СЕВАОБОРОТ

Юбилейные и памятные даты 03.09.2005

4 сентября 1965 года, 40 лет назад, скончался в возрасте девяноста лет один из самых удивительных героев человечества – не воин, не политик, не писатель, не художник, не музыкант, а врач, немецкий врач Альберт Швейцер. Он оставил хорошую практику, обеспеченную жизнь в Германии и уехал в Африку безвозмездно лечить людей. В 1913 году в поселке Ламбарен в Габоне он основал бесплатную больницу - и неимущим пациентам давал, бывало, даже кров и пищу. Сейчас эта больница – музей Швейцера, а рядом с ней – новое больничное здание, тоже построенное при жизни великого гражданина планеты Земля. Он говорил: “Человек не найдет себе места пока не распространит сочувствия всем живым существам”. Свое место в памяти людей Швейцер нашел на века.

4 сентября 1970 года, 35 лет назад, Русская и все остальные службы Би-Би-Си передали сенсационное известие: Наталья Макарова попросила убежища здесь, в Лондоне! Я не балетоман, но имя было мне хорошо известно – и, более того, я только что видел волшебную балерину на сцене в Ковент Гардене. Два-три дня спустя мы с женой были приглашены в дом, где остановилась Наташа. Впечатление было исключительное. Двадцатидевятилетняя звезда Мариинского театра оказалась милой, спокойной, ясно мыслящей женщиной. Она объяснила, что русские танцоры уходят на Запад не за богатством или роскошью, а только потому, что на родине их держат в клетке, как цирковых зверей. Делай что велят – и будешь жить прекрасно. А ехать куда хочется и даже танцевать что хочется – это уж нет.

Сегодня Наталья Романовна Макарова часто бывает на родине, ставит спектакли (вот даже в Перми “Лебединое озеро” поставила) – и не берет платы за труд. Нет, она не за роскошью уехала 35 лет назад.
Через пять лет после Натальи Макаровой, 6 августа 1975 года, в Америке попросила убежища еще одна звезда первой величины – девятнадцатилетняя чешская теннисистка Мартина Навратилова. Она давно заняла особое место в истории тенниса и по сей день не выпускает из рук ракетки.

5 сентября 1905 года, 100 лет назад, в Будапеште родился один из самых прославленных писателей мира - Артур Кестлер. В короткой заметке немыслимо рассказать его удивительную биографию - достаточно напомнить что до 1937 года он был членом Коминтерна, участвовал в гражданской войне в Испании, был арестован франкистами... Нет, я отошлю Вас к двум его биографическим книгам – “Стрела в синеве” и “Незримые письмена”. И скажу лишь главное: всемирная слава пришла к Кестлеру за роман “Слепящая тьма” (В английском оригинале буквально “Тьма в полдень”). Трагедия коммуниста Рубашова – совершавшего от имени партии гнусные преступления и уничтоженного “своим же” в кавычках коммунистическим режимом - это пронизывающий взгляд в самый корень марксизма-ленинизма-сталинизма, сквозь все пропагандистские наслоения и прикрытия. В советские времена за самиздатский перевод любой книги Кестлера могли посадить. Сегодня его книги доступны российской аудитории, о которой писатель при жизни не смел и мечтать. В 1983 году Кестлер тяжело заболел и, не желая оставаться инвалидом, покончил с собой. Он однажды оказал мне великую честь, прислав книгу “The Invisible Writing” (“Незримые письмена”) с дарственной надписью.

7 сентября 1880 года, 125 лет назад, был основан Томский университет, вскоре ставший среди лучших в России. Выпускник Томска, окончивший его где-то в 1916 году, профессор Смирнов, преподавал мне в институте детали машин. Долгий и скучный курс, но слушали мы с восторгом. В конце каждого часа рассказывался некий анекдот. 380 часов – 380 анекдотов. Вот пример. “Знавал я в Томске человечка одного, который всю жизнь учился. Денежки у него водились – и он, окончив один факультет, сразу подавал на другой. Так вот, этот человек говорил мне, что для него всегда самый счастливый момент - когда он слышит звонок, извещающий об окончании урока”. Обычно с последним словом анекдота в коридоре, действительно, звенел звонок, хотя на часы профессор Смирнов никогда не взглядывал.

8 сентября 1380 года, 625 лет назад, на Куликовом поле, на правом берегу Дона, где в него впадает река Непрядва, князь Московский и Владимирский Дмитрий вышел на бой с монгольским ханом Мамаем, считавшимся непобедимым. Под командой князя Дмитрия были войска двадцати княжеств. Это, как сказали бы теперь, затрудняло оперативную связь между соединениями, тем более, что воевать хотели не все: Новгород, Смоленск и Нижний Новород поддерживать князя Дмитрия отказались. Но князь, получив благословение у игумена Сергия Радонежского (который, по легенде, даже отправил в войско иноков Пересвета и Ослябю), решил не ждать инициативы татаро-монголов, а идти на встречный бой. В ночь с 7 на 8 cентября русские войска переправились через Дон по бревенчатым наплавным мостам, и мосты эти за собой уничтожили. Битва была тяжелейшая; ее исход решил засадный полк серпуховского князя Владимира Андреевича, мудро оставленный в резерве князем Дмитрием, по заслугам получившим имя Дмитрий Донской.

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015