СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

1 мая 2004: Беседа с гостями

Гости: Раиса Недашковская, киноактриса; Кира Шорохова, австралийская журналистка

Сева: Добрый вечер, господа! Праздник 1 мая эволюционизирует все время. Начинался он как языческий праздник и в Англии до сих пор на рассвете 1 мая у столба с цветными лентами какие-то молодые и пожилые люди с колокольчиками, на носочках танцуют. Потом это был праздник солидарности трудящихся. Неважно, чем является он является для вас, мы вас все равно поздравляем, а особо - жителей Эстонии, Латвии и Литвы и прилегающие к бывшему СССР страны, потому что сегодня они вступают в Европейский Союз и говорят, что всю ночь идет гульбы во всех этих странах. Так что праздник меняется по своей сути, но по интенсивности не спадает. У нас сегодня тоже праздник, сегодня у нас замечательные люди в гостях, вина, правда, не поднесли, но вот-вот обещают. Поэтому пока позвольте "всухую" представить наших гостей. Это - киноактриса и актриса театра - Раиса Недашковская и Кира Шорохова, которая любезно организовала все это, и кое в чем будет нам сегодня помогать. Добро пожаловать!

Раиса Недашковская: Добрый вечер!

Сева: Как вас судьба занесла на наши аглицкие просторы?

Р.Н.: Благодаря Кире. Пять лет тому назад вдруг раздается звонок, звонит Кира, которая была тогда в Киеве. Я спрашиваю ее, как она узнала мой телефон. Он ответила, что позвонила в "09", ей тут же дали мой телефон, я оказалась дома, что бывает очень редко, и в восторге оттого, как она меня нашла из Австралии, пригласила ее к себе. Она пришла, сказав, что выполняет миссию моего родственника... Он старый русский эмигрант, эмигрант военного времени, несмотря на разницу в возрасте ему уже почти 90 лет... Он мне никем практически не приходится, но мама его по фамилии Недашковская. Все Недашковские из деревни Недашково, поэтому очень часто они оказываются родственниками. Я прочла в одной книге, что во времена Богдана Хмельницкого была украинская шляхта - Выговские, Недашковские - один ученый на моем вечере вдруг встал и сказал, что в XIII веке Недашковские были крымскими татарами. А я думаю, что меня так всегда влекло к Востоку...

Сева: Иными словами, вы, Кира, по фамильному совпадению разыскиваете Раису и говорите, что ей нужно поговорить с этим человеком.

Кира Шорохова: Я хотела передать привет от этого человека и приглашение в гости, но с тех пор как я попала к ней в дом, я влюбилась в Раису Степановну, и вот мы уже шесть лет как дружим...

Л.В.: Раиса Степановна, а когда вы в первый раз встали перед камерой и начали сниматься?

Р.Н.: В 17 лет, в 10 классе. Я всю жизнь мечтала стать актрисой - сначала цирк, потом балет, потом я готовилась к поступлению в театральный институт. Я танцевала восточные танцы. Видите, меня все время тянуло к Востоку - узбекский, казахский, грузинский и мой коронный, индийский танец, решил мою судьбу. Виктор Илларионович Ивченко искал актрису для фильма "Лесная песня". Он пришел из театра в кино специально, чтобы снять это удивительное произведение. Я считаю, что это произведение 21 века, потому что Леся Украинка объединила видимый мир с невидимым. Растительный мир с людьми. Моя героиня - лесная русалка - создала идеальный образ человека. Смотрите, как важно сегодня найти к любому человеку слово, чтобы вернуть его в человеческий облик. Это совершенно удивительное произведение, я вернулась к нему через много лет и сейчас играю одна всю пьесу под симфонический оркестр. Мой внук, посмотрев на все это, сказал: "Чтоб мне все это выучить, нужно три-четыре месяца". А я ему и говорю: "А всю жизнь не хочешь?". Это произведение во мне живет. Вот какую планку поставила Леся Украинка, вот каким должен быть человек.

Л.В.: Это ваш первый фильм?

Р.Н.: Да. А потом в Азербайджане я играла азербайджанку, в Молдавии - молдаванку в "Путешествии в апреле" с Сашей Збруевым. Чудная лирическая комедия. Потом я снималась на студии имени Горького в фильме "Тропы Алтая", а затем у меня идет фильм-опера "Царская невеста", где я играю на Рижской киностудии. Я играю Марфу - невесту Ивана Грозного. Потом идет "Гадюка", "Сон"... В 1966 году вышел фильм "Комиссар". Я как раз была в Одессе и режиссер отрезал мои длинные косы, выкрасил голову в красный цвет и когда Аскольдов искал Марию, он был страшно огорчен. Он как раз приехал отбирать детей для съемок. Моего мужа играл Ролан Быков, так Аскольдов насобирал уникальных детей - из 7 тысяч детей в Москве он отобрал семилетнего Павлушу, который был самым лучшим артистом - с детьми очень трудно соревноваться - они так любили сниматься, что им было все равно, плакать или смеяться. Из 10 тысяч в Одессе утвердили четверых. Шестого ребенка нашли в Каменец-Подольском, там были натурные съемки, нужен был грудной ребенок, поэтому его нашли на месте. Уникальных детей насобирал режиссер - трое были похожи на меня, трое - на Ролана Быкова. Мой родной сын на меня гораздо меньше похож, чем те дети, которых выбрали для съемок.

Сева: Как вас утвердили на роль?

Р.Н.: Снималась другая актриса, но что-то его не устраивало, потому что в рассказе Гроссмана героиню звали Бейлль, а Аскольдов дал имя Марии, ему нужен был кто-то идеальный, к Богородице поближе...

Сева: Он хотел выйти за этнический тип, ему нужна была эпохальная фигура.

Р.Н.: Ролан Быков мечтал, чтобы в картине я была немая, он уговаривал режиссера... Андрей Тарковский когда-то очень хорошо сказал об Аскольдове - "этот пунш нельзя выпускать из бутылки!"

Л.В.: Ролан Быков был гостем "Севаоборота".

Р.Н.: Я очень рада. В фильме "Путешествие в апреле" он блестяще сыграл роль торговца вином. Эпизодическая роль, но сыграна она была блестяще. И вот мы встретились на этой картине. Режиссеру понадобилась одна ночь, чтобы отказаться от мысли, что в фильме я должна быть немая. Ему нужно было святое семейство. И Мордюкова, которая блестяще сыграла комиссара, которая под трибунал отправляла ребят, бегавшим к своим женам, сама забеременела, и что она только не делала с этой беременностью, ничего не получалось. Шукшин как раз играл командира отряда, он отправил ее в бедную еврейскую семью, чтобы она родила ребенка. Как Ролан встречает комиссара в доме! Это же бомба - привести комиссара в дом. И она, бедная, ночью мается, мучается, но когда она рожает, она становится нормальной матерью. Прекрасно, что через роды проходит отношение к революции, к войне и картина, хотя ее и назвали антисоветской, она самая настоящая антивоенная картина...

Л.В.: Мы знаем про эту картину, но не все наши слушатели знают. Вы сказали, что фильм - антисоветский. Расскажите о его судьбе...

Р.Н.: Картину сразу положили на полку. Там была сцена, в которой Мордюкова в подвале во время бомбежки прячется с еврейской семьей. Идет потрясающий диалог с Роланом Быковым. С ребенком на руках Мордюкова предвидит гетто, она предвидит Великую Отечественную войну. Когда комиссарша заходит в ворота гетто вместе с евреями, то на спине у нее звезда. Наезд камеры на нее, и она долгое время смотрит в глаза зрительному залу. Они идет делить судьбу с евреями. Просили выбросить этот кусок из картины, тогда ее выпустили бы, но Аскольдов принципиально не согласился.

Сева: В каждом деле успех или мастерство накапливается шаг за шагом. Но Аскольдов появился вроде бы ниоткуда, создал шедевр на все времена и исчез вроде бы никуда...

Р.Н.: Его два раза исключали из партии.

Сева: Кем он был до этого фильма?

Р.Н: В 1953 году он защитил кандидатскую диссертацию по Булгакову. Он своими руками трогал все его рукописи и знаком с его женой. Потом он работал в Комитете кинематографии, курировал Прибалтику.

Сева: Это значит, что он был бюрократом.

Р.Н.: Да, но потом он окончил высшие режиссерские курсы у Товстоногова. Он подготовился и сделал удивительный сценарий по рассказам Гроссмана...

Сева: Обычно из критиков творца сделать нельзя, потому что критики - это как бы "отгоревший" материал...

Р.Н.: Очень хорошо о нем говорит Мордюкова. Они были в хороших отношениях, хотя она сама непростой человек. Она говорит, что ничего хорошего о нем сказать не может, но он - гениальный режиссер. Пускай громко, чем тихо. Сашенька, он сейчас в Берлине, мы пьем за твое здоровье, родной, чтобы ты был всегда здоров!

Л.В.: Знаете, если говорить о здоровье, то нужно, прежде всего, выпить за здоровье Мордюковой, потому что она нездорова, может, мы пожелаем и выпьем за ее здоровье еще раз?

Р.Н.: Нонночка, родная, мы желаем тебе от всего сердца, чтобы ты поскорее выздоровела, встала в строй, чтобы энергия тебя не покидала, чтобы ты еще сыграла много ролей, потому что ты - великая артистка!

Сева: У меня детство началось с картины "Молодая гвардия", где она сыграла Ульяну Громову.

Р.Н.: Есть вещи, которые выше любых наград. У нас есть "Ника" - приз за лучшие роли и картины. Была представлена картина "Комиссар", получил Шнитке, он был болен, она пошла получать за него... Не получив премию, она страшно переживала... Выходит Ольга Кабо, открывает конверт, напряжение, я чувствую, как я вся вытягиваюсь, и внутренний голос мне подсказывает, что она сейчас произнесет "Недашковская", и она называет мою фамилию, хотя номинированы были Гердт и Лия Ахеджакова, мои любимые артисты. Первый человек, который бросается ко мне поздравлять меня - это только великая душа может сделать - Нонна Мордюкова. Я этого никогда не забуду... Это настолько меня поразило... Когда я вышла на сцену, поцеловала Тихонова, поблагодарила его, мне дали слово, и я сказала: "Наконец-то сбылась моя мечта...". Все думают, сейчас я скажу, что получила "Нику". А я говорю: "Наконец-то сбылась моя мечта - я поцеловала Тихонова!". Мне хотелось его поддержать, он опешил от неожиданности... Нонночка, любимая моя, родная душа, я тебя никогда не забуду, что бы ни было! Она так тепло говорила об Аскольдове, хотя они были не в лучших отношениях. Я думаю, что "Комиссар" - это лучшая работа Ноны Викторовны. Я так хочу, чтобы вы посмотрели ее!

Сева: Правда ли, что Аскольдов включал в фильм только тот дубль, от которого монтажер плакал?

Р.Н.: Люди, работавшие с ним, были несчастными людьми, жертвами. Он настолько дотошно работал, что они не выдерживали. Конечно, он выкладывался как одержимый. Отец его был директором завода "Большевик" в Киеве, и по доносу какого-то рабочего его расстреляли. Мать арестовали в Киеве, и он пятилетним мальчиком один шел ночью по центру города, и его приютила какая-то еврейская семья, не побоялась, и вот памяти этой семьи он и посвятил картину.

Л.В.: Фильм забраковали, а что было с ним дальше?

Р.Н.: Его выгнали из партии.

Сева: Он мог на компромисс пойти...

Р.Н.: Эта сцена была очень важна. Ролан Быков говорил, что, может быть, много фильмов есть, но фильм, который участвует в повороте, который произошел в России, он свою роль...

Л.В.: Фильм пролежал на полке 20 лет. Как случилось, что его показали?

Р.Н.: Картину спас Суслов.

Л.В.: Была какая-то таинственная связь - они арестовали книгу Гроссмана "Жизнь и судьба". Гроссман немедленно написал письмо Суслову, в котором просил арестовать и его самого. Суслов его принял. И приняв его, он сказал, что лет через двести книгу могут издать, но сейчас она неприемлема. Но как же картина вернулась на экран?

Р.Н.: Проходил международный кинофестиваль 1987 года, на который приехали Роберт де Ниро, Маркес, Ванесса Редгрейв. На пресс-конференции Аскольдова спросили, все ли фильмы выпущены. Он ответил, что нет, остался еще фильм "Комиссар", который лежит на полке уже двадцать лет. Он говорил о шовинизме пять минут, выхватив микрофон у Ванессы Редгрейв, и Маркес на приеме у Горбачева попросил, чтобы показали картину. Я на протяжении двадцати лет работала в обществе "Знание", в бюро пропаганды киноискусства, я ездила повсюду с выступлениями. Читала монологи из "Комиссара". Эти удивительные тексты Гроссмана, это такое наслаждение их произносить...

Сева: Мы вынуждены в беседе с вами сделать перерыв, потому что наша постоянная коллега Татьяна Берг сейчас находится на линии... Танечка, в какой вы стране?

Татьяна Берг: Я в Италии, в Риме. У меня сообщение на сей раз не о людях, ни о домах, а о деревьях. Для человека, привыкшего к лондонскому изобилию парков, садов и скверов - Рим - город крайне незеленый. Тем не менее, римляне очень гордятся своими деревьями. Их 800 000 в настоящее время. Ценят их не только за то, что они украшают улица и дают тень, а за то, что он, как сейчас говорят, "римское культурное наследие". Многие из этих деревьев связаны с историческими событиями или великими людьми. Начал озеленять Рим - папа Сикст Пятый в самом начале 16 века. Во-первых, чтобы деревья украшали улицы, ведущие к церквям, а во-вторых, чтобы они защищали паломников от полуденного зноя. Выбрал Папа вязы, с их густой листвой. Последующие Папы продолжали эту традицию. Поскольку история Рима долгая и, порой, бурная, жизнь деревьев тоже была не всегда гладкой. В середине 18 века Папа Бенедикт Четырнадцатый приказал засыпать землей долину, лежавшую между Храмом Святого Христа и Святого Иоанна и засадить ее вязами. С течением лет вязы выросли, и там появилась роща, но в 1849 году во время Итальянской революции вязы безжалостно срубили - из них возвели баррикады. Недавно эту улицу снова озеленили опять-таки вязами. Во времена Муссолини мода на деревья изменилась. Вошли в моду параллельно с ростом итальянского национализма чисто итальянские виды сосны и дуба, кипарис, лавр, как напоминание о величии древнего Рима и пальма, как символ итальянского завоевания. Самые интересные древесные истории связаны с людьми. Например, в одном из местных картезианских монастырей тщательно оберегают полузасохший жалкий кипарис, который по легенде посадил сам Микеланджело. Историки, правда, говорят, что это вымысел, потому что монастырь был построен уже после его смерти. Но кто станет верить историкам, когда есть красивая легенда? Таких знаменитых деревьев в Риме немало. Есть магнолия, которую недавно в память о Феллини посадили на улице, его он жил. Каждый год 14 июля там проходят празднества в честь дружбы. Всего не перечислишь, а в завершение, поскольку мы вещаем из Лондона, история о сосне, связанная с Англией. Сосна стояла себе на холме, и ее владелец решил ее срубить. И срубил бы, но поблизости оказалась пара английских туристов. Дело происходило в 19 веке, когда каждый уважающий себя и обладающий достаточными средствами англичанин, считал своим долгом посетить вечный город. И вот некий сэр Бомон, увидев, что дереву грозит гибель, вдруг бросился к его владельцу и заплатил тому баснословному, несусветную сумму, только чтобы тот отказался от своего гнусного намерения. Путешествовал Бомон по Италии со своим другом, поэтом-романтиком Уильямом Вордсвортом, который на радостях обнял ствол спасенного дерева, расцеловал его, а позднее написал в память об этом случае сонет. У меня, слава Богу, есть домашний переводчик, и сегодня я могу зачитать вам первые восемь строк, сделанного наспех перевода:

Вдали я видел темный верх сосны,
Что на небе казался темной тучей,
Своею тенью, грозной и могучей,
Он заслонял лучистый лик луны.
Когда же я узнал, какой ценой
Спас Бомон дерево от топоров,
Я преклониться перед ним готов
И благостный восторг владеет мной...

Увы, сосна, воспетая Вордсвортом, пала жертвой урагана в 1910 году, но нам хотя бы остался сонет.

Сева: Танечка, большое спасибо!

Т.Б.: Не за что. Завтра пойду смотреть еще на еще какие-то деревья.

Р.Н.: Дерево живое. Как бы я хотела, чтобы сейчас меня услышали в Киеве, потому что так много вырубается в городе, что у меня разрывается сердце.

Сева: Уверяю вас, что это период. Потом придет время, когда будут только сажать с такой же силой.

Р.Н.: Но у Политехнического института пять вековых дубов, которые первые студенты посадили...

Сева: А почему вырубают?

Р.Н.: Расчищают, там хотят что-то построить...

Сева: Юбилейные и памятные даты предстоящей недели напомнит Леонид Владимирович.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович! А вам бабелевские строки пришлось где-то говорить?

Р.Н.: Конечно! В 1990 году Володя Олейников звонит мне в Киев и говорит: "Раиса Степановна, вы не боитесь быть старой?". Я говорю, что с такой компанией, которую вы мне предлагаете, мне все равно, какая я буду. Потому что моего мужа играет второй еврей СССР Армен Джигарханян, а мой любимый Евгений Евстигнеев играет конюха. Гердт там снимался, мою дочку играла Таня Васильева, Карцев играл ее жениха, Леонидов играл Беню...

Л.В.: А вы, наверное, весь фильм знаете наизусть? Поразительная память... Как вам удавалось заучивать текст?

Р.Н.: Это небыстро делается. Нужно без конца повторять. Это нужно, чтобы все вошло в твою плоть и кровь. Если у тебя спектакль вечером, то днем нужно весь текст пройти и повторить...

Л.В.: Театр "Современник" во время "оттепели" поставил пьесу Симонова "Четвертый". Это была смелая пьеса. В главной роли - Миша Козаков. Мы как-то летели с ним вместе в Баку, и он мне проговорил всю пьесу от начала до конца! У вас действительно так работает память, что вы можете за одну ночь всё выучить...

К.Ш.: Нет, за одну ночь это невозможно. Раиса Степановна у меня уже третью неделю, и мы изколесили две тысячи миль по Англии, она беспрерывно читала стихи на память...

Р.Н.: Я читаю на память только то, что люблю - Марину Цветаеву, Блока, Пушкина... Когда я не читаю поэзии, я как бы беднею, я не поднимаюсь...

К.Ш.: К нам подошел испанец, который сказал, что Раиса Степановна, по его мнению, с юга Испании, потому что она такая темпераментная...

Сева: Ведь актер играет только тем, что у него внутри есть. Поэтому актеры, которые играют характерные роли, например, устрашающий комиссар Мордюкова - это качество в ней должно быть...

Р.Н.: Эта такая должна быть амплитуда чувств! Поэтому и опасна эта профессия тем, что входят в роль, а выйти из нее не могут. Попадают в тонкий пласт... У меня есть друг, актер, у которого вчера был день рождения, и который снимался в "Молодой Екатерине" с Ванессой Редгрейв. Он сыграл Петра Третьего на английском языке, не зная языка. Игралось легко, но он вошел в это, как в проклятье, то он поправился, то похудел, то заработал рак, - какой-то страшный каскад... И вот он однажды прилетел в Москву к своей крестной матери Станюте, у которой в этот день также день рождения. Но в аэропорту, в связи с несоответствием документов (он похудел на 50 килограмм), его задержали и отправили в кутузку. Он успел попросить кого-то позвонить по телефону Галине Улановой. В три часа ночи она приехала в аэропорт засвидетельствовать этого человека. Комендант попросил ее документы. Она это предвидела, расстегнула плащ, и, представьте, на вишневом бархатном костюме красовались все ее награды - Героя Социалистического Труда, Орден Ленина и так далее. Но его все равно не выпустили, отправили назад в Караганду, и оттуда его спасала моя подруга Люда Чурсина. Он сейчас в Киеве, в оперетте....

Сева: Вы затронули тему тонкого плана. Итак, есть очень опасные...

Р.Н.: Да, некоторые актеры после шекспировских пьес, после "Гамлета", "Ричарда", "Макбета" попадают в больницу с нервными срывами... Мне Бог не разрешил играть ни в "Полете над гнездом кукушки", ни в "Виржинии Вульф", ни в "Убийстве Марата", хотя были потрясающие репетиции. Когда мы начали играть, меня чуть не убили. Мне это стоило семь месяцев жизни. В Киеве мы тогда в начале 90-х были на грани гражданской войны, люди боялись выходить на улицу. Я играла в "Убийстве Марата" и я поняла, что притягиваю к Киеву страшные события Французской революции. Когда это знание появилось, я перестала играть в этом спектакле.

Сева: Мы благодарим вас за беседу и заканчиваем программу песней из кинофильма "Искатели счастья". До будущей недели!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015