РОК-ПОСЕВЫ

Читайте также:

20 февраля 1981: David Bowie - 3

Добрый вечер, друзья. Сегодняшней программой мы закончим рассказ о Дэвиде Боуи, начатый две недели назад. Эпиграфом к этому рассказу, пожалуй, могло бы послужить четверостишие московского поэта Игоря Гарика:

Слежу со жгучим интересом
за многолетним тайным боем
во мне воюют ангел с бесом
а я сочувствую обоим

Ангел с бесом воюют во всех нас, но разница в случае с Дэвидом Боуи, быть может, в том, что за этим боем ангела с бесом в душе нашего героя следил не один, а сотни тысяч - все те, кто покупали или слушали его пластинки. В песнях Дэвида Боуи - лирических и задорных, но чаще - мрачноватых, холодных и сюрреалистических - этот многолетний тайный бой в его душе проявлялся особенно отчетливо. Иначе, пожалуй, и быть не могло, поскольку рок-н-ролл требует полной искренности от своих звезд. Музыка эта создается молодежью и для молодежи, или перефразируя известное выражение: "Рок-н-ролл - это молодость мира и его создавать молодым!" Наверное именно поэтому эта музыка постоянно обновляется, именно поэтому в ней так быстро появляются, а подчас и так же быстро гаснут звезды. Звездами же первой величины могут быть только те, кто не покоится на лаврах, а экспериментирует, думает, ищет и питает ненасытную публику новыми музыкальными и прочими идеями. В рассматриваемый нами момент, в 1973 году, поклонники Дэвида Боуи были вполне довольны идеями, которыми он их напитал - я имею в виду, что его "космический " образ, созданный после альбома "Ziggy Stardust" никому еще не приелся - спрос на его выступления был огромный. Однако, сам Боуи чувствовал себя как доктор Франкенштейн: творение рук его превращалось в неконтролируемого монстра. Боуи не хотел больше быть Зигги Стардастом. "Хорошо бы, - сказал он тогда в беседе, - чтобы пластинки мои перестали покупать и слушать - можно было бы спокойно заняться сейчас чем-нибудь другим".

  Музыка David Bowie   Sorrow   

"Sorrow" ("Печаль") с альбома "Pin Ups" 1973 года. "Pin Ups" буквально "приколки" - это вообще - картинки артистов или кинозвезд, которые поклонники прикалывает на стенку. Действительно, на обложке пластинки Дэвид Боуи и супруга его, Анджела, в неземном золотистом гриме выглядят очаровательно: хоть тут же на стенку вешай - но смысл альбома был в другом. Картинками на стену, в переносном смысле , были здесь любимые группы Дэвида Боуи, песни которых он исполнял в своей обработке. В частности, песня "Sorrow" ("Печаль"), которую вы только что слышали, взята из репертуара группы "Mersey"; были на пластинке песни и других групп: "Kinks", "The Who", "Pink Floyd" и других. Публика приняла пластинку хорошо - только предварительных заказов на нее поступило более 150 тысяч, а в декабре 1973 года фирма "RCA" преподнесла Боуи поздравительный адрес по случаю небывалого достижения - в течение почти пяти месяцев в списке популярных альбомов находилось одновременно пять его авторских пластинок! Музыкальная критика, однако, почувствовала себя обманутой, если не оскорбленной. Газеты, которые по природе своей любят все новое, широко освещали пришедшиеся им по вкусу эксперименты Боуи, пропагандировали его космический образ и вдруг - известный новатор, сотрясатель основ буржуазного благополучия - выпускает вдруг альбом полузабытых песен старых групп. Одна из музыкальных газет назвала пластинку - "плодом бессмысленного самолюбования", а самого Дэвида Боуи - "поющим домом моделей". Но, как говорится, нет худа без добра: относительный неуспех альбома "Pin Ups" давал Боуи передышку и как бы уменьшал ответственность за следующий - ведь после отличной пластинки от тебя ждут чего-то выдающегося, а после посредственной пластинки и просто хорошая сойдет за отличную!

  Музыка David Bowie   Changes   

Следующая пластинка называлась "Diamond Dogs" ("Алмазные собаки"). Альбом "Алмазные собаки" вышел через год после "Pin Ups" и был полной его противоположностью. Если "Pin Ups" - была пластинкой сборной, альбомом старых любимых песен разных авторов, то "Алмазные собаки" - был альбомом концептуальным, т.е. подчиненным единому замыслу и альбомом авторским. Еще из ранних пластинок было видно, что Дэвида Боуи оптимистом не назовешь - будущее всегда представлялось ему в довольно мрачном свете, а уж на этой пластинке фантазия автора рисовала совсем уж суровую картину: то ли из-за повышенной радиации, то ли из-за причуд эволюционной теории, но только в человеческие гены закрадывается злая мутация: человек начинает постепенно превращаться в человека-собаку. Конечно, в первую очередь это затрагивает простых тружеников, привилегированным кругам удается пока, по блату, сохранять человеческий облик и жить по-человечески. Все это порождает беспокойство и всяческие брожения: понятное дело, собачей жизни никому не хочется. Как видите смысл альбома достаточно зловещий. Однако, в отличие от предыдущих пластинок, музыка в которых была проникнута неким надрывом, на этом альбоме Боуи начинает во все большей степени использовать элементы негритянской музыки, и от этого песни, мрачные по сути, начинают звучать вполне жизнерадостно. Радостная песня со зловещим смыслом - это ли не настоящий диалектический подход к жизни?

  Музыка David Bowie   Diamond Dogs   

К этому времени Дэвид Боуи со своей семьей пару раз уже менял место прописки, каждый раз значительно расширяя жилплощадь. Однако и в просторном доме в Кенсингтоне, в фешенебельной части Лондона, как то не сиделось и решено было семейную базу перевести в Соединенные Штаты, в Калифорнию, туда, где под ярким солнцем юга зреют сочные плоды. Весна и лето 1974 года проходят в американских гастролях, организованных с невиданным ранее для рок-концертов размахом - только постановочные расходы составили почти четверть миллиона долларов и еще столько же ушло на декорации и транспорт. Через огромную сцену был построен арочный мост, по сверкающим алюминиевым стенам сочилась алая кровь, с вершины моста Боуи опускался на сцену во вращающемся кресле с гидравлическим приводом ну и так далее. Световые эффекты, смена костюмов - за время концерта Боуи переодевался двенадцать раз, превосходя по скорости одевания рядового на пятом месяце срочной службы. Специальные подъемные краны в определенный момент опускали огромные зеркала, что, в сочетании со специальным светом создавало впечатление присутствия нескольких Дэвидов Боуи на сцене, так, что и понять - кто же настоящий было нельзя. Во время исполнения песни "Space Oddity" ("Космическая причуда") - той самой, где космонавт майор Том решает порвать кабель жизнеобеспечения и умереть в космосе - Боуи, на манер принца датского, поглаживал рукою человеческий череп. Конечно же, концерт производил ошеломляющее впечатление не декорациями, светом или костюмами, главное было - в магическом воздействии на аудиторию Дэвида Боуи, но об этом - как расскажешь ? Или, как сказал поэт:

Когда врагов утешат слухом
Что я закопан в тесном склепе
То кто поверит ста старухам
Что я бывал великолепен?

  Музыка David Bowie   Fame   

"Fame" ("Слава") с альбома "Young Americans" ("Молодые американцы") 1975 года.

"Что это, - скажет тут иной слушатель, сторонник чистого искусства, - музыка диско?" Действительно, песни Боуи 1975 и 1976 года написаны под влиянием музыки соул и по ритмической структуре напоминают пресловутое диско. Однако, не надо забывать, что песни эти написаны за несколько лет до того, как волна диско-музыки, в коммерческом варианте, заполонила эфир. Дэвид Боуи, таким образом и в этой области был одним из первых белых музыкантов, предтечей того, что стало широко модным лишь спустя два-три года. Послушаем заглавную песню с альбома "Young Americans" ("Молодые американцы")"Young Americans".

  Музыка David Bowie   Young Americans   

"Young Americans" ("Молодые американцы") с одноименной пластинки 1975 года. Летом 1975 года Боуи уезжает в Мексику - сниматься в фильме "Человек, упавший с неба". Название фильма собственно выдает весь его сюжет - человек упал с неба и ему никак не привыкнуть к диким для него земным порядкам, и он ведет себя, как будто с неба свалился. Фильм был задуман, как серьезный и таким он и получился - в основном за счет личности Дэвида Боуи, он и кассовым-то стал - тоже из-за него. В 1976 году выходит еще один альбом, так сказать, в стиле "диско" - "Station To Station" ("От станции к станции"), он знаменует собой конец калифорнийского периода. Боуи переезжает жить в западный Берлин. Это объяснялось, отчасти его интересом к культуре и искусству Германии двадцатых-тридцатых годов, отчасти, по-моему, тем, что западный Берлин, этот островок белого в море красного, огороженный проволочным забором с трех сторон и стеной - с четвертой, как нельзя более подходил Боуи по декадентским и упадническим соображениям. К этому же времени относится его нашумевшее высказывание о том, что Англия готова к диктатуре, готова к новому Гитлеру. Однако уже вскоре, на повторном интервью, он спокойно пояснил, что умышленно возмутил общественное мнение, чтобы заставить людей задуматься: Англия готова к новому Гитлеру, но это не значит, что он ей нужен. "Лично же я, - сказал Боуи, - скорее склонен к коммунизму, чем к фашизму - в нем, по крайней мере есть нечто добродетельное. К тому же я - полуеврей".

  Музыка David Bowie   TVC 15   

"TVC 15" песня с пластинки "Station To Station".

В этой песне поется о том, что молодую девушку, подругу героя, заживо съел телевизор. Мы, конечно, знаем, что при современном состоянии электроники это пока невозможно, но все же мысль заслуживает внимания. В 1977 году Боуи выпускает два альбома - "Low" ("Низко") и "Heroes" ("Герои"). В последние годы, кроме работы над двумя альбомами - о последней пластинке - "Чудо-юдо" мы говорили уже неоднократно в разных программах, Дэвид Боуи вновь снимался в кино - в фильме "Жиголо" с Марлен Дитрих, а также с успехом сыграл заглавную роль в спектакле "Elephant Man" ("Слоновый человек"), поставленный на Бродвее. Здесь ему выпала трудная задача - сыграть урода, пораженного слоновой болезнью, трудная еще потому, что от грима он напрочь отказался. Недавно в газетах промелькнуло сообщение что Дэвид Боуи купил в Лондоне, в родном районе Брикстон, здание кинотеатра и собирается после его перестройки и переоборудования открыть там свой театр. В продолжение всей своей творческой карьеры Дэвид Боуи поражал своих поклонников быстротою своих трансформаций: только, бывало, привыкнут к тому, что волосы у него морковного цвета, а сам он - космический человек, а он - бац!, глядишь, уже нормальный русый паренек в кепочке, играет негритянский джаз. Поэтому мы, заканчивая наш незаконченный рассказ о Дэвиде Боуи, пожелаем ему многократных и творчески продуктивных трансформаций - превращайся, дорогой Дэвид, в кого угодно, но всегда только оставайся при этом самим собой! Счастливо, друзья.

<< возврат

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru
seva.ru © 1998-2015