СЕВАОБОРОТ

Юбилейные и памятные даты 20.10.1990

22.10.1870 - родился Иван Алекс. Бунин (Нобель 1933)

26.10.1880 - родился Андрей Белый (Борис Ник. Бугаев)

24.10.1945 - вступил в силу Устав ООН (День Объединенных Наций)

24.10.1950 - Комитет Крестового похода за свободу установил в Западноберлинской ратуше Всемирный колокол свободы. Этот колокол звучал над Берлином в день объединения страны.

20.10.1940 - Указ През. ВС СССР о порядке обязательного перевода на другую работу инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих.

23.10.1917 - заседание ЦК РСДРП, принявшее рез. Ленина о вооруж.восст.

25.10.1825 - родился Иоганн Штраус.

25.10.1974 - смерть Екатерины Алексеевны Фурцевой.

24.10.1974 - смерть Давида Ойстраха.

20 октября 1940 года, 50 лет назад, был издан Указ президиума Верховного Совета СССР "О порядке обязательного служебного перевода инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих ". Указ завершал полное закрепощение советских граждан, начатое указом от 26 июня того же года. Тот указ запрещал самовольный переход с одной работы на другую и карал тюрьмой за прогулы и опоздания больше чем на 20 минут, а этот, октябрьский указ позволял просто перебрасывать человека куда угодно, хоть из Минска во Владивосток, и человек не имел права отказаться, потому что опять-таки за это грозила тюрьма. Теперь, особенно в свете интересного исследования Виктора Суворова в книге "Ледокол", совершенно ясно, что все тогдашние меры входили в подготовку Сталиным агрессивной войны (напомню, что Сталин в 1940 году был союзником Гитлера, что с разрешения Гитлера он захватывал страну за страной - Латвию, Литву, Эстонию, Бесарабию с Северной Буковиной, часть Финляндии - только часть из-за героического сопротивления финнов советским полчищам). И, как теперь выясняется, он планировал напасть на своего, как тогда шутили, заклятого друга Гитлера.

Я как-то рассказывал уже в "Севаобороте", что указы сорокового года действовали до самой смерти Сталина и были отменены лишь позже. И когда я сидел в московском лагере - был у меня такой благополучный с точки зрения лагерника период, - к нам часто привозили этих несчастных "указников", осужденных на два, три, четыре месяца за прогул или опоздание на работу. Очень часто это были служащие или инженерно-технические работники. Еще накануне они были свободными людьми - и вдруг опоздание, в тот же день суд (даже без заседателей - только судья), арест в зале суда, ночь в тюрьме и на следующее утро вдруг лагерь - совершенно другой, страшный мир, где кругом ходили какие-то жуткие, значит, "зэки" - молчаливые, с серыми лицами, неулыбчивые опасные люди с невероятными сроками в семь, десять, пятнадцать, двадцать пять лет. Нервный шок от такого перехода был иногда невыносим, некоторые "указники" ночами плакали, за что их, бывало, огреют сапогом по голове - "не вой, падло, не мешай людям спать". У нас, к ним, к этим краткосрочникам, отношение было, понятно, насмешливое, если не презрительное. Их юмористически прозвали "смертниками". Я за весь мой срок никогда ни одного настоящего смертиника - то есть осужденного к расстрелу и ожидающего исполнения приговора - в глаза не видел, и когда в этом московском лагере вдруг услышал чей-то крик: "ребята, смертников привезли, целый воронок!" - меня охватил ужас. Я подумал: это что ж за лагерь такой, что сюда смертников возят - может быть, их где-то здесь расстреливают? Тут же, конечно, выяснилось, что это такой был юмор...

Н-да... А если смотреть в корень, то все это началось 23 октября (по старому стилю 10-го) 1917 года. В тот день на бурном заседании ЦК РСДРП, на которое тайно прибыли скрывавшиеся от ареста Ленин и Зиновьев, была принята резолюция Ленина: "Вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело". Из 22 членов ЦК девять отсутствовали, а из присутствовавших тринадцати двое - Зиновьев и Каменев - голосовали против резолюции. Все серьезные историки согласны в том, что трое отсутствовавших - Ногин, Рыков и Миютин - тоже наверняка голосовали бы против. Но что гадать! Половина состава ЦК - одиннадцать из двадцати двух - голосовала за восстание, и Троцкий в канун открытия съезда советов (отчего большевики и торопились) осуществил вооруженный переворот. Вот и сидел я, через тридцать с небольшим лет после этого, в лагере, куда возили бедных "указников" - жертв единственного остававшегося в живых члена политического бюро по руководству восстанием, избранного все на том же заседании ЦК 23 октября семнадцатого года. Вот, для справок, полный состав бюро: Ленин, Зиновьев, Каменев (голосовали против, но подчинились большинству и были избраны), Троцкий, Сокольников, Бубнов и - Сталин. Сталин физически истребил всех остальных в списке, кроме Ленина, которого уже и так не было на его пути, и стал, значит, готовиться к захвату Европы.

Был тогда в России писатель, который все это превосходно понимал и предвидел, что из этого может выйти. Он написал хронику тех времен под точным названием "Окаянные дни". Вы, нверно, уже поняли, что писатель этот - Иван Алексеевич Бунин, а говорю я о нем сегодня потому, что он родился 22 октября 1870 года, 120 лет назад, в семье воронежского помещика. В начале века он был одним из популярнейших писателей России, не примыкавшим ни к одному модному тогда течению. Бунин вообще всю свою восьмидесятитрехлетнюю жизнь не терпел литературных "течений" и все их без разбора называл "модернизмом" - с добавлением прилагательного, не положенного к произнесению на волнах Русской службы Би-Би-Си. Тогда, к моменту октябрьсого переворота, Бунин был уже автором "Деревни", "Суходола", "Господина из Сан-Франциско". Он эмигрировал в 1918 году во Францию. Там было написано все остальное, в том числе "Жизнь Арсеньева". В 1933 году Иван Алексеевич Бунин стал первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии.

А теперь... Вот цитата из другого - совсем другого русского писателя, родившегося почти точно через десять лет после Бунина - 26 октября 1880 года. "Дни стояли туманные, странные: проходил ядовитый октябрь; пыль носилась по городу бурыми вихрями; и покорно ложился у ног шелестящий багрец, чтобы виться и гнаться у ног и шушукать, сплетая из из листьев свои желтокрасные россыпи слов." Ну, кто бы это? Конечно, Андрей Белый, урожденный Борис Николаевич Бугаев, автор "Петербурга", "Серебряного голубя", "Котика Летаева" - всех этих необычных книг, вернувшихся к русскому читателю после многих лет забвенья. Набоков считал "Петербург" Андрея Белого одним из четырех величайших прозаических произведений нашего века (вместе с "Улиссом" Джойса, "Превращением" Кафки и "В поисках утраченного времени" Пруста).

Так. А кроме того, 25 октября 1825 года, 165 лет назад, родился композитор, до сих пор доставляющий слушателям только удовольствие - Иоганн Штраус.

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015