СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

Читайте также:

22 мая 2004: 80-летие Леонида Владимирова

Сева: Добрый вечер! Сегодня у нас все тихонько, скромненько, мы сидим с Леонидом Владимировичем вдвоем со стопочкой бумаг, разных писем, а Танечки сегодня с нами в студии нет, но я надеюсь, что она нас слышит. Алло?

Татьяна Берг: Да?

Сева: Танечка, где вы находитесь?

Т.Б.: Я нахожусь в студии Би-би-си в Иерусалиме.

Сева: Замечательно. Сегодня, что у нас происходит, обозначено в письме к Леониду Владимировичу.

Леонид Владимиров: Я получил 6 мая письмо от Андрея Евсеева из Владимира. Оно такого содержания:

"Уважаемый Леонид Владимирович, здравствуйте! Я давно хотел спросить Вас, а почему уже год с лишним не было обзоров почты на "Севаобороте"? Наверное, писем стало меньше, или вообще нет? Мне кажется, что если на письма не отвечать, то люди просто перестанут писать. С наилучшими пожеланиями, ваш Андрей".

Ну, устыдили нас, Сева, как вы думаете?

Сева: Андрей, вы совершенно правы, и мы подспудно чувствуем вину. Но если гость идет косяком, то его неудобно упускать. Но действительно достаточно долго мы писем не читали...

Л.В.: Это забавно, но то, что вы сейчас сказали, я написал ему в ответном письме. Я говорю, знаете, две причины: во-первых, гость, а во-вторых, что Интернет появился, и письма по-другому идут...

Сева: И вот это письмо как раз пришло по Интернету от Андрея Кулика. Он пишет:

"Дорогой Сева! Во-первых, очень обаятельным, лиричным и волнующим получился "Севаоборот" о ленинградском джазе. Вы вспоминали так тепло, так сердечно, что я, почти никого из этих людей не видавший живьем, а лишь слышавших их записи, представлял их как своих знакомых. Как вы знаете, скоро будет одна юбилейная и памятная дата, о которой Леонид Владимирович, конечно, ничего не скажет, но "Севаобороту" никак мимо нее нельзя пройти. Я о юбилее Леонида Владимирович, о его 80-ти летии. Никто не упрекнет ведущего в использовании служебного положения, если в эфир выйдет специальный выпуск, в котором Леонид Владимирович сможет вспомнить о наиболее ярких моментах своей долгой и интересной жизни, расскажет о встречах с выдающимися людьми, а таких встреч у него было огромное число... Да вы лучше меня знаете, как построить передачу. Главное, не забудьте, подготовьтесь к ней заранее. Извините, если я зря беспокоюсь, и такая передача уже есть в ваших планах. С наилучшими пожеланиями, ваш Андрей Кулик".

Не важно, Леонид Владимирович, что вы думаете по этому поводу...

Л.В.: Я думаю, что я напишу Андрею Павловичу.

Сева: я хочу вас поздравить и преподнести скромный подарочек от меня. Это односолодовый виски...

Л.В.: О-о-о, откуда вы знаете, что это мой любимый напиток? Дело в том, что солодовый виски - это редкий напиток, который делают в Шотландии и это очень, между прочим, дорогой напиток, Сева. Боже мой, мы сейчас не можем открыть?

Сева: Нет, Леонид Владимирович, вы в чаек, понемножечку...

Л.В.: Большое спасибо, а собственно, кто это дарит?

Сева: Я.

Л.В.: Вы, лично?

Сева: Да, перед передачей сгонял...

Л.В.: Ну, Сева, слезы на глаза наворачиваются...

Сева: Танечка, я надеюсь, вы присоединяетесь?

Т.Б.: Да, но у меня только кофе, а не виски, но от всей души. Леонид Владимирович, если бы я раньше сообразила, то я улетела бы на неделю позже. Но раз уж так получилось, то я от всей души поздравляю, желаю всего самого, а чего я вам желаю, я сейчас выскажу в стихотворной форме. У нас тут семейное стихотворение на случай... У меня в доме есть личный поэт... Итак, стихотворение на случай, по поводу вашего 80-ти летия.

О, Леня! Я вам эту песню принес,
И славлю теперь юбиляра!
И хоть на главе вашей мало волос,
Но голос нисколько не старый.
Когда нам про все юбилеи подряд
Вы все объясняете как -
Родитесь лет сто или двести назад
Казак, моряк и Маршак.
Так нам сообщайте еще много лет
Про все юбилейные даты
Ученый, актер, композитор, поэт
Но все они жили когда-то.
Желаю вам далее жить и цвести
И долго справлять юбилеи,
И жить безмятежно до ста двадцати,
Как жить подобает еврею.
И в ваш сто двадцатый уже юбилей
До капли положенный выпить элей.

Л.В.: Танечка, замечательно, большое спасибо, я догадываюсь, кто это написал. А вот сейчас будет опровержение по поводу этих юбилейных дат, что я их все знаю и рассказываю о них... Передо мной письмо, которое получено 20 мая от Стрекалова Валентина, деревенского жителя. А поскольку это Интернет, то я же не знаю, где деревня этого жителя. У меня большие подозрения, что деревня этого жителя может находиться за пределами Российской Федерации, потому что письмо написано латинскими буквами.

"Дорогой Леонид Владимирович! Ваши даты всегда слушаю, но почему вы всегда пропускаете юбилейные даты, который мало знают в России. Они бывают особенно интересны слушателям, желающим знать весь мир. Примеры из этого месяца. 10 мая 1994 года Нельсон Мандела стал президентом ЮАР. 17 мая 1954 года Верховный суд США единолично постановил, что расовая сегрегация неконституционна. 18 мая 1974 года индия провела первые испытания ядерного оружия. 24 мая (эта дата мне по душе, но я должен признаться, что не произнес бы ее, если бы не мой корреспондент) 1844 года Самюэль Морзе послал первую телеграмму. Это только по Америке и за один месяц. Подумайте... Стрекалов Валентин, деревенский житель".

Я подумаю, конечно, но вы знаете, какое дело. Суровый Сева Новгородцев выделяет мне в каждой передаче 6 минут эфирного времени, и если я залезаю в седьмую минуту, то я вижу нахмуренные брови. Куда денешься, приходится укладываться. С другой стороны, можно вложить больше дат, но тогда это будет сухой отчет, не будет времени на то, чтобы как-то высветить дату. Вот такая вещь получается. А за упреки - большое спасибо. Мы, с легкой руки Севы, не любим хвалебных писем, а любим совсем обратное.

Сева: Мы, Леонид Владимирович, сидим на общественной работе и представляем общественную собственность, и личное приходится отодвигать на второй план, даже когда это личное выдвигается на самое первое место. Мне кто-то стучится в наушники.

Алексей Татищев: Здравствуйте, господа!

Л.В.: Алеша, здравствуйте!

А.Т.: Леонид Владимирович, несмотря на то, что вы говорите, что мало кто знает о вашей дате, я отчасти сам себя ощущаю именинником, потому что мне звонят ваши многочисленные слушатели и поклонники и просят передать вам поздравления.

Л.В.: Я потрясен, Алеша, я не мог себе этого представить... Но, во всяком случае, надеюсь, что вы поблагодарили их за внимание?

А.Т.: Да, мы тут с Севой вступили в один тайный заговор и решили, что мы не можем монополизировать эфир Би-би-си и решили дать возможность слушателям высказать пожелания в ваш адрес. Слушатели могут связаться с нами по телефону в Москве 775-29-87. А я, в свою очередь, хотел сказать еще пару слов. Я горжусь, что лично с вами, Леонид Владимирович, знаком, знаком с таким уникальным человеком, который всех знает, везде был и во всем участвовал. Я могу вам по секрету сказать, что когда я своим подругам говорю, что у меня есть такой старший друг, знакомый, который знал самого Керенского, мои ставки в их глазах повышаются...

Л.В.: Насчет многочисленных подруг я вам завидую, конечно, Алеша, спасибо вам большое. Давайте, может, к делу перейдем, работать надо.

Сева: Я сейчас напомню только, что в Москве телефон 775-29-87. а сейчас у нас еще одно говорящее письмо из Петербурга.

Сергей Панцирев: Алло? Меня слышно?

Сева: Да, и по голосу сразу узнаем...

Л.В.: Сергей Панцирев, он почему-то не из своего города, а из Санкт-Петербурга...

С.П.: Да, так вот получилось, что я в Петербурге по делам глубоко личного свойства. Я хочу поздравить Леонида Владимировича со славным юбилеем и хочу вот что сказать. Леонид Владимирович является колоссальным положительным примером для меня и из всех моих знакомых это единственный человек, на которого мне действительно хотелось бы похожим...

Л.В.: Сергей, экономьте время, нужно начинать передачу.

С.П.: Не дождетесь, Леонид Владимирович, сегодня передача посвящена вам...

Сева: Сергей, большое вам спасибо, мы надеемся скоро увидеться с вами в Лондоне.

Л.В.: И я надеюсь.

Сева: Леонид Владимирович, вы знаете, прочитайте еще одно письмецо, но у нас тут в студии ваша внучка сидит, Маша, мы не моем отказывать человеку в том, чтобы поздравить своего деда...

Л.В.: Но она уже поздравила своего деда...

Сева: Нет, пусть зайдет сюда... А вы почитайте пока...

Л.В.: Я прочитаю очень трогательное письмо. У нас ведь знаете, какая традиция? Человек начинает писать, я ему отвечаю, я отвечаю на все письма, и создается такая незримая связь, связь личная, мы как бы уже друзья. Начинают люди писать о своих личных делах, жалуются, радуются. Я недавно получил письмо от нашего постоянного слушателя Сергея Чулина из Санкт-Петербурга. Он жалуется, что мы друг другу долго не писали. Вот что он еще пишет:

"... На этот раз на все наложились негативные обстоятельства, видимо сопутствующие високосному году. 22 апреля была сделана операция на сердце у моей жены. Сейчас она уже дома и восстанавливается после этой операции".

Я хотел бы пожелать вашей супруге от всех нас скорейшего выздоровления и здоровья на долгие времена.

Сева: Леонид Владимирович, представьте свою внучку, Машу.

Л.В.: Она у меня молодой журналист. Если вы откроете сайт bbcrussian.com, то в разделе "Арт-квартал" вы увидите несколько материалов, подписанных Марией Бейкер. Бейкер потому, что она вышла замуж за Бейкера.

Сева: Так еще улицу назвали в Лондоне...

Л.В.: Так вот, Маша сейчас доложила русскому читателю Интернета очень подробно обо всех событиях на Каннском фестивале, в том числе и о фильме, который получил "Золотую пальмовую ветвь", фильм Д.Мура "Фаренгейт 911". Если вы зайдете на этот сайт, то увидите машину статью об этом фильме. Мне было приятно писать.

Сева: Пока люди открывают веб-сайт, я открыл уже бутылку с шампанским.

Л.В.: Боже, боже! На сцене происходит стрельба...

Маша Бейкер: Спасибо, деда, тебе за такое представление; я сегодня здесь совершенно как частное лицо, как твоя внучка, и хочу сказать тебе, что мы тебя все очень-очень любим и желаем тебе здоровья и очень рады, что ты рядом, что ты у нас есть!

Л.В.: Спасибо тебе большое! А тут еще наш замечательный продюсер Лиз Барнз...

+ Леонид Утесов

Сева: Леонид Владимирович, вы Утесова знавали?

Л.В.: Да и его, и его супругу. Он был один из самых замечательных людей искусства, которых я встречал. Интересно, он был руководителем джазового оркестра, человек, который всегда был на публике, но в жизни был чрезвычайно скромный человек и больше всего любил классическую музыку. Они с женой не пропускали ни одного хорошего концерта. Пойдешь, бывало, на концерт в Большой зал консерватории и обязательно увидишь эту скромную пожилую пару. А потом он выходил на сцену и гремел вот такими песнями. Но больше всего мне нравилась его "Партизанская борода". Во время войны это была всем нам большая поддержка.

Сева: Да, а какие краски они находили... Оркестр может изображать и патефон, и...

Л.В.: Я знаю, как он обращался с оркестром. У него был саксофонист Афанасий Георгиевич Мунтяну. Они однажды сыграли какую-то музыку, где было соло саксофона. Он говорит: "Афанасии Георгиевич, ну выйдете, ну покажитесь публике...". Тот выходил. Утесов говорил: "Афанасий Георгиевич Мунтяну". И целовал его в темя. Был у Утесова также молодой ударник Коля Самошников. Утесов рассказывал: "Идем мы по улице вместе с ним. Навстречу дама с ребенком. Дама спрашивает - мама, это лицо или так нарочно?". То есть Леонид Утесов был человеком совершенно выдающимся.

Сева: Мы с вами сидим тут 17 лет. Кто у нас рекордсмен по посещениям?

Л.В.: Ну кто? Мы го между собой называем "ледоколом". Виктор Суворов, замечательный автор.

Виктор Суворов: Алло? Здравствуйте!

Л.В.: Виктор, а мы тут про вас говорим...

В.С.: Я слышу, что вы про меня говорите.

Л.В.: Виктор, я тебе сегодня звонил, а ты не отвечал...

В.С.: А я специально не отвечал. Так вот, каждый год в этот день я звоню Леониду Владимировичу и поздравляю его с днем рождения. А сегодня не звонил, и Леонид Владимирович мог истолковать мое поведение превратно. Нет, не забыл, я просто оттянул, отложил, отсрочил, отодвинул на вечер, чтобы не одному поздравлять, а вместе с нашими слушателями. Так вот, в этот день я не могу не вспомнить нашу первую встречу. Дело было четверть века назад с хвостиком. Работал я тогда в престольном граде Женеве, шпионствовал. А в свободное время читал книги. В Женеве был русский книжный магазин, где торговали советскими и антисоветскими книжками. И вот, захожу. А там целая полка сочинений Леонида Ильича Брежнева. В те времена это был очень популярный автор такой. Хожу я там, листаю и натыкаюсь на маленькую, тоненькую книжечку некого Леонида Владимирова с ужасающим названием "Советский космический блеф". Я возмутился даже, - что это значит?! А первый спутник, собачки, первый человек, первая женщина в космосе, первый многоместный космический корабль, - что это вам, блеф? Я купил эту книжку не для того чтобы читать, а для того, чтобы этот вражеский выпад изобличить. Прихожу домой и сразу с первой страницы соглашаюсь, а, такое быть могло... Книжку эту я выучил почти наизусть и каждый раз читал с завистью или ревностью. Просто автор приводил факты, а выводы делал сам читатель. А вывод такие неоспоримые, что никуда от них не деться. Этот стиль, этот слог стал для меня образцом. Через пару лет я ушел, а книжечка осталась и, надо полагать, приобщена к делу. Так что, если меня когда-нибудь призовут к ответу, мне есть на кого свалить. Я - хороший, а он - злодей, это он какие книжки писал. Как в песне поется: "Сбил с пути и с панталыку несоветский человек...".

Сева: Дружите, господа с писателями, он умеют красиво поздравлять!

В.С.: А теперь, шутки в сторону. Леонид Владимирович, дорогой мой учитель, поздравляю тебя с днем рождения, желаю тебе всего того, что бы ты пожелал себе. А еще желаю тебе здоровья, остальное приложится. Не знаю, чем вы там сегодня балуетесь на бибисях, а я по такому случаю поднимаю бокал с шампанским.

Л.В.: За тебя, за твое здоровье. Виктор, будь счастлив, и чтобы никакие твои мелкие болезни, которые у тебя бывают, не сбили тебя с пути истинного.

В.С.: Спасибо, еще раз с днем рождения.

Л.В.: Виктор, большое спасибо!

Сева: это был Виктор Суворов. Многократный участник "Севаоборота". А сейчас еще один ваш знакомый.

Григорий Зеленко: Леня, дорогой, тебя и Севу приветствуют жители города - Григорий Зеленко, Елена и Никита Максимов. Мы тебя приветствуем, горячо обнимаем и целуем, и я хочу передать тебе привет из далекого 1961 года, когда мы познакомились в редакции "Литературной газеты", а в 1963 году ты меня за руку привел в журнал "Знание-сила", где я до сих пор работаю. Мы сидим и слушаем вашу передачу, представляем вашу студию и аппаратную, и все это у вас по-человечески так устроено, и так по-человечески звучат слова, к тебе обращенные, что сердце просто разрывается и хочется быть вместе с вами. Главное. Мы тебе желаем здоровье и Севе тоже здоровья и главное - процветания!

Л.В.: Гришенька, большое спасибо!

+ Булат Окуджава

Сева: Леонид Владимирович прав, про работу забывать нельзя, и мы предоставляем ему такую возможность. Юбилейные и памятные даты предстоящей недели он нам и напомнит.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: А вот к нам в гости зашла Наталья Рубинштейн, не предусмотренная сценарием.

Наталья Рубинштейн: Я, Ленечка, зашла, чтобы вспомнить один рабочий день. По вечерам народу работало мало, мы работали с вами вдвоем. Вы редактор, а я - исполнитель редакторских пожелания. И вот я иду по коридору, пусто, ночь почти, а вы идете мне навстречу и лицо у вас буквально перевернутое. Вы говорите: "Наташа, вы знаете, такое несчастье, - "Челленджер" упал". Это был единственный раз, в глазах у вас стояли слезы. Я увидела перед собой человека другого склада, другой формации, другой культуры. Человека, который великие научные открытия, катастрофы и, связанные с этим потери, переживает как челюскинскую эпопею, как заблудившегося Амундсена, как гибель над Москвой самолета "Максим Горький". Понимаете, это другой опыт, другое отношение, другая культура. Я так рада, Леонид Владимирович, что вы с нами и что я работаю с вами последние 20 лет!

Л.В.: Наташенька, спасибо Вам, золотко! Смотрите, я старый человек, могу и расплакаться...

Сева:Леонид Владимирович, мы пропустили вас сегодня вперед, потому что вы - юбиляр, а Танечке чуть не наступили на горло. Таня, у вас есть сегодня рубрика...

Т.Б.: Есть, конечно, я уж думала, что мне и минуты сегодня не дадут. Имели бы право, как говориться. История у меня сегодня футбольная, и это может показаться странным, ибо государство Израиль не принадлежит к числу стран, славящихся своими футбольными достижениями. Но, тем не менее, в футбол здесь играют, и страсти на трибунах разгораются ничуть не меньшие, чем в странах с футболом более высокого уровня. В этом году проходил 64-й розыгрыш кубка Израиля по футболу. Первый чемпионат прошел здесь в 1928 году, еще за 20 лет до создания государства. И впервые в истории страны не только вышла в финал, но и стала чемпионом страны команда "Гней сахнин", представителей арабского сектора Когда говорят об арабах, в связи с Израилем, то автоматически думают о беженцах, людях без паспортов, но, тем не менее, более четверти населения Израиля - арабы. Большинство из них живут на севере страны. Есть там городок Сахнин с населением в 24 тысячи человек, а в нем вышеупомянутая футбольная команда. Назвать команду арабской можно только несколько условно. Играют в ней заезжие футболисты из Камеруна, Польши, Бразилии и израильтяне-евреи. И тренер тоже еврей. Матч вызвал необычайно широкий интерес. 40-тысячный стадион был заполнен до отказа. Болеть за свою команду из Галилеи приехало около 20 тысяч болельщиков, и из окрестных арабских деревень, и из еврейских кибуцев. Команда выиграла со счетом 4:1."Наша команда - замечательный пример сосуществования", - сказал ее владелец. Хотя голы забили не арабские игроки, победы была воспринята как арабская. Стадион взорвался спонтанным криком "Алла, акбар"! К вечеру, вернувшись домой, арабские болельщики устроили в Сахнине праздник и фейерверк. Надо сказать, что гордиться им есть чем. Бюджет команды - всего 3 миллиона долларов. То есть зарплаты - самые низкие среди футбольных команд Израиля. Домашние матчи им приходилось играть в Хайфе, потому что приличного стадиона у них в городе нет. Премьер-министр страны Ариэль Шарон поздравил команду с победой по телефону и обещал выделить деньги на строительство в Сахнине хорошего стадиона. Ну, а в будущем году команда "Сыны Сахнина" будет представлять израильский футбол в розыгрыше кубка УЕФА, поэтому их сможет увидеть вся Европа.

Сева: Спасибо, Танечка, спасибо! А у нас народ стучится из самых разных уголков страны. Татьяна Расщепина из Краснодара хотела нам позвонить, Сергей Леонидович из Петербурга, Сергею Евсюкову из Новгорода мы тоже не можем предоставить слово, но Гоша Беляев из Североуральска кажется пробился.

Гоша Беляев: Добрый вечер, дорогие друзья, Сева и Леонид Владимирович! Но я не в Североуральске, а в Москве.

Сева: На повышение пошел?

Г.Б.: Да почти...

Л.В.: Так что, перевелся?

Г.Б.: Да нет, наше телевидение, которое двенадцать лет добросовестно информировало телезрителей о том, что делалось в городе, ликвидировано волей олигарха. Короче, сейчас я в Москве, ищу работу.

Л.В.: Желаю всего лучшего!

Г.Б.: И я вам желаю всего самого-самого, здоровья, и до следующего не очень круглого юбилея. Даты слушаем и всего-всего, обнимаю и надеюсь, что еще будут программы, на которых мы увидимся в Лондоне.

Сева: Гоша, счастливо, успехов тебе в поисках работы.

Л.В.: Я хотел сказать, какие у нас отношения складываются с авторами писем и бывает очень досадно, когда человек перестает писать по каким-то непонятным причинам. И вот я хочу обратиться к нашим слушателям, с которыми мы много лет переписывались, и один из них только что проявился, вышел в эфир - это доктор Сергей Витальевич Евсюков из Красноярска, я вычеркиваю его из этого списка и желаю ему всего хорошего. Но остальных я назову. Это, скажем, Анатолий Сивцов из Москвы, много лет этот прекрасный знаток музыки писал нам и даже один раз, когда я был в Москве, мы вместе пошли на концерт. Из Санкт-Петербурга Александр Семенович Мжень писал прекрасные письма, а дальше он приехал в Англию, но нам не удалось связаться друг с другом, он расстроился, вероятно. И перестал писать мне. Я хочу призвать всех, кто ослабил внимание к "Севаобороту". Пишите, будем рады получать ваши письма и отвечать на них.

Сева: На линии Москва.

Леонид Куксо: Сегодня у вас "эфирный Кир" и "кирной эфир". В подтверждение тому, пожалуйста, давай угадай...

Л.В.: Тезка...

Л.К.: Ну ты мой родной, хороший... А теперь, как говориться, в кустах орган... (поет оду в честь юбиляра).

Л.В.: Ой, Сева, кого вы только не вызвали! Это же Леонид Георгиевич Куксо - прекрасный поэт-песенник, исполнитель собственных песен и гость нашей программы.

Л.К.: Я вместе с вами, люблю и ценю. Я рад, что вы прорыли тоннель, у нас эта дружба никогда не прекращалась, у нас этот тоннель был давным-давно... Поцелую Киру, передавай ей привет! Оле привет тоже!

Сева: Леонид Владимирович, нам докладывают, что подтягивается ваша родня...

Л.В.: Какая родня?!

Сева: Ну, дети у вас есть?

Л.В.: Конечно, есть.

Сева: Так ваш сын обещал придти.

Л.В.: Он вроде бы обещал придти после передачи...

Сева: Ну вот, передача подходит к концу, он уже у нас здесь и заходит в студию.

Л.В.: Митя, здравствуй, дорогой. Но мы же договорились встретиться после передачи... Тайные организации - это, знаете, что-то из прошлой жизни. Сейчас все должно быть явным и прозрачным...

Дмитрий Боски: Я желаю тебе крепкого здоровья и долгих лет жизни. С днем рождения!

Л.В.: Спасибо, дорогой! Мой сын, Дмитрий, в понедельник летит в Москву. Расскажи, что ты там будешь делать?

Д.Б.: Я управляю фондом Европейского банка реконструкции и развития, который вкладывает инвестиции в растущие российские компании. Дела идут хорошо.

Сева: С вами дружить бесполезно, потому что вы судите беспристрастно. Вам нужны экономические показатели, и после того только вы вложите деньги.

Д.Б.: Мы стараемся судить беспристрастно. Нам нужны-то только выдающиеся управленческие команды и правильные стратегии...

Сева: Все в бизнесе зависит от людей...

Л.В.: Митя, а в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске, - ты там все эти фонды организовывал?

Д.Б.: Да, это все отделения нашей компании...

Л.В.: А что это за компания?

Д.Б.: Это английская компания...

Л.В.: А у нее владелец есть?

Д.Б.: Ну, открывать такие коммерческие тайны широкой аудитории... Это невозможно, потом расскажу.

Сева: Мне подсказывают, то у нас на линии ребенок...

Л.В.: Алло? Кто это?

Николь: Happy birthday to you! Happy birthday to you!

Л.В.: Спасибо, спасибо, замечательно!

Сева: От всех нас еще раз сердечные поздравления, и вашим любимым Прокофьевым мы завершаем. Спасибо вам, господа, пишите нам, звоните, слушайте. Вы наши, а мы - ваши!

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015