СЕВАОБОРОТ

Слушайте эту передачу:

 mp3

3 июля 2004: Золото и золотодобыча

Гость: Эдуард Блюмштейн, геолог

Сева: Добрый вечер! Для начала передачи мы заготовили специальную музыку в исполнении Народной артистки России Руслановой, но мелодия эта исчезла где-то в глубинах электронных машин, поэтому мне придется самому петь первые строки:

"По диким степям Забайкалья
Где золото роют в горах..."

Татьяна Берг: Нам необязательно подпевать?

Сева: Не обязательно. Но ключевая строфа этой песни уже спета, и об этом и пойдет у нас сегодня речь. Речь пойдет о золоте и не столько о том, как его добывают, а о том, что это за субстанция такая, и какова ее роль в истории человечества. В гостях у нас сегодня Эдуард Блюмстайн. В России вы были Блюмштейном, а в Германии ваши предки носили фамилию Блюмштайн. Вы питерский?

Эдуард Блюмштейн: Да.

Сева: И там же и учились?

Э.Б.: Я учился в Ленинградском университете и работал в геологическом научно-исследовательском институте.

Сева: То есть с брезентовыми палатками и рюкзаками вы походили достаточно...

Э.Б.: Да, довольно много. В основном на Дальнем Востоке и в Забайкалье.

Сева: Тогдашнее снаряжение туристов было красивым, с точки зрения современной экологии, но, мне кажется, тяжелым и не очень практичным.

Э.Б.: Никакого особого снаряжения не было - рюкзак и палатка - в моей практики были также вьючные лошади и вертолет нанимали... А когда мы шли по берегу Японского моря, брались еще и лодки... Золото встречается в одних пластах пород и не встречается в других. Свинец, цинк и золото появляются там, где встречаются граниты, вулканические породы, там происходит их отбор и исследование.

Сева: Когда вы нашли, что, по вашему мнению, может быть месторождением, его нужно обрабатывать, бурить...

Э.Б.: Да, оно изучается более детально на малой территории, где оно находится. Бурение по малой сетке - 25-30 метров. Мы отбираем керн - цилиндры породы, которые потом разбиваются, раздрабливаются и изучаются в лабораториях на содержание разных металлов...

Т.Б.: У Джека Лондона на Клондайке куда интереснее было...

Сева: А вы российских старателей застали?

Э.Б.: Да, застал, но эта сторона золотодобычи - не то, чем я занимаюсь. Когда обнаруживается месторождение золота, то в течение одного-двух лет происходит изучение и определение запасов и начинает строится рудник. Я работал в компании Santa Fe Pacific Gold, и там прошло 26 месяцев с момента открытия месторождения до выпуска первого золота. Обычно этот процесс заниемает около трех лет. Рудник в среднем работает около 10 лет. Компания Santa Fe Pacific Gold производила золота 10 тонн в год.

Леонид Владимирович: Это оправдывало содержание всей компании и давало прибыль?

Э.Б.: Да, она выросла в крупную золотодобывающую компанию за десять лет...

Сева: Десять тонн золота - это куча денег, но по объему это же не много...

Л.В.: Да, оно тяжеленькое. Про золото знают все, и оно воспринимается как бытовой металл. Но применения его гораздо шире, особенно теперь в технике...

Э.Б.: В год в мире добывается примерно 3 000 тонн золота. Из них около десять процентов уходит в электронику, шестьдесят процентов в ювелирную промышленность, а оставшиеся тридцать процентов покупаются центральными банками и хранятся в их подземельях как обеспечение валюты...

Т.Б.: Англия продала половину своего запаса золота за последнее время...

Э.Б.: Да, потому что считали, что его слишком много... Некоторые страны продажей золота решают свои социальные проблемы...

Сева: Продажа требует, чтобы был покупатель. Если вдруг бы все решили продать свое золото...

Э.Б.: Ну все-то не решат сразу продавать свое золото. Сейчас оно стоит очень дорого - около 400 долларов за унцию. Золота не хватает, добыча его не так велика, а спрос огромный. Цена унции поднялась потому, что снизилась стоимость доллара, наступили смутные времена на Ближнем Востоке. В такие времена золото служило гарантией спокойной жизни...

Сева: Золото - странная субстанция. Почему выбрали ее мерилом богатства?

Э.Б.: Во-первых, из-за уникальных свойств. Золото не портится, у него замечательная ковкость, оно не коррозируется.

Сева: Меня восхищает сусальное золото, раскатанное до тончайшей папиросной бумаги...

Э.Б.: Любовь людей к золоту стара как мир.

Сева: Когда золото привезли в Испанию четь ли не на первых кораблях, то в Испании впервые случилась инфляция. Цена золота упала как бы сама по себе.

Э.Б.: Она может, и упала вначале, а потом снова поднялась. Это цикличный процесс.

Т.Б.: А кто сейчас главный добытчик золота?

Э.Б.: Главный добытчик - ЮАР, потом США, Австралия, Канада, Китай и Россия. В России раньше добывалось больше золота. Теперь снова начался всплеск золотодобычи в стране, но там такая ситуация, что 75 процентов всех российских месторождений находится в Сибири и добыча его очень дорогая. Поэтому средств его добычи, как у "Норильского никеля", ни у кого нет, а они все скупить не могут. Поэтому масса иностранных компаний работают, в основном канадских и южно-американских.

Сева: А откуда появляются золотые самородки? Это происходит из-за естественной эрозии почв?

Э.Б.: Такие россыпные месторождения не являются экономически выгодными, ни одна крупная компания сейчас не добывает таким способом это металл. Таким способом добывают золото только мелкие артели в России и ЮАР.

Л.В.: Скажите, пожалуйста, к какому периоду можно отнести начало добычи золота?

Э.Б.: Вот, например, курганы в Казахстане содержат необычайно красивые ювелирные изделия - скифское золото, а это примерно 5 век нашей эры. Царица Савская приехала к Соломону и привезла ему золотые украшения. В Библии золото упоминается раз двадцать...

Т.Б.: Здесь была выставка древних золотых украшений в Британском музее...

Э.Б.: Добыча золота происходила в Древней Греции, теперь это территория Турции, в Перу...

Сева: Бульдозеры для добычи должны быть специальные. Не случайно Леонид Владимирович нам перед передачей рассказывал историю...

Л.В.: На прииске в Забайкалье мне сказали: "Достань нам бульдозер, будешь счастливо жить до конца дней. Мы примем тебя в компанию...".

Э.Б.: С 1991 года в России артели были хорошо оборудованы...

Л.В.: А этот разговор состоялся задолго до этого...

Сева: Смысл в том, что золота на тонну породы немного добывается...

Э.Б.: Некоторые месторождения содержать два-три-четыре грамма золота на тонну породы... Поэтому методы, которые применяются, требуют больших экскаваторов и особых технологий, которые позволяют выщелачивать золото из породы...

Сева: Вы нам расскажите, как это происходит?

Т.Б.: Я один лишь раз в жизни была в золотой шахте в городе Пласт под Челябинском. Меня спускали туда вниз, и я думала, что я живой оттуда не выйду. Насчет техники безопасности тогда было что-то ужасное... Это было в 1965 году, я шла в болотных сапогах, вода была по щиколотку...

Э.Б.: Это не современный рудник, но он и по сей день работает... Современные прибыльные рудники так не строятся. Кварцевые жилы, которые требуют одно-двух километровой шахты, больше неприбыльные. Нынешние месторождения - открытые. Там применяются большие экскаваторы от 60 до 200 тонн. Породу орошают цианидом, и цианид выщелачивает золото, не трогая породу... Оттуда золото отсаживается на цинковую пыль и в плавильной печи получается грубый сплав, из которого потом выделяют золото...

Л.В.: А когда был найден последний золотой самородок?

Э.Б.: В мире имеется пять-шесть больших музеев, где хранятся большие самородки. Они все имеют названия - это целый большой бизнес. Это просто большие куски чистого золота. Они имеют неправильную форму - губчатую...

Л.В.: Поразительно, как золото образует такие кусочки, ведь его так мало в породе...

Э.Б.: Они образуются при остывании магмы в геотермальных растворах. Эти растворы остывают в виде кварцевой жилы, и золото выпадает из этого раствора и кристаллизуется...

Л.В.: А кварц - это минерал-спутник золота?

Э.Б.: Да, верно...

Сева: Я так представлял себе, прикидывал, сколько денег можно получить за какой-нибудь самородок. Если сейчас 400 долларов дают за унцию, то сто грамм - 1 200 долларов, а килограмм - 120 000 долларов...

Л.В.: Но самородки ценятся не по весу, а по красоте и по чистоте материала...

Э.Б.: Чтобы ваше дело по добыче золота приносило прибыль, должен быть оборудованный рудник и нужно добыть, по крайней мере, тонну золота...

Сева: Золото тем хорошо, что оно компактное. Тонна влезет в чемодан...

Э.Б.: Да, это не нефть. Выгода от добычи золота понятна. Для того чтобы добывать золото нежно потратить гораздо меньше денег, чем при добыче меди, например.

Сева: А какими порциями отправляют золото на продажу?

Э.Б.: Обычно отправляют месячную продукцию. Отправляют золото самолетами, я говорю про Швейцарию сейчас. В России - поездом. Есть определенные правила перевозки...

Сева: Мы сейчас в беседе с нашим гостем сделаем перерыв, потому что коллегам нужно доложить свои рубрики. Татьяна Берг бросит свой взгляд на событие недели.

Т.Б.: Бывает, что читаешь вполне серьезное сообщение и не понимаешь, розыгрыш это или нет. Когда я узнала, что правительство создало отдел, который налаживает отношения с языческими сектами, друидами и другими, а также с ведьмами - белыми и черными. Оказалось, что это не шутка. Отдел действительно существует, в нем работает 14 человек, все целый день и на полную зарплату. Стоят они налогоплательщику один миллион фунтов в год. Встречаются они с представителями разных этнических групп, чтобы удостовериться, что те не обойдены нашим либеральным обществом. Приписан этот отдел к МВД, его появление вызвало уже улыбки и критику оппозиции. Некоторые говорят, что эти деньги стоило бы потратить на более серьезные вещи. Однако правительство говорит, что выполняет обещание, содержащееся в его предвыборном манифесте. Обещание не обходить вниманием ни одну религию, существующую в стране. Газеты тут же ехидно отметили, что сам Тони Блэр и его жена Шерри с большим интересом относятся ко всяким альтернативным методам лечения, процедурам и так далее. Отдыхая в Мексике, они совершили языческую церемонию второго рождения, вымазывая друг друга фруктами и целебной грязью. Но вернемся к нашему отделу. Его сотрудники обсуждают с язычниками и ведьмами не только угрозу дискриминации, но и проводят консультации по поводу политики правительства. Друиды и другие группы требуют, чтобы их учение существовало на равных с другими религиями. Они говорят, что в школах дети должны получать достоверную информацию о язычестве и его обрядах. Должны быть специальные уроки, посвященные языческим традициям и фестивалям. Должны ли дети выяснять во всех подробностях, как проходят шабаши ведьм - мне выяснить не удалось. Работодатели тоже должны изучить язычество в целях избежания дискриминации, в чем она выражается тоже пока не ясно. Тем не менее, отдел уже вынес решение в пользу язычников. Некоторое время тому назад, на языческом фестивале в графстве Эссекс, в городе Льюисе, был сооружен большущий костер, на котором сожгли чучело Папы Римского. Некоторые возмущенные христиане обратились с запросом в министерство, не является ли такая акция противозаконной. Отдел подумал, мягко осудил факт сожжения, но сказал, что суду оно не подлежит, потому что в законе, запрещающем дискриминацию, ничего об этом не сказано.

Сева: Спасибо, Танечка. Должен сказать, что язычники тут люди серьезные. Если вам с друидом придется встретиться, то она вам и теоретическую, и практическую разработку даст. Более того, в дохристианское время язычество было средоточением знания довольно высокого. Один из первых христианских епископов не был принят в язычники, потому что не дотянул по образованию, мало знал. Если вы познакомитесь с язычником, то это будет современный образованный человек. Юбилейные и памятные даты предстоящей недели напомнит Леонид Владимирович.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович! Мы продолжаем беседу с нашим гостем о золоте и его добычи. Мне хотелось бы поговорить о полевых условиях, в которых приходится жить. В советское время ваше профессия была сопряжена со свободой от вездесущей советской власти. В тайге ее меньше...

Э.Б.: Это правда. Меня интересовала профессия геолога, потому что она давала возможность жить в крупном городе, таком как Ленинград, и работать в поле, на природе в отдаленных районах. Такая двойная жизнь давала богатые ощущения. Поскольку полевой сезон продолжался четыре месяца, а то и больше, я мог прилично заработать. Для молодых людей получалось вполне неплохо - я получал командировочные и четыре зарплаты от института. Мне очень нравилось разгадывать загадки природы. Полевые условия были обычно довольно тяжелые, но я по молодости с ними легко справлялся.

Сева: А с вами ведь ходил будущий Нобелевский лауреат по литературе... В каком году это было?

Э.Б.: Это было в 1961-1962 году. Бродский был ассистентом.

Сева: Когда я познакомился с ним в Лондоне, он уже болел...

Э.Б.: Среди моих коллег было много бардов, поэтов - Глеб Горбовский, Городницкий... Была определенная романтизация. Я был начальником геологической партии, у меня была печать, я имел право нанимать и увольнять людей, у меня был определенный бюджет. Когда меня на амуре один человек спросил: "А вы член партии?", я ответил: "Нет, я начальник партии...". Работа была интересная. Масса людей писала стихи тогда, и многие были хорошие... Наша профессия позволяла посмотреть другие места, понять себя наедине с природой. Я очень доволен тем, что повидал. Я работал на Аляске, на берегу Берингова моря, на Фиджи, в Уругвае, в очень разных местах.

Сева: Вы работали там, где до ближайшего пивного ларька, условно говоря, километров сто пятьдесят...

Э.Б.: В Уругвае замечательные вина - аргентинские и так далее... Всегда была охота и рыбная ловля. Я был городским человеком и к сельскому хозяйству не имел никакого отношения. Много раз приходилось жить на одной тушенке.

Л.В.: А вы подчинялись Министерству геологии?

Э.Б.: Да, было такое. В коммунистической стране считалось, что страна окружена врагами, и каждое полезное ископаемое должно быть полезно для общества. Обществу было полезно возить определенные редкие металлы с Кольского полуострова в поселок Первомай Усть-Каменогорска. Стоимость таких металлов увеличивалась каждые сто километров в два раза по железной дороге. Зато полезные ископаемые перевозились в безопасное, как считалось, место в середине страны. Тогда были другие критерии.

Сева: Вы уехали в 1975 году...

Э.Б.: Да, и получилось очень удачно. Мог бы отъехать совсем в другую сторону или сесть в отказ. Мне повезло и ничего такого не случилось. Я приехал в Америку в экономически хорошие времена, быстро устроился на работу, школа была хорошая. Хорошая компания стремится набрать себе сотрудников из разных школ, чтобы у них было разное образование и разные подходы.

Сева: А они оценивают конкретного специалиста, сколько он обнаружил, разведал?

Э.Б.: Да, оценивают. Через два года я нашел золотое месторождение, которое находилось примерно в 30 км от знаменитого Карлинского рудника в Неваде. У меня была другая школа и в геологоразведке, я смотрел на другие признаки, нежели чем мои коллеги. Я увидел то, что они не видели. Но свежесть восприятия проходит. В 1994 году я попытался это повторить. На этот раз у меня получился сплав российко-американского опыта. В Америке в то время было еще человек 10-15 как я из России. Потом я получил добро от своей компании и поехал работать в независимый Казахстан, чтобы посмотреть, что пропустили советские геологи, а я теперь вижу. Это удалось. Я уже работаю там уже четыре года.

Л.В.: А бытовые условия там какие?

Э.Б.: У нас очень хорошие бытовые вагончики. Есть электричество. До ближайшего поселка 90 км.

Сева: Вы работаете в степи? У вас есть лошадь?

Э.Б.: Лошадь не нужна. Это в прошлом. А так там только местные люди на лошадях...

Сева: Ну что же, мы желаем вам добыть много золота в диких степях Казахстана. Многих вам успехов в развитии связь между различными геологическими школами. Всего вам доброго, до свидания! До встречи в том же месте, в тот же час на следующей неделе.

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015