СЕВАОБОРОТ

Юбилейные и памятные даты 04.03.2006

5 марта 1856 года, 150 лет назад, в Омске, в семье офицера родился первый русский художник-модернист, обладатель огромного и странного таланта, Михаил Александрович Врубель (один из его предков был из Польши, и фамилия Врубель – по-польски “Воробей”). Его шедевры сразу приковывают внимание зрителя. Три картины, изображающие Демона, “Жемчужина”, “Гамлет и Офелия”, “Богатырь” – это лишь наиболее знаменитые вещи из 88 работ, созданных художником за двадцать лет творчества. В сорок семь лет Врубель сошел с ума и последние 8 лет жизни провел в психиатрической больнице. Но и там время от времени писал. Например, в 1905 году создал удивительный, щемящий душу автопортрет.

5 марта 1936 года, 70 лет назад, впервые поднялся в испытательный полет английский истребитель “Спитфайр”, созданный Реджинальдом Митчеллом. В годы Второй мировой войны “Спитфайры” (в буквальном переводе “извергающие пламя”) наводили ужас на гитлеровских летчиков. Самолет был вооружен восемью пулеметами “Браунинг”, а в последующей серии – и двадцатимиллиметровой пушкой.

5 марта 1966 года - скорбная дата мировой поэзии. В этот день, 40 лет назад, - скончалась Анна Андреевна Ахматова (урожденная Горенко). Анна Всея Руси, как ее называли. Вот как писала Ахматова в 1909 году:

И как будто по ошибке
Я сказала “Ты...”
Озарила тень улыбки
Милые черты.
От подобных оговорок
Всякий вспыхнет взор...
Я люблю тебя, как сорок
Ласковых сестер.

Потом были: казнь мужа. Арест сына. Запрет печататься. Гнусные оскорбления в газетах. Через сорок лет после “сорока сестер” - такие строки:

Осквернили пречистое Слово,
Растоптали священный глагол,
Чтоб с сиделками тридцать седьмого
Мыла я окровавленный пол.
Разлучили с единственным сыном,
В казематах пытали друзей,
Окружили невидимым тыном
Крепко слаженной слежки своей.
Наградили меня немотою,
На весь мир окаянно кляня,
Обкормили меня клеветою,
Опоили отравой меня.
И до самого края доведши,
Почему-то оставили там –
Буду я городской сумасшедшей
По притихшим бродить площадям.

“Пречистое слово” Анны Ахматовой читает сегодня не только Россия, но и весь мир.

7 марта 1711 года, 295 лет назад, Петр Первый упразднил Боярскую думу и основал Сенат – из девяти членов и обер-секретаря, - как временную комиссию для управления страной в отсутствие императора.

7 марта 1876 года, 130 лет назад, шотландский изобретатель Александр Грэхем Белл получил патент на электрическое переговорное устройство за пределами прямой слышимости. Родилось и новое слово – телефон, хотя оно до сих пор принято не всеми языками. По-немецки, например, это самое переговорное устройство называется “ферншпрехер”, то есть “говорящий на расстоянии” (хотя, между нами говоря, если вы в Германии скажете “телефон” – вас поймут).

5 марта 1946 года, 60 лет назад, Уинстон Черчилль, в то время не премьер-министр Великобритании, а лидер оппозиции, выступил перед студентами Вестминстерского колледжа в американском городке Фултоне с докладом о международнгом положении. Он, в частности, сказал: “Мы приветствуем Россию, по праву занимающую место среди ведущих стран мира. Мы приветствуем постоянные, все более частые и растущие контакты между россиянами и нашими народами по обе стороны Атлантики.”

Сразу после фултонской речи Черчилля в Советском Союзе раздался яростный пропагандистский вой. В “Правде” даже появился стишок, озаглавленный “Черчиллю” народного поэта Дагестана Гамзата Цадаса (отца Расула Гамзатова). Я уже цитировал, по-моему, эти строки: “Кричи-кричи, о муж громокричащий! Тебе шакалы вторят в темной чаще. Ты можешь, обещанье дав соседу, его нарушить в тот же день к обеду”... И далее в том же духе.

В чем было дело? А в том, что приветливые слова, обращенные к России, в СССР даже упомянуты не были. А был процитирован следующий абзац. Черчилль с огорчением констатировал: “От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике опустился поперек континента железный занавес. Позади этой линии лежат все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы. Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София...”

Истерическая реакция Сталина на фултонскую речь очень четко показывает, что Черчилль разгадал его план отгородиться от мира. Ибо только в полной изоляции мог существовать сталинский режим, а война изоляцию несолько нарушила. И был опущен, по удачному выражению Черчилля, железный занавес. Термин, которым историки широко пользуются до сих пор.

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015