СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

14 февраля 2004: Романтическое кругосветное путешествие

Гости: Татьяна Каневская, жена П.Каневского; Павел Каневский, журналист, сотрудник Русской службы Би-би-си

Сева: Добрый вечер! Сегодня у нас 14 февраля, День влюбленных, и мы от имени нашего небольшого коллектива искренне поздравляем всех таковых с таковым праздником. У нас в гостях молодые влюбленные, правда, обвенчанные и прошедшие процедуру бракосочетания, но, тем не менее, вернувшиеся из наиболее романтического кругосветного путешествия, в котором они находились более трех месяцев. Прошу любить и жаловать - Пафнутий Каневский со своей супругой Татьяной!

Студия: Добрый вечер!

Сева: Сразу же начинаются пошлые вопросы о деньгах... Потому что сидит какой-нибудь служащий на одну зарплату и думает, что у них там, наверное, несметные деньжищи по рукам ходят... Как вам удалось на одну или, скажем, полторы зарплаты такое дело обтяпать?

Пафнутий Каневский: Чтобы я жил на одну зарплату! На самом деле, мы долго собирали, во-первых, а, во-вторых, мы не искали роскоши в этом путешествии, а искали приключений. Мы нашли авиабилет, который с очень большой скидкой продают специально тем, кто хочет совершить кругосветное путешествие. А, во-вторых, у нас не было никаких забронированных отелей. Мы жили в студенческих общежитиях, часто у друзей, знакомых, то есть справлялись, как могли...

Сева: Я понимаю, эфир, народу много слушает, деньги неприлично обсуждать, но в предварительной беседе Леонид Владимирович сказал: "Ну, не меньше 15 тысяч!".

Леонид Владимиров: Фунтов, сказал я. Это значит, 25 тысяч долларов.

Сева: Но я знаю, Паша, что таких денег у вас, даже если бы вы копили с самого первого дня нашего знакомства...

Л.В.: Да уж ладно прибедняться...

П.К.: Бюджет у нас был на двоих где-то 70-80 долларов в день. Туда входило жилье, питание, проезд, туры. Где-то приходилось затянуть пояс потуже...

Л.В.: Но для российских слушателей 70-80 долларов в день - это очень-очень классная жизнь.

Сева: Но какие у вас, Леонид Владимирович, есть знакомые? У меня есть такие, которые этих денег и не заметят даже...

Л.В.: Ну, у каждого свой круг...

Сева: Треть Москвы такая...

Татьяна Берг: Ну не треть...

Сева: Вы, Танечка, когда там в последний раз были?

Т.Б.: Я была в Петербурге недавно, а в Москве я была лет десять назад... Ну не треть, у меня есть знакомые.

Сева: Я вас уверяю, Танечка, даже больше трети, потому что количество невероятных ресторанов и магазинов растет - деньги-то крутятся. Больше 80 процентов национального бюджета крутится в Москве. Я не говорю про Свердловск, Челябинск и Чебоксары, я говорю конкретно про Москву. Так что 80 долларов никого в Москве на двоих не испугают.

Т.Б.: Я боюсь, что вы получите большую электронную почту по этому поводу. Безусловно, для путешественников на Западе 80 долларов в день на двоих - это очень-очень скромно...

Л.В.: Конечно.

П.К.: Это скромно и трудно, но мы поняли, особенно побывав в некоторых странах Юго-Восточной Азии, что очень много людей лишены, вообще, возможности путешествовать и в очередной раз почувствовали себя привилегированными людьми.

Сева: То есть вы приезжаете в какое-нибудь место и попадаете к людям, для которых 80 долларов - это чуть ли ни полугодовая зарплата.

П.К.: Что-то вроде того. На Таиланде и Бали люди бедствуют, но при этом удивительным образом сохраняют человеческий облик. Деньги и их лицо почему-то остается...

Сева: Есть известный анекдот: Сидит человек под пальмой, ест бананы. К нему подходит другой и говорит: "Что ты тут сидишь? Купил бы себе тачку, возил бы эти бананы, потом бы грузовик, потом магазин, потом фирму бы раскрутил и сидел бы под пальмой, ел бананы...". Он ему отвечает: " А я и сижу под пальмой, и ем бананы!". То есть там совершенно никакой бизнес не надо развивать, потому что конечная цель его будет тем же самым, с чего все и начиналось.

П.К.: Это так и не так. Мы потом побывали в Южной Америке, климат там тоже жаркий, но преступность гораздо выше. Там тоже люди живет не очень богато, богаче, конечно, чем в Патайе или на Бали, но преступность там выше, чем в этих местах.

Т.Б.: Только что в Таиланде объявили, что там объявлен комендантский час. Правильно я говорю? Молодым людям до 18 лет запрещено выходить на улицу после 22 часов.

Л.В.: А вы знаете, что это долгие-долгие годы было в России? Гимназистам было запрещено выходить на улицу после 8 вечера... Так что эта мера испытана...

Т.Б.: Я не осуждаю таиландские власти, я просто говорю, что они тоже волнуются насчет увеличения преступности.

Сева: Господа, я думаю, что в нашу беседу нужно внести структуру, а то у слушателя мозги закипят. Давайте по маршруту... Вы вылетели из Лондона, и куда нос вашего самолета был направлен?

Татьяна: Мы вылетели из Лондона прямо-таки в саму Японию... С остановкой в Гонконге, мы полетели в Осаку...

Сева: А в Гонконге вы выходили?

Татьяна: Нет.

Сева: То есть первое место, куда вы на землю ступили, был Гонконг?

Л.В.: Так вы южным маршрутом летели? Дело в том, что из Лондона в Токио есть прекрасный маршрут - весь над русской территорией. Вы знаете?

П.К.: Мы хотели попасть в Осаку, поэтому полетели через Гонконг. Пятнадцать часов летели, приземлились, отеля нет - так у нас заведено, мы ищем отель на местности, у нас путеводители по каждой стране, берем огромные рюкзаки, первый марш-бросок, приезжаем в город, холодный осенний ливень, добираемся до необходимой улицы, а отель... исчез! Причем мы хотели остановиться в отеле под названием "Калифорния", причем это не калифорнийская Калифорния, а японская.

Сева: В голове звучит песня Eagles...

П.К.: ...на японский манер. Но "Калифорнии" не оказалось, пробродили мы еще часа два под проливным дождем, нашли какой-то другой отель. Отель тут же прислал нам массажистку, и все стало хорошо...

Сева: А массажистка зачем?

П.К.: Ну, как же, зачем?! Два часа под проливным дождем с огромными чемоданами после пятнадцати часов перелета...

Сева: А массажистка вмещалась в ваш дневной бюджет?

П.К.: Она вместилась в наш крошечный номер, потому что она сама была крошечная. Но пальцы у нее были мощные, до сих пор помню.

Л.В.: Нет, в Японии это в норме. А это что, был бизнес-отель, какой-нибудь?

П.К.: Да.

Л.В.: Ох, мама родная! Тогда наши слушатели не представляют себе, что это такое. Я, будучи в Японии, одну ночь провел в бизнес-отеле. Там нельзя нормально пройти между кроватью и стеной, - надо двигаться боком. Но в номере есть телевизор.

П.К.: Да.

Сева: Сколько там квадратных метров? Шесть?

Л.В.: Нет, меньше.

Татьяна: Там была двуспальная кровать и стол с телевизором.

П.К.: Давайте я вам расскажу о пикантных подробностях. Туалеты в Японии подогреваются, чтобы сидеть было не холодно.

Л.В.: А вы видали когда-нибудь, чтобы люди из автомата на улице можно было купить холодный кофе или горячий кофе? В Америке такого нет. Вы покупаете банку тут же нагретого в автомате кофе!

П.К.: Но это уже японские технологии. Ни одного погромленного автомата я там не видел. Бросил монетку, взял банку и все. Японцы очень порядочные. Никакого полицейского надзора со стороны государства, все в голове. Когда ты стоишь на вокзале или в метро, на станции, ждешь поезда, там, где у остановившегося вагона должны оказаться двери, стоят отметочки на перроне. Люди столбиком стоят у этих отметочек по всей платформе, ждут своей очереди, чтобы войти в вагон.

Татьяна: То же самой на автобусных остановках...

Л.В.: Все это объясняется, конечно, прекрасным воспитанием японского народа, но еще и местом, точнее его нехваткой. Вы всюду катитесь в толпе. Вы не покупали в Японии автомобиль, поэтому вы, наверное, об этом не знаете. Вы не сможете купить автомобиль, пока не представите справку в муниципалитет, что у вас есть место, куда его поставить. Это может быть необязательно гараж.

Сева: В Японии, отчасти, объясняется такой порядок тем, что все друг за другом приглядывают.

П.К.: Да, это точно. Об этом нам рассказывали друзья. Мы остановились неподалеку от озера Кио, для того чтобы совершать марш-броски в Киото. Нам рассказали, что соседи в этом районе следят друг за другом - кто, что кладет в мусорный бак. Нет ли у одиноких молодых девушек звенящих бутылок...

Сева: ... из-под молока...

П.К.: ... потому, что негоже молодым девушкам...

Т.Б.: А если найдут бутылочку?

П.К.: Шушукаться будут...

Татьяна: Дело в том, что девушке еще выходить замуж...

П.К.: Японцы чувствуют бремя позора, которое на них ложится, если о них плохо отзываются.

Сева: Там же еще культура чести есть. Кстати, был интересный случай, когда английскому офицеру по особому блату в концлагере японский офицер дал свой набор для харакири. И тем невероятно оскорбил японского друга.

П.К.: Похоже на правду. Мы наблюдали за таксистами в Киото. Они боятся ударить в грязь лицом.

Сева: Ситуация такая, что адресов в нашем понимании нет...

П.К.: Им довольно сложно что-то знать, но они боятся потерять лицо и поэтому боятся задавать вопросы. Если ты спросишь японца, знает ли он, то или другое, он не в силах сказать "нет", потому что тогда он потеряет свое лицо, покажется невежливым.

Л.В.: Сказать "нет" в Японии - невежливо...

Т.Б.: Так таксист врет тогда?

П.К.: Нет, он пытается вместе с вами разрешить ситуацию. Если вы не знаете, то я советую вам искать самим, потому что у японцев это занимает много времени.

Сева: Если таксист возит вас кругами, то он полную сумму не берет тогда?

П.К.: Да, он вычитает. Они предельно честны.

Л.В.: А также не берет ни единой йены чаевых. У него компьютер, вы видели?

Татьяна: Да, у них еще очень интересные накидочки на сидениях. Помните, как раньше наши бабушки вешали на подушки вывязанные крючками накрахмаленные накидочки. Таксист всегда сидит в фуражке и белых перчаточках. Открывает вам дверь, кланяется...

Л.В.: А вы наблюдали, что они делают на стоянке такси? Метелками чистят машины, драят их...

Сева: Бесконечные рассказы о легендарной японской чистоте... Так оно и есть?

П.К.: Так они и есть. С другой стороны, молодое бунтарской поколение японцев стремятся быть неяпонцами. Вся молодая Япония ходит с рыжими волосами. Желание японцев быть одинаковыми передалось молодому поколению, но их одинаковость рассчитана на то, чтобы противостоять одинаковости прошлого. Они с одинаковыми стрижками, одинаково выкрашенными волосами, одинаково пестрой одежде маршируют по улицам. Мы пошли в предпоследний день нашего пребывания в Токио в район Шибуя, где собираются всякие японские неформалы, поют там песни, надеются, что кто-то их будет слушать, устраивают странные шоу. Очень забавно. Кто-то из японцев считает, что он - бразилец, кто-то - англичанин и все это видно на этой площади.

Л.В.: Очень любопытно. Молодые меня всегда интересовали. Подойдет к тебе на улице молодой человек, спрашивает: "English?". "Ну да, - отвечаю, - English... - А вот можно я с вами пойду, куда вам надо, я просто буду вас провожать? И вот он просто провожает и разговаривает по-английски для тренировки.

П.К.: Там практически никто не говорит по-английски...

Сева: Это после стольких лет американской оккупации?

П.К.: У них огромное количество английских слов. Мое любимое - "адаптера". Оно интернациональное, но с японским придыхом оно как-то особенно звучит. Много слов уже написано японским алфавитом, нужно сильно прислушиваться, чтобы понять, что это иностранные слова.

Л.В.: У них два алфавита.

П.К.: Кроме того, западная культура проникает в их жизнь, например, культура "фаст-фуд". Но сеть быстрого питания преобразилась и там. С одной стороны, это рис и японские маринованные грибочки...

Сева: И суши-бары, наверное, повсюду...

П.К.: Нет. Суши-баров меньше, чем в Нью-Йорке.

Л.В.: Зато повсюду вы можете купить замечательную лапшу. Это очень дешево и вкусно.

Сева: Самое время, чтобы сыграть что-нибудь из японского репертуара.

+ Музыкальная пауза

Сева: Сами понимаете, что Япония у нас представлена условно, музыкально-иллюстративно. Мы тут не этнографией занимаемся, а рассказываем о поездке нашего коллеги Пафнутия Каневского и его жены, Татьяны, вокруг света. Из Японии вы, друзья, попали куда?

П.К.: В Гонконг.

Сева: В Гонконг, который когда-то был нашим...

П.К.: Да, и следы этого видны. По городу ездят родные double-deckers, даже трамвайчики, которых здесь уже нет, тоже двухэтажные. На старых деньгах, которые тоже неполностью еще изъяты из обращения, профиль королевы...

Татьяна: И люди в своей массе говорят по-английски...

Л.В.: А гонконгский доллар по-прежнему "долларом" называется? Не юань?

П.К.: Да, конечно. Но на новых королевы нет. Юань - это торговая единица, а Гонконг - это огромный рынок. Он не спит, там не стреляют, там нет разврата, там сплошная торговля.

Л.В.: Там запрещено играть в казино. Раньше они ездили в Макао, а теперь?

П.К.: Теперь, по-моему, можно, но они как-то это все равно ограничивают. Мы были там всего три дня и основное впечатление от города - это огромный базар. Идешь по улице, которая сначала является вещевым рынком, плавно перетекает в мясной рынок, потом овощной рынок, птичий, цветочный и не кончается. И когда к вечеру ты выходишь на улицу, на которой не было рынка, там открывается ночной рынок. Туда приезжают китайцы с континента, которые продают все по дешевке.

Л.В.: На острове Виктория есть рынок, который называется Стенли-маркет. Там продаются только подделки, имитация. Можно купить часы Courtier, рубашку Fila...

Сева: Для кого все это продается и покупается? Населению не освоить весь это вал продукции...

П.К: А они обожают покупать.

Сева: То есть, днем они идут в свой Сити, зарабатываю какую-то деньгу, а потом идут тратить?

П.К.: Даже те, кто не зарабатывает, идут тратить... Они хотят участвовать в процессе выбора, это доставляет им удовольствие, даже если они уйдут с какой-то мелочью.

Л.В.: А можно вас спросить про аэропорт? Вы же на острове были... Я там не приземлялся, я приземлялся на Кайтак. Как вы добирались до "большой земли"?

П.К.: От аэропорта построена линия метро, которая буквально за 20 минут, если не меньше, доставляет вас прямо в центр города.

Л.В.: Ну да! Она построена на сваях?

П.К.: Да, и на сваях, и по земле...

П.К.: Страх после передачи управления над Гонконгом уже улегся. Китай понял, что в мировые дела Гонконга лучше не лезть.

Сева: А гонконгские власти дали китайцам понять, что демократия - это не главное, кое-чем можно и поступиться. Мы сделаем небольшой перерыв в нашей беседе, потому что нашим коллегам нужно доложиться. Татьяна Берг бросит свой взгляд на событие недели.

Т.Б.: Особого выбора сегодня у меня не было, потому что, как уже было сказано, сегодня Валентинов день. Магазины сегодня переполнены и перевыполняют свой годовой план. Британская библиотека впервые в истории объявила, что этот день она посвящает юношам, которые ищут подружку. И вот нашелся десяток человек, которые пришли на просмотр коллекции рукописей самых романтичных произведений литературы, которая была специально выставлена по этому случаю. Гости выбирали и получали специальные ярлычки, например, Адам ищет Еву, Тетания ищет Обирона, помните "Сон в летнюю ночь" В.Шекспира. И даже доктор Живаго ищет Лару. Ярлычки эти пришпиливали к пиджакам и свитерам, и это должно было, по идее, облегчить поиск. Один юноша, видимо отчаявшись, наклеил сразу пять или шесть ярлычков, чтобы расширить круг возможностей. У этого мероприятия, которое библиотека собирается устраивать ежегодно, две цели - эгоистическая и альтруистическая. Первая - надежда привлечь новых читателей. Вторая - помочь стеснительным интеллектуалам, которые привыкли сидеть за книгами в одиночестве и не умеют флиртовать. Некоторым, правда, и эта идеальная ситуация не помогла. Было замечено, что два молодых человека, встретившись в самом начале вечера, разговорились о философии Канта. Так и ушли домой, продолжая эту тему обсуждать - девушек они даже не заметили. Другие оказались более восприимчивыми, отчасти благодаря указаниям, которые щедро раздаривала специально приглашенная на вечер директриса одного из местных брачных агентств. 24-летний библиотекарь Клиффорд Миддлтон признался, что он пришел уже в полное отчаяние. Он сказал, что по натуре - романтик и всегда надеялся, что однажды встретит на улице свой идеал. Она обронит зонтик, а он его подымет, они вступят в разговор, а потом, ну, сами понимаете... Но ничего такого с ним не случалось, и вот он пришел в Британскую библиотеку в надежде, что здесь найдутся девушки и умные, и романтичные. Сотрудники библиотеки заготовили воздушные шары в форме сердца и ненапрасно. Потому что кое-кто действительно покинул библиотеку уже не в одиночестве, а с, будем надеяться, идеальными спутницами жизни, крепко сжимавшими в руках эти розовые сердца. Я в газетах в этот день масса писем к возлюбленным. Меня заинтриговали обращения к дамам с русскими именами. Одно я нашла даже в стихах: "Наташа, один сын цветет, другой - растет, моя любовь вечно живет!". Честно признаюсь, оригинал лучше. Его нужно цитировать по-английски. "Nadya, ty moy koroleva, I love you very much!" Вы знаете, мне кажется, что я знаю, кто эта moy koroleva, потому что там есть подпись, все сходится.

Сева: Спасибо, Таня! Юбилейные и памятные даты предстоящей недели напомнит Леонид Владимирович.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович! Мы возвращаемся к беседе с Пафнутием Каневским и его супругой, Татьяной, вернувшимся из длительного кругосветного путешествия. Вы знаете, молодые супруги, у нас, с моей женой Ольгой, отношения достаточно теплые в семье. Единственное напряжение возникает, когда мы куда-нибудь едем. Я от руля не могу оторваться, прошу ее посмотреть по карте, она говорит, что трясет, ничего не видно, короче, возникают близкие к скандалу ситуации, которые, к счастью, никогда в скандал не перерастают, но говорят о том, что путешествие - дело достаточно нервное. Кто-то должен принять решение, кто-то делал планирование, другой может упрекнуть, спать негде, куда ты меня завел, дождь, холодно и, вообще, ты - дурак. Хорошо, что ваша семейная жизнь начинается с такого испытания, но, вы, как семейный коллектив, в этом путешествии - спаялись или были незаметные трещины?

Татьяна: Спаялись, спелись... Поначалу было нелегко, потому что пытались разделить организаторские обязанности. Я занималась организацией быта, Паша - организацией путешествия. Пререкались поначалу, кто-то чем-то был недоволен. Но потом все прошло очень быстро.

П.К.: Перед отъездом было мало времени, чтобы все спланировать досконально. У нас было много путеводителей, которые мы изучали в самолетах, перелетая из одного города в другой.

Сева: Изучали яростно, потому что прилетишь в страну, а спать-то негде...

П.К.: Да, изучали яростно, а потом, поизучав пару остановок, мы поняли, что не пропадем, потому что мир гораздо более дружелюбное место, чем изначально думаешь, отправляясь в это путешествие. Мы поняли, что если не планировать все досконально, то все само собой уляжется гораздо лучше.

Сева: Я стараюсь жить по такой линии. Но расслабиться и довериться судьбе не каждому удается.

Татьяна: Экспромт получается гораздо лучше.

Сева: Но англо-саксонская культура - все запланировать, застраховать, чтобы каждый шаг был промерен.

Т.Б.: С другой стороны, в Англии очень много экзотических путешественников, так что есть и то и другое.

Сева: Но путешествия эти все запланированные...

П.К.: С беззаконием мы в эти три месяца практически не сталкивались, а вот с представителями закона у нас периодически были стычки. В Бангкоке, отбывая из Таиланда, в канун дня рождения тамошнего короля, город торжествует, на главной площади города мы с Таней поели бесплатных харчей и сидим, курим. А за нами бдительно наблюдают представители закона.

Татьяна: Но мы их не замечали поначалу. Все было хорошо и безоблачно, пока к нам не подошел полицейский, взял Пашу за руку и не повел его куда-то...

Т.Б.: Я знаю, потому, что вы бросили сигарету на землю... У них это запрещено.

П.К.: Да, там очень строго с этим. Точно также очень рекомендуют всегда иметь при себе паспорта. Но, что как бы отличает их, в моем понимании, в положительную сторону от представителей закона в США и Англии - с ними всегда можно договориться.

Сева: А каким жестом бросил бычок: со щелчком, по-солдатски, вниз, затоптал?

П.К.: Я очень аккуратно бросил его вниз к груде других бычков, вот в чем дело. В Японии я бычки не бросал на улице, потому что их там просто нет на улице, а в Таиланде бросил...

Сева: То есть ты использовал уже имеющийся прецедент - до тебя курили и целую груду накидали...

П.К.: Но это был не довод. Мне предложили либо расплатиться с ними - штраф 30 долларов, либо прокатиться с ними до ближайшего monkey-house. Это не зоопарк, а обезъянник тюрьма. Ехать не хотелось, и платить штраф тоже. Мы поторговались, порассуждали и в результате за 3 доллара нас отпустили. В Австралии все было гораздо хуже. Туда мы прилетели на мой день рождения. В замызганных сандалетах и парой немытых кроссовок в багаже. Представители австралийской таможни "засекли" не только их, но и баночку варенья, которая предназначалась не для потребления, а для наших друзей из Буэнос-Айреса.

Сева: Надо объяснить нашим слушателям, почему немытые кроссовки почли за преступление в Австралии...

П.К.: Дело в том, что австралийцы очень мнительно относятся к чужой грязи. Они считают, что мы загрязняем их уникальную природу, которая действительно очень красива там. Они в меру своих способностей пытаются эту природу защитить.

Сева: Если бы вы выезжали из Австралии, и грязь на них была бы австралийская, то вам еще бы и руку пожали...

П.К.: Конечно!

Татьяна: Дело еще в том, что мы въехали в страну не в этих кроссовках, а в другой обуви. Ботинки, обнаруженные у нас в рюкзаках, пролежали там месяц, мы надевали последний раз в Японии. Они были изъяты, на нас наложили штраф и вернули нам ботинки, которые предварительно вымыли, чем испортили их.

Т.Б.: Но вернули их!

П.К.: Провозить грязные ботинки можно, предварительно задекларировав их. А мы этой глупости не сделали.

Сева: Так это сколько же заполнять декларационную ведомость?

П.К.: Все равно нужно заполнить. Мы провели 4 часа в аэропорту, выплачивая штраф. Мы пытались понять, что лучше - посидеть недельку в австралийской тюрьме или заплатить штраф.

Т.Б.: Там торговаться нельзя было...

П.К.: Нет. Это была наша первая остановка после всех азиатских стран, где со всеми можно договориться. Что любопытно, я в таких случаях не скандалю, а начинаю язвить. И на все мои язвенные замечания барышня, которая нас повязала, не собиралась отвечать.

Сева: И чем все кончилось?

П.К.: Заплатили штраф и вернулись восвояси.

Т.Б.: А джем вернули?

П.К.: Распотрошили, но вернули.

Сева: Вы его подарили?

П.К.: Да, но с историей.

Сева: Но Австралия разочаровала?

П.К.: Мне показалось, что природа там прекрасная, а людишки разочаровали.

Л.В.: Вы знаете, как язвительно говорят англичане про австралийцев. Австралийцы - это в основном уголовные преступники, каторжники, которых приговаривали в Англии. Они преимущественно шотландцы и ирландцы, кстати, поэтому они несколько от нас отличаются.

П.К.: Проблема, как я понял, не в этом. Там много каторжников, но чуть ли не столько же надзирателей, которых высылали туда вместе с каторжниками. Потомки надзирателей - это вообще отдельная песня. Они шустрые и недалекие...

Л.В.: А вы видели аборигенов?

П.К.: Да. Кстати, нас и арестовала аборигенша.

Сева: Ну, она отомстила вам еще за покорение их земли белыми...

П.К.: Скорее всего. Когда она посмотрела в мой паспорт, то увидела место рождения - Москва. А в их графах нужно писать страну. Так она вписала Москву. - Вот вам штраф, - сказал я, - пусть ваши дети знают, что Москва - это не страна, а столица. Но она совершенно не поняла, о чем я говорил.

Татьяна: Интересно было, когда мы прилетели из Австралии в Новую Зеландию, там таможенный досмотр был примерно такой же, все то же самое. Но когда мы сказали, что уже все прошли в Австралии, то они махнули на нас рукой и сказали: "Проходите!".

П.К.: Потом мы поехали на Таити. И у нас там было три новых года. Мы вылетели из Новой Зеландии 31 декабря, провели новогоднюю ночь в воздухе, приземлились на Таити 30 декабря. Мы пересекли линию смены дат. Новый год провели в компании французов, хозяев нашего пансионата, а на следующий день прямо на рыбалке нас подцепили местные жительницы - прекрасные таитянки. Они подъехали на причал, у нас в это время ничего не клевало, но у них было три ящика вина и шампанского, поэтому они сели рядом и стали ждать лодку. Пригласили нас с собой. Они очень гостеприимные люди, совершенно не меркантильные. О деньгах не говорили ни слова. - Вот вам бутылка шампанского, - сказали они, посадили вместе с собой и повезли нас на корыте с моторчиком к их тете. Дом у нее был невесть какой, но гостеприимство сгладило все прорехи.

Сева: А дом где? Среди пальм или на берегу моря?

П.К.: Прямо на берегу океана.

Л.В.: И что же, они все время приглашают незнакомых людей в дом?

Т.Б.: Ну, новый год был...

П.К.: Нет, как мне потом сказали, напрашиваться на такие дела нельзя. Они тут же чувствуют себя неуверенно. Они должны сами пригласить тебя.

Т.Б.: То есть нужно просто им приглянуться.

Сева: А в Таиланде Павел был уже с бородой?

П.К.: Нет. Борода появлялась постепенно. В Японию я приехал чисто выбритым, а потом...

Т.Б.: Экономил на парикмахерских...

П.К.: На самом деле, больше к себе не притрагивался. Запущенное состояние, в котором вы меня видите - это следствие трехмесячных путешествий.

Сева: Да, при такой бороде и нестриженных волосах достаточно влезть в воду и потом как собака головой поводить, чтобы вода лишняя отлетела...

Т.Б.: А потом любой таможенник смотрит на такого человека очень неодобрительно...

Сева: Ну, понятное дело, будут искать грязные кроссовки.

П.К.: Я стараюсь не пищать на таможне.

Сева: Дальше путь лежал...

П.К.: С Таити мы поехали на остров Пасхи.

Сева: Остров Пасхи стоит просто среди ничего. До ближайшей земли - тысяча миль и до Таити, и до Чили...

П.К.: Это гигантские расстояния. Тамошние жители считают это место пупом Земли. Я подозреваю, они находятся в полной изоляции. Единственными вестниками, что кто-то еще есть в этом мире, являются для них путешественники, которые с билетами вроде нашего высаживаются на острове Пасхи. Таких много. Мне показалось, что у жителей складывается такие впечатление, что как же плох мир, если люди едут со всего света посмотреть на их голый остров. Там тысяча каменных истуканов.

Сева: Но происхождение истуканов известно...

П.К.: Я так понимаю, что это все на уровне научных теорий. Население острова 3 000 человек.

Сева: Город поселкового типа. Не разгуляешься.

Татьяна: Черные и белые люди делились там на длинноухих и короткоухих.

Т.Б.: То есть их так официально называют?

Татьяна: В те далекие времена. Истуканы делались для длинноухих богатых, знатных людей, а короткоухие все это строили...

Сева: Но остров, несмотря на свою удаленность, имеет взлетно-посадочную полосу...

П.К.: Да, туда прилетают военные самолеты из Чили. Это их территория. Они доставляют продовольствие.

Т.Б.: То есть живут они за счет туризма?

П.К.: Да и дотаций чилийского правительства.

Сева: Ну и с острова Пасхи путь лежал...

П.К.: В Чили. Сантьяго напомнил нам все наши советские города удивительным образом.

Татьяна: Паше он напоминал Москву, мне - Ташкент. Мы пришли к выводу, что все-таки это - Советский Союз.

П.К.: Выезжаешь из аэропорта. Вы помните, что такое городское планирование - дом не может быть без, скажем, песочницы. В Чили песочница - это футбольное поле. Начиная от аэропорта и до главной дороги, вереницей выстроились футбольные поля. Я насчитал 30 штук, потом сбился.

Сева: Все это строили до хунты Пиночета...

П.К.: Я понимаю, что да. По городу гоняют "Жигули", у парадных стоят скамеечки. Я вам скажу, что нигде в мире больше не стоят скамеечки у парадных.

Т.Б.: Нет, в Израиле стоят.

П.К.: Люди ходят в серых костюмчиках, платьишках советского времени.

Сева: Ну и из Чили, с заездом в Аргентину, вы попали в Нью-Йорк.

П.К.: Да, в Аргентине замечательно - культ вина, мяса и танго, по-прежнему жив. А Нью-Йорк? Из него и в Лондон вернуться не обидно.

Сева: Там вы повидали и родню, и русских, и друзей...

П.К.: Да, это было более семейное мероприятие.

Сева: Три месяца было достаточно или могли еще ездить?

П.К.: Три месяца достаточно, но я мог бы ездить и ездить. Может быть, еще когда-нибудь и сбудется мечта идиота.

Сева: То есть при достаточном количестве денег можно было ездить сколько? Три месяца, пять?

П.К.: Я бы поездил и годик или два... Не устаешь...

Л.В.: Не устаешь в определенном возрасте.

Сева: Пока работает печень и поджелудочная железа. Ну что же, молодые, с возвращением вас много вам счастья и с днем Святого Валентина!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015