РОК-ПОСЕВЫ

Слушайте эту передачу:

 mp3

28 мая 1982: Todd Rundgren - 2

Добрый вечер, друзья. На прошлой неделе мы начали рассказ об американском музыканте и продюсере Тодде Рандгрене. Эта программа передавалась по нашему молодежному радио "BBC1", шла она в течение часа. Я решил дать вам представление, как делаются тематические программы на местной радиоточке, поэтому ничего не добавил, не убавил а просто перевел прямую речь с иностранного на понятный всем язык и разбил часовую ленту на две половинки. Вот эту-то вторую половинку мы сегодня с вами и послушаем. Начнем там, где в прошлый раз нас прервали:

Несмотря на постоянный выпуск пластинок с ансамблем "Utopia", а также своих сольных пластинок, Тодд Рандгрен находил время чтобы продюсировать записи других артистов.

"Зачастую продюсировать записи других - приносит большее удовлетворение, в каком-то отношении, чем записывать собственные пластинки. Здесь и опыт общения с разными музыкантами, работа в различных музыкальных стилях; с моей личной точки зрения это приносит больше удовлетворения, потому что чувствуешь ответственность за то, что происходит."

Каждую неделю к Рандгрену обращается два-три человека или коллектива с просьбой быть их продюсером. Почему обращаются именно к нему?

"В значительной степени, по-моему - потому что я сам музыкант, потому что я понимаю, что происходит, могу аранжировать в различных стилях и, быть может, могу лучше выразить то, что музыканты делают. Многие просили меня продюсировать их записи после того, как послушали мои пластинки - их, скажем, привлекает звучание или какой-то эффект - они хотят добиться чего-то подобного. Это, пожалуй, главное преимущество. Я в состоянии сделать звучание пластинки каким угодно - можно, скажем, воспроизвести звучание определенного периода или записи, можно создавать новые звуки, которых в природе не существует и так далее. По большей части люди приходят, зная, чего они хотят добиться, и у меня достаточно опыта, чтобы воплотить их идеи на пленке."

В 1976 году Тодд Рандгрен выпустил альбом с бывшим гитаристом группы "Gong", Стивом Хилладжем.

"Стив, кстати говоря, жил здесь, спал прямо в студии когда мы записывали этот альбом. В музыкальном отношении пластинка была плодотворная, хотя записывать ее было трудно, вернее трудно было слепить ее воедино. Ничего в этом плохого нет, я так обычно работаю со своими пластинками - есть какие-то кусочки, отрывки, которые соединяешь постепенно в одно целое. При этом, правда, не надо испытывать терпение автора. Решения я обычно принимаю быстро - я долго сидеть и размышлять - делать это, не делать это - не люблю. Но здесь, так сказать, вызревание, происходило медленно, приходилось ждать - но в конце концов результат оправдал все усилия, с музыкальной точки зрения."

В философском смысле Рандгрен быстро осознал истину, неоднократно подчеркивавшуюся в этой серии программ, а именно - в конечном смысле продюсирование - это не просто союз музыки и техники записи.

"Продюсирование в широком смысле - вне зависимости от того, какой степени мастерства человек достиг - включает в себя еще и умение принимать решения и, если надо, быть дипломатом, что, в общем, ничего общего с твоим стилем в музыке, или способностью создавать звучание - не имеет. В значительной степени - это умение поддерживать в студии рабочую дисциплину, чтоб народ не расхолаживался. Этому я не сразу научился - несколько пластинок я спродюсировал, пока выработал свой стиль дипломатии. Во-первых, надо действовать так, чтоб людей против себя не восстанавливать, но, с другой стороны, и без руководства их не оставлять."

Оставив в стороне дипломатию, если мы разделим продюсеров на различные категории - по экстравагантности рабочих методов, то Рандгрен будет далеко не первым в списке.

"У меня к продюсированию минималистский подход - если я делаю соло-альбом - то в студии кроме меня и магнитофонов никого нет. Texперсонал я приглашаю лишь тогда, когда он действительно необходим: скажем, зовешь звукотехника, когда он нужен, подчас можно и без него обойтись - если пишешь оркестр, то конечно, оркестр должен быть в студии - но никого больше, потому что от лишних людей возникают всякого рода осложненные отношения, этакая внутренняя политика - а ведь в студию люди пришли, чтобы музыку записывать."

Одним из самых крупных успехов Рандгрена, несомненно, является продюсирование в 1977 году пластинки группы 'Meatloaf' ('Мясной Рулет'), которая называлась "Bat Out Of Hell" ("Летучая мышь из преисподней").

"В тот период я продюсировал не так много и один общий знакомый познакомил меня с певцом, он хотел, чтобы я продюсировал пластинку. Мы устроили небольшое представление: Джим Стейнман на рояле, я и еще пара человек подпевала. Мы прослушали весь материал. В ней было что-то такое необычное, странное, что я просто вынужден был согласиться. Откуда мне было знать в то время, что из этого получится в будущем, какие последствия для нас всех это будет иметь."

"Джон Стейнман подавал идеи, а я осуществлял их в аранжировках, он предлагал, а я воплощал это в конкретном виде. Митлоуф стал для Стайнмана своего рода троянским конем, внутри которого его песни и идеи так сказать, проехали в альбом. Он воспользовался и голосовыми связками Митлоуфа, потому что он говорил им что и как петь."

"Bat Out Of Hell" ("Летучая мышь из преисподней") стала, в конце концов колоссальным международным успехом, хотя пластиночной кампании "CBS" пришлось потратить несколько месяцев на то, чтобы оторвать от земли столь необычную концепцию и сдвинуть альбом с места."

"С точки зрения музыкальной пластинка получилась вполне удовлетворительной. Мы не ожидали, что она пойдет так широко, мы думали что это - прилично спетая, умеренно коммерческая вещь. Я считаю, что нужно отдать должное фирме грампластинок - вообще многие пластинки своим успехом или неуспехом обязаны пластиночным кампаниям, популярность альбома необязательно определяется его достоинствами. В данной случае фирма не дала альбому умереть естественной смертью, потому что поначалу, когда пластинка только вышла кампания ничего для нее особого не делала. Но потом эту пластинку неустанно рекламировали и толкали в течение года - и после года дело пошло. А уж когда дело идет, то идет по-большому."

"Летучая мышь из преисподней" была пластинкой грандиозно задуманной и выполненной. Следующий проект Рандгрена был намного проще и скромнее, и, к сожалению, намного менее успешным: в 1978 году он приехал в Лондон продюсировать пластинку Тома Робинсона.

"Работать с ним было здорово, выслушивать потом нападки критики было ужасно, но делать саму пластинку было весело - причем веселились все. Тут поневоле задумаешься: если учесть что мы записали альбом в сжатые сроки - чуть больше недели и записывали его с большим удовольствием, а потом, когда пластинка была окончена, я подумал - колоссально, это - определенно шаг в каком-то направлении, - а потом критика обливает нас ушатом холодной воды, мягко выражаясь, до такой степени, что фирма грампластинок с поджатым хвостом бежит прочь и отказывается тратить деньги на рекламу пластинки - тут поневоле задумаешься. Как я слышал, после этого альбома Том Робинсон записывал обычные песенки, которые он написал то ли с Элтоном Джоном, то ли еще с кем-то. Я считаю, что артист, музыкант, должен быть свободен и делать то, что ему нравится и не должен выслушивать все это дерьмо от людей, не имеющих творческого вдохновения и не создающих своей музыки."

В 1978 и 1979 годах Тодд Рандгрен работал с Риком Дерринджером и группой "Tubes", он также возобновил контакты со старой приятельницей Патти Смит и продюсировал ее пластинку "Wave" ("Волна"). Рандгрен и Смит были знакомы давно, но никогда прежде он не был продюсером ее пластинок. Итак, почему же?

"Было для этого пара причин: одна - это то, что в тот момент она знала, что пластинок - по крайней мере в ближайшее время - она больше записывать и выпускать не будет. Мы с Пэт давно были друзьям: и мне кажется, она решила воспользоваться такой возможностью, так сказать, напоследок. Это - одна причина. Другая - поскольку мы были приятелями - быть может это и не убедительная причина - но она хотела, чтобы я слепил нечто целое из частей, а частей-то всех там не было, она хотела чтобы я заполнил разрыв, который заполнить было почти невозможно. Пэтти наполовину уже была не там, во-первых, она уже переехала в Детройт к своему другу, а оркестр не репетировал и не играл вместе, пришли в студию, материал не готов, подчас его просто не было. Было одно - обязательство перед компанией выпустить альбом. Пришли в студию, готовые записывать пластинку, но совершенно к этой записи не готовые. На меня таким образом легла ответственность что-то выдать, придать этому какую-то форму. По большей части я просто не знал, что делать - во всяком случае, учить Пэтти, как создавать музыку, я просто не вправе. Для меня это было трудное положение. Если ли бы она не была мне приятельницей, я бы вел себя иначе. Я, если надо, еще ей помогу, но только я надеюсь, что в следующий раз все будет лучше подготовлено, будет более собрано".

Действительно, пластинка не вызывает ни особого интереса ни чувства, за исключением одной песни, которая была потом выпущена отдельной сорокапяткой - "Dancing Barefoot" ("Танец босиком").

"В группе басиста как такового не было, поэтому мне пришлось играть на басу, да и на других инструментах тоже. Эта песня - как и большинство других на пластинке - не была подготовлена или отрепетирована и была сделана прямо в студии в процессе записи. Такое бывает, и эта песня оказалась удачнее других."

Будучи другом Пэтти Смит, Рандгрен помог ей во многом: подавал идеи, аранжировал песни, играл на разных инструментах на пластинке. Однако до какой степени ему приходилось использовать свое умение играть или писать оркестровки на альбомах других артистов?

"В различной степени. Например, как оркестровщик - иногда это лишь детали оркестровки, которые делают общее исполнение более убедительным, но в разных случаях положение разное. Мне кажется, послушав пластинки, можно сказать - на каких я участвовал, как оркестровщик в большей степени, а на каких - в меньшей. Например, на двух последних альбомах группы "Tubes" я делал много оркестровок, давал общие композиционные решения и тому подобное, и, мне кажется, это заметно."

А теперь давайте снова обратимся к пластинкам группы "Utopia" и к сольным пластинкам Рандгрена, выпущенным начиная с 1970 года. За двенадцать лет их выпущено семнадцать. Что касается записей "Utopia", то Рандгрен следит за тем, чтобы решения при записи пластинок принимались как можно более демократичным образом. Однако - в чем по его мнению разница между записью сольных пластинок и альбомов, записанных с группой?

"Ну, когда я записываю сольную пластинку, многое зависит от материала - песни могут быть целиком о том, что я думаю или чувствую, и что другим думать или чувствовать необязательно и теперь, в последнее время, на моих пластинках исполнителей, кроме меня, нет. Не потому, что мне не нравится играть с другими музыкантами, но потому, что по какой-то причине людям нравятся мои сольные пластинки больше, чем те, которые я записал с кем-то еще. Может потому что у них есть определенное качество, цельность, чего на других пластинках нет. Например, играя на гитаре, точно знаешь, какую партию играет басист, потому что басист - эта я сам, точно так же я точно знаю, что играют все остальные музыканты, потому что все они - это тоже я. Но вот когда записываешь пластинку "Utopia", возникают небольшие вариации и отклонения, которые неизбежны при работе с другими музыкантами. Так называемая псевдополудемократия - неизбежный аспект ансамблевой записи. Однако у нас отличные рабочие взаимоотношения, в студии никаких проблем не возникает: песни мы делаем быстро, довольно быстро их репетируем, обстановка непринужденная, все образуется само собой - не то, что исполняется тщательно продуманный шедевр. Мы, в сущности исполнительский ансамбль, хотя запись наших альбомов подчас требует немалого продюсерского труда."

Для некоторых наблюдателей жизнь самого Рандгрена представляется несколько утопичной: он записывает что хочет, когда хочет - у него собственная студия в своем доме. Рандгрен - не только музыкант, но и превосходный звукотехник, посвященный во все подробности новейшей радиотехнологии, а также возможности современной видеотехники. Однако, его собственная студия не так уж насыщена новинками, как это могло бы быть.

"Я по-видимому считаю, что где-то надо остановиться. В течение последних семи-восьми лет я по сути, пользуюсь тем же оборудованием: я не перешел на цифровую систему записи, не пользуюсь автоматикой. Цифровой системой не пользуюсь, потому что это хлопотно и слишком дорого, а автоматикой не пользуюсь, потому что очень люблю микшировать вручную, потому что это - завершение всех предыдущих процессов - сведение в конце всего воедино. Для меня это - как выступление на сцене, я стараюсь микшировать, по возможности, делать без последующего редактирования и резки - за один заход. При автоматическом микшировании, когда закладываешь все в программу компьютера по кусочкам, такого удовлетворения не получишь. Так что за последние семь лет почти ничего не изменилось, иногда я оборудование меняю на новое, но той же модели. Правда, я перешел с шестнадцатидорожечной записи на двадцать четыре дорожки."

Есть много общего между Рандгреном и другими продюсерами,но существует и много отличий. Считает ли он сам себя отличающимся от других, если да, то чем?

"Я уверен, что многие работают по тщательно разработанной системе, я уверен, что многие продюсеры зависят от самими же выработанных неписаных правил и устоев, которые они стараются не нарушать. Например они работают с тем же звукотехником, с тем же аранжировщиком, с теми же музыкантами. Я чувствую большее вдохновение в обстановке спонтанности, я легче впадаю в так называемое объективно-субъективное состояние, когда слышу что-то новое, ранее неслышаное."

Программу мы закончим композицией с только что вышедшего альбома группы "Utopia" "Swing To The Right" ("Покачнись направо").

<< возврат

пишите Севе Новгородцеву:seva@seva.ru | вебмастер: webmaster@seva.ru | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2015