СЕ-НО:БЛОГ

10.06.2016 На старом "Мерседесе" по древней Европе ч 25

Золото царя Филиппа II

 

Путушествие наше подходило к концу. До последней точки в Родопских горах оставалось 325 километров.

 

Покидая Салоники, еще раз проехали мимо памятника Александру Македонскому.

 

Когда Александр появился на свет, его отец, Филипп Второй, был на войне.

 

В один день с гонцами пришли три вести – что его любимый генерал Парменио одержал победу в битве с иллирийцами, что его кони стали чемпионами в гонке колесниц на Олимпийских играх и что у него родился сын, Александр.

 

Потом стало известно, что в день рождения Александра (c 20 на 21 июля 356 года до нашей эры) сгорел знаменитый храм Артемиды Эфесской, одно из семи чудес античного мира.

 

Плутарх по этому поводу заметил, что Артемида была слишком занята родами Александра и пропустила пожар.

 

История известная: некий тщеславный гражданин по имени Герострат поджег храм, желая прославиться любой ценой.

 

Герострата казнили, а имя его решили стереть из памяти навечно, в документах о нем говорили только как об «одном безумце».

 

Александр, сменивший отца на Македонском троне в 336 г до н. э, предложил восстановить храм Артемиды за свой счет, но эфесяне тактично отказались. Строительство (из городской казны Эфеса) началось только после смерти Александра.

 

Военные успехи Александра Македонского были бы невозможны без армии, которую ему оставил отец, Филипп Второй. Он сделал армию профессиональной (при нем стали служить круглый год, а не в перерыве между посевной и жатвой) и получать жалованье.

 

Налогов в древней Македонии не было, царская казна пополнялась из доходов с земель, портовых сборов и … золота.

 

Филиппу Второму удалось получить от афинян территорию с горой Пангеон, а в этой горе открыли залежи кварца с вкраплениями золотых жил.

 

Экономическая модель была простая: захваченные на войне рабы вручную добывали породу, потом ее крошили, вымывали золото, делали слитки.

 

Филипп объединял разрозненные греческие территории не только военной силой или хитрой дипломатией, он применял подкуп.

 

«Не найдется такой крепости, - говаривал Филипп, - которая не открыла бы свои ворота перед моим осликом, груженым золотом!»

 

Демократические Афины были Филиппом очень раздражены. Сохранились знаменитые речи Демосфена:

 

«Если этот человек относится ко всем с такой наглостью теперь, то как вы думаете, что же он станет делать тогда, когда подчинит своей власти каждого из нас поодиночке?

… Когда то все греки с воодушевлением относились к свободе, а теперь так покорно терпят рабство. Да, было тогда, было, граждане афинские, в сознании большинства нечто такое, чего теперь уже нет, - то самое, что одержало верх и над богатством персов, и вело Грецию к свободе, и не давало себя победить ни в морском, ни в сухопутном бою; а теперь это свойство утрачено, и его утрата привела в негодность все и перевернула сверху донизу весь греческий мир».

 

Гора Пангеон, сделавшая так много для коррупционного объединения древней Греции, находилась у нас на пути.

 

Узнал я о ней случайно. Еще на работе, на Бибиси, я увлекся видеоклипами про старателей. Одни ищут золото, промывая грунт на драгах (как, скажем, на Аляске), другие ходят под засушливым местам с металлоискателем в руке (как в Австралии).

 

Увлечение мое не прошло мимо внимания наблюдательных коллег. Как говорится в известном «гарике»: человек совсем не одинок, кто нибудь всегда за ним следит!

 

В данном случае, однако, это были друзья, на день рожденья они тайком скинулись и подарили мне металлоискатель известной американской марки.

 

Планируя переезд и маршрут путешествия, я не мог забыть о своей золотой лихорадке. Поиск привел меня в историю древней Греции, к горе Пангеон. Болгары называют ее Кушница, поскольку во времена Великого Болгарского царства она была на их территории.

 

Я отыскал гору Пангеон, внимательно рассмотрел ее на карте Гугла, в режиме спутника. Видны изгрызанные склоны, видимо места добычи руды.

 

Гора находится в 40 километрах от города Кавала, где мы сделали привал на нашей последней финишной прямой. Чудесный приморский курортный и рыбацкий городок на северном побережьи Эгейского моря. Туристы, в основном, из Греции, поэтому излишней галантерейности, какую видишь в популярных местах, здесь нет.

 

В ресторанах кухня простая, традиционная, честная. Несмотря на осень (конец октября) удалось искупаться в море.

 

Подходила оговоренная дата для конца отделки нашей квартиры, тут уж не до древнегреческого золота, надо было ехать в новую обитель.

 

Металлоискатель так и пролежал в багажнике, вместе со всем остальным скарбом, вошедшим в историю переезда как «13-й кубометр».

 

Из Кавалы взяли направление на Ксантию, оттуда идет вновь построенная по Евросхеме дорога на Златоград. Сами понимаете, «город золота» я объехать не мог.

 

Людям со слабым вестибулярным аппаратом эту дорогу я рекомендовать не могу, но для любителей нетронутой природы она в самый раз.

 

Серпантина вилась среди зеленых гор, не испорченных ни единым строением, устремляясь к Болгарской границе.

 

 

<< возврат

 

пишите Севе Новгородцеву:[email protected] | вебмастер: [email protected] | аудиозаписи публикуются с разрешения Русской службы Би-би-си | сайт seva.ru не связан с Русской службой Би-би-си
seva.ru © 1998-2021