку, но в Англии, наверное, существует лучший рынок предоставления услуг звукозаписи, который я встречал где-либо в мире даже, не побоюсь этого сказать. Лондон - это то, где ты за свои деньги можешь найти именно максимум тех услуг, которые тебе требуются.

Сева: Но упирается ведь все не в провода и не в ящики. Упирается все в людей фактически...

И.Л.: Совершенно верно и, наверное, с одной стороны, в терпимость этих людей: работать с вот такими свалившимися на голову откуда-то с северного полюса русскими...

Сева: ...плохо говорящими по-английски...

И.Л.: ... или японцами. Это большое количество опыта у местных специалистов именно в связи с тем, что очень много различной, совершенно различной музыки от этнической до самой, наверное, последней индустриальной проходит через эти уши, глаза и руки.

Сева: Вы понимаете, Леонид Владимирович, когда музыкант пишет пластинку, он пытается создать то, чего еще не было...

Л.В.: Ну, разумеется...

Сева: И у него в голове какие-то неясные мысли бродят, и он выразить их толком словами не может. Он же не "технарь" - у него есть в голове какие-то звуки, которые даже описанию словами не поддаются, а слова это, тем более, иностранные. И от продюсера требуется: а) терпимость, б) понятливость, в) колоссальная эрудиция в смысле библиотеки звуков, которые он держит в голове. Гребенщиков, сидя за этим столом, рассказывал о том, что если в России замечательная техника, блестяще музыкально образованные продюсеры, но после там пятой или шестой просьбы поменять, он начинает пылить и говорить: "Ну, если тебе не нравится - делай сам!"

Л.В.: Да, да, да.

Сева: Но, друзья, то, о чем вы говорите, относится, конечно, к определенным жанрам музыки. Я вас хочу заверить просто, что никакому большому джазовому музыканту не придет в голову приехать в Лондон записывать джазовую пластинку. Он, скорее всего, поедет в Нью-Йорк или уж в какой-нибудь другой город. Потому что там вот как раз такие продюсеры, поменять могут столько, сколько нужно.

И.Л.: Ну, вот. Поэтому мы пришли к разделению труда, которое и движет нашим с вами человеческим прогрессом.

Сева: Ну, а закончить эту историю я хочу цитатой: "Ничего, кроме как своей собственной студии в подвале, в которой закрываешься месяца на четыре - на пять, быть не может. Надо не просто написать музыку, в которой все участвуют поровну, надо с ней сродниться, надо, чтобы она стала частью органики самого музыканта. Она должна быть естественной для исполнения, она становится, буквально, тканью самого музыканта".

Л.В.: Сева, а слыхали поговорку: "Соловья баснями не кормят"?

Сева: Совершенно верно, не кормят баснями, а кормят песнями. И первую песню наш гость сейчас и объявит...

И.Л.: Эта песня не была издана ни на одном из наших номерных альбомов, а вошла в сборник молодых групп, который издала компания "Мумий Троллем" же и организованная под названием "Утекай Звукозапись". Песня называется "Шамора".

+ "Мумий Тролль": Шамора

Сева: Вы сказали, что пластинка сборная, не так ли?

И.Л.: Совершенно верно!

Сева: Значит, около каждой дорожки стоит какой-то отдельный коллектив?

И.Л.: Около семнадцати, я думаю, песен присутствует там, причем все эти песни не были изданы ранее, отбор туда осуществлялся таким образом: наверное, по каким-то вот критериям, которые только мне и моим друзьям, были понятны. То, что мы считаем близкой по духу музыкой...

Сева: А себя вы под каким номером поместили, вы не помните?

И.Л.: Самым последним!

Сева: Вы знаете, по странному стечению обстоятельств, мы "забили" 11-й номер, поэтому приносим извинения. А сейчас снова заведем 17-й номер. Это уже будет конкретно "Мумий Тролль".

Сева: Это была группа "Мумий Тролль", и песня называлась...

И.Л.: "Шамора".

Сева: "Шамора"- это что-то значит?

И.Л.: Так называется одно из наших самых любимых мест неподалеку от Владивостока. Соответственно - море, песок, волны, ночь, камни...

Сева: Вы у нас юноша ориентально настроенный, вы же институт окончили с китайским языком и в Китае провели в общей сложности сколько?

И.Л.: Да несколько лет...

Сева: Поэтому из вас могут совершенно непонятные слова вылетать, просто так...

И.Л.: Кстати, дедушка мой, по-моему, говорил, что Шамора - это интерпретация какого-то из китайских названий этой области, потому что, наверное, в те далекие времена русские еще не придумали название. Хотя сейчас это называется на карте бухта "Лазурная". В общем-то, я считаю, Шамора - намного интереснее.

Сева: Конечно. Вкратце, может быть кто-то недостаточно знаком с жизненным путем героя, давайте обозначим его биографию. Я знаю, что начиналось все во Владивостоке, и что это город родной - там вы родились...

И.Л.: Я родился в Москве, как это ни странно, но по семейным обстоятельствам, в очень молодом возрасте был перевезен во Владивосток. С этим городом сроднился...

Сева: Но вот в Москве живет москвич, в Калининграде - калининградец, а во Владивостоке кто?

И.Л.: Я все время забываю правильный вариант: то ли владивостокчанин, или владивостокец.

Л.В.: Владивосточник!

Сева: Хорошо, что не в Гусь-Хрустальном вы оказались... Так, так, так...

И.Л.: И в 83-м году, наверное, впервые мною, в очередной раз, была собрана рок - группа. В этот раз уже с серьезными планами на будущее, т.е. песни не петь на английском языке. То есть в 79-м мы думали, что нужно запеть на английском... А вот в 83-м мы решили, что нужно петь на русском языке, причем оказалось, что есть что сказать. К тому времени до Владивостока начали докатываться записи из Санкт-Петербурга: "Аквариум" и "Кино". К тому времени, да, мы получили подтверждение, что это можно делать, раз это делает кто-то еще, и поэтому все возможности у нас для этого есть. Хотя все это развитие "Мумий Тролля" находилось в довольно таком расплавленном , латентном, как потом назвали журналисты, состоянии до, наверное, почти 96-го года, когда возвратившись из долгих путешествий и проживаний в различных даже континентах, и занятиями разными... Какими только... Представить невозможно сейчас... Я вспоминаю - продажа чечевицы...

Сева: То есть пришлось быть и бизнесменом, и...

И.Л.: ... и жителем Дальнего Востока... Да, и в 96-м году пришли мы с приятелем Леонидом Бурлаковым, с которым когда-то мы начинали "Мумий Тролль" к такому решению, что может быть нам стоит начать это еще раз...

Сева: Но к тому времени вы уже в Англии по рабочей визе продавали чечевицу...

И.Л.: Да, примерно так: чечевицы переросли в "Ягуары", но это неважно... И пластинка была записана, и я мала, честно говоря, верил в какой-то коммерческий успех этого мероприятия, но я был очень тронут предложением своих друзей и именно энтузиазмом своих друзей, которые сказали: нет, нет, нет, не бросай, пожалуйста, для нас давайте запишем эти песни, которые в последнее время вы играли, и которые мы, может быть, еще помним, что бы осталось на память... В общем-то осталась память не только узкому кругу друзей, но и довольно, и с каждым разом увеличивающемуся количеству наших поклонников, вот теперь уже и за пределами России.

Сева: Да, но о японском эпизоде вашей биографии мы поговорим после перерыва. А сейчас хотелось бы закончить эту российскую трехлетнюю страду, победное шествие "Мумий Тролля" по просторам отечества. В каких, ну, понятно, что были во всех, какой объем гастролей был за это время?

И.Л.: Крайней на востоке точкой был все-таки Петропавловск - Камчатский, вот дальше тяжело было как-то доехать. Но мы планируем на 2000-ый год Анадырь и Певек, я готов туда ехать, причем в январе - феврале, самые были морозы. На западе - на западе это были, пожалуй, границы российские, что у нас там, Калининград, да? Самый - самый западный город России. Я помню рекламу на клубе: "Самый западный клуб в России"...

Сева: Но основная аудитория, как я понимаю, по своим семейным обстоятельствам - это юные дамы, снедаемые там, я не знаю, голосом генетическим изнутри. Другими словами на обаяние давит "Мумий Тролль".

И.Л.: Причем у нас наверняка есть и, наверное, такой же процент и другой аудитории, но так приятна эта аудитория... Поэтому других начинаешь не то чтобы забывать, но... В общем, мы, наверное, это сможем понять, и они - тоже.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Я думаю, что сейчас пришло самое время сыграть вторую песню. Как она называется?

И.Л.: Это к вопросу о развитии: что проходит группа за несколько лет, и вот об эти записях дома, подпольных, где можно не быть зависимым от каких-то дорогих студий. Это песня, которая звучала в вашем эфире три года назад, под названием "Забавы". Но здесь она представлена в виде, в видении нашего товарища, псевдоним у него существует сценический - DJ Ram, который делает вот такие версии наших песен. Предыдущая, даже, на песню "Утекай", говорят, пользовалась определенной популярностью в эфире ирландских радиостанций.

Сева: То есть он сделал ремикс вашей песни?

И.Л.: Да, он сделал ремикс, и вот вы сейчас можете с ним ознакомиться. Он также еще нигде не был издан, и являлся нашей с ним, вот такой, частной собственностью. Теперь мы можем эту частную собственность разделить.

Сева: Зритель за стеклом кивает головой - знакомые песни звучат. Это была, конечно, группа "Мумий Тролль", мы беседуем с Ильей Лагутенко. Сейчас самое время сыграть что-нибудь из музыки нашего гостя. Он сам объявит, третья песня.

И.Л.: Мы тут говорили, а чем "Мумий Тролль" занимается сейчас во всех этих участившихся перелетах Москва - Владивосток - Лондон - Токио... На данном этапе мы работаем в Лондоне, как я уже сказал над сведением нашего сингла (англ. компакт-диск), который должен выйти буквально в скором будущем - в ноябре, 8-го числа, если я не ошибаюсь.

Сева: Название есть?

И.Л.: Название песни - "Невеста" со знаком вопроса. Со знаком вопроса это я сейчас произношу, чтобы было понятно, а вообще "Невеста" и потом знак вопроса. К сожалению, саму песню я не успел вам принести, но те песни, которые будут сопровождать невесту к тому самому барьеру, когда будет обмен кольцами, я могу представить их уже сейчас. Название будет, пожалуй, или "Город", или "Вечер", или "Город, вечер", а может быть, наоборот, "Вечер, город"...

Сева: Но без знака вопроса?

И.Л.: Может, с тремя точками...

Сева: Хорошо, "Город, вечер", между ними запятая, а в конце три точки...

+ "Мумий Тролль": Город, вечер

Сева: Город запятая вечер дот, дот, дот (англ. точка), и за окном показывают два больших пальца, поднятых вверх. Аудитория одобряет. И тут я хочу перейти к следующему: вот, у одних жизнь складывается по одному, у других - по другому. Один, например, за внимание юных девушек борется и часто борется безрезультатно многие годы. Потом, наконец, ему подвезет, он женился... А у другого - понравился одной девушке, сразу же понравился другой, десяти, ста, тысячам. Выходит на экран - нравится миллионам. Поэтому, когда формула успеха выработана, и артист знает, как он действует на свою аудиторию - так ему масштабы одной страны даже тесны. Он может поехать в другую страну и, пересекая границы языка и культуры, обольстить и других девушек тоже за границей. Что мне кажется, теоретически произошло или может произойти по результатам поездки в Японию. Что там такое произошло?

И.Л.: В общем-то, если касаться первой части вопроса, то я всегда думал: хорошо, что у меня так все получилось. Потому что я выбрал двенадцать лет назад одну девушку, мы с ней буквально четыре дня назад отмечали дюжину совместной жизни... Я думаю, как хорошо, что это случилось так давно, так рано и... в общем-то, все к лучшему. Вопрос решен. Представляю, если бы вопрос стоял бы сегодня! Вот пришлось бы подумать! А так - чрезвычайно мы оба рады этой ситуации. Но смею сказать, что при пересечении вот этой воздушной, вероятно, границы где-то над японским морем, начали роиться совершенно такие криминальные мысли в голове в отношении этого: да, действительно, мы только что вернулись из такого мини гастрольного тура по Японии, где мы дали три концерта.

Сева: Так они же букву "л" не выговаривают, как же они вашу группу называли?

И.Л.: "Мумий Трорри".

Сева: "Мумий Трорри"? Я считаю, что это проще даже, чем по-русски!

И.Л.: И это при том при всем, что лично я придерживаюсь мнения, я вам по секрету скажу, оно действительно ничего не обозначает, хотя есть очень много вариантов, и каждому из них я благодарен - тому человеку, который его придумал, потому что это тоже дает нам повод не останавливаться в своих собственных поисках. Кстати, телевизионный отчет об этом фестивале должны были сегодня показать по японскому спутниковому телевидению, но, к сожалению, в Лондоне в это время было раннее утро...

Сева: Девять часов разница...

И.Л.: Да, в общем, в связи с не обладанием тарелками и прочими атрибутами для просмотра...

Сева: Надо было уже заводить знакомого японца и будить его с раннего утра...

И.Л.: У меня было предложение поехать в какой-нибудь японский ресторан, шикануть, но, по-моему, ни один из них в 8 утра не работает.

Сева: ... и у них же стоят тарелки, они передают японское телевидение...

И.Л.: А можно, я знаю, в Лондоне открылись с тарелками... Я хочу рассказать про тарелки... по кругу ездят...

Сева: Это "ева" называется, "суси ева", это любимое место отдыха трудящихся. Приходишь туда, садишься - а там высокая технология. Напитки развозят роботы, которые там ездят и похрюкивают, а ты можешь с него снять... А мимо тебя ездят тарелки с кодировкой по цвету, и ты знаешь, что сиреневая стоит два рубля...

И.Л.: А вы знаете историю, оказывается, это придумал японец какой-то годах в 50-х, когда пошло это конвейерное производство то ли на "Тосибе", то ли на "Хитачи", сидел и думал: вот если бы вместо этих деталей по конвейеру проезжали бы блюдечки с суси. И пошел он зарегистрировал эту мысли свою, и зарегистрировал первый ресторан. И вот, вот, вот они по всему миру, уж про Японию и не говорю - это одно из самых любимых мест собирания народа. Мне еще нравится, что официанты, когда заходишь, они тебя приветствуют, и всех сидящих и жующих молча у конвейера, они кричат и подбадривают. Я беру, например, суси с кальмарами, а он: во - во - во, бери, бери суси с кальмарами, ну, я так понимаю, что они это кричат. Но очень громко, и все остальные должны обратить внимание на то, что ты берешь с конвейера.

Сева: Да, психологически рассчитано абсолютно беспроигрышно: человек садится к конвейеру и смотрит, как мимо него что-то проплывает, и ему достаточно только протянуть руку и схватить. Естественно, человек съедает раза в три больше. Мы тут недавно с Ольгой были, так тарелочки уже до ушей доходили, по-моему. И никогда бы столько не набрали, а тут жадность одолевает: все же мимо проплывает. Япония - великая страна. Ну, и какие впечатления? Самое главное меня интересует: приехал русский юноша, ну, глаза синие - на девушек действует. Но все-таки языки и культура разные, совершенно же не понять друг друга ни психологически, ни по линии поведения, ни по языку. Как же вы там для них что-то такое пели?

И.Л.: Действительно, для нас это был, пожалуй, впервые такой опыт выступления на совершенно незнакомой аудитории. Я имею в виду, что и они-то о нас не знали почти ничего, точнее сказать ровным счетом ничего. В России мы, конечно, можем играть стадионы для публики подготовленной нами же, которая слушала наши пластинки, видела наши физиономии по телевизору. А в этом случае - это совершенно другое. Им сказали: вот, приедет русская группа, она у них, вроде как очень популярна...

Сева: А главного певца звать Ирия...

И.Л.: Да, Ирия. Но у нас очень хорошо имена в группе сложились: Ирия, Юря, Орегу и Дженя. Вот Женя было для них самое сложное, но разобрались... Мы говорили, помните мультфильм "Джек в стране чудес", ваш японский? Они говорили: нет мультфильм не помним, но Дженя -- это мы запомним. И удалось, удалось, не знаю как, не скажу, что все подпевали, как в России...

Сева: Надо просто создать всю программу на японском...

И.Л.: Всю, не всю, но одну песню мы решили быстренько с помощью моего бывшего однокурсника...

Сева: А вот китайский опыт, то, что вы китайский изучали, закончили университет и у вас диплом есть с китайским языком, это как-то помогло?

И.Л.: Нет, языки совершенно разные. Китайский опыт, я думаю у нас еще впереди. Раскрою секрет, в январе у нас в плане Гонконг, дай Бог, все случится...

Сева: ... все девушки будут наши!

И.Л.: ... совершенно неожиданно, но сейчас мы готовим специальные версии ни китайском и, разумеется, в связи с 50-летием...

Сева: Может быть, несколько слов из песни по-японски, просто душа жаждет чего-нибудь такого...

И.Л.: Я вот всегда этого боялся, потому что меня предупреждали: ты знаешь, в России можно стать чудом одной песни. В России мы умудрились этого избежать, сейчас у нас много песен, все их знают... А вот после Японии приехав в Россию, нам сказали: ну, и как вы там по-японски пели? Да, вот так и пели: (поет "Девочку" по-японски).

Студия: Ой, как здорово!

Сева: Ну, поднимем бокалы. Встретимся на будущей неделе в это же время!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015